Блог Еженедельник «Флутц»

Ошибка Королевы

Пекин уже не так близко…

Взлелеявшая наполеоновский план по захвату Золотого Трона с помощью своей Ангельской Рати леди Яна пришла к выводу, что для родового замка Петушиный Утес – не самое эпичное название. Поэтому она решила переименовать его в нечто более грозное и величественное, что внушало бы жалким смертным священный ужас. Потратив на это значимое дело около двух недель, честолюбивая женщина наконец остановилась на том, что Ангельский Мыс будет сполна соответствовать и предназначению, и содержанию. О чем поспешила со всей помпезностью и свойственным ей апломбом уведомить сначала челядь, а потом и весь остальной мир. Но, как назло, какие-то злые языки не упустили случая в очередной раз посмеяться над леди Яной и переиначили замок на свой лад, где слова «ангельский» и «мыс» были заменены непечатными аналогами. Хозяйка пришла в ярость. Наверняка это были неотесанные солдафоны из Капитанских Конюшен, которые никогда не отличались воспитанием и уважением к высокородным особам. Леди Яна терпеть их не могла за то, что они ответили ей грубым отказом, когда она великодушно предложила наглым мужикам служить ей и тренировать ее «ангелов». В приступе гнева она даже было решила натравить на них Безликих и в ту же секунду заледенела от страха. Одна мысль о бездушных инквизиторах Верховного Трибунала вызывала у нее священный ужас. Если Безликие узнают о ее делишках и связях, тогда леди Яна распрощается не только с титулом и положением.

*

Следующее состязание должно было пройти в Речном Оплоте. В столицу собирались прибыть лучшие атлеты королевства и прилегающих земель, но увы, дошли считанные единицы, отчего запланированный турнир не мог похвастать ни размахом, ни помпезностью. Больше всего публика ожидала леди Евгению, которая недавно вернулась в родной замок и помирилась с Хрустальной Королевой. Воскрешенный союз предрекал новые победы и новые вершины. К сожалению, леди Евгения снялась с соревнования по причине травмы, что вогнало ее страстных почитателей в глубокий траур. Во второй раз за последний месяц.

На турнир явилась сама королева Тутберидзе в сопровождении верного и безропотного десницы Глейхенгауза и как всегда немногословного Учителя. Ее Величество самолично хотела вывести на ледовое ристалище свою лучшую ученицу – принцессу Камилу, новую надежду королевства. Целью было не только сорвать заслуженные овации у публики, но и убедиться, что ее требования будут удовлетворены. На соревнование заявилась леди Александра, ее бывшая воспитанница. Она была опасна, а сэр Плющенко, вопреки словам недругов, явно вкладывал силы в свою новую подопечную, так что Королеве нельзя было рисковать. Нужна была гарантия победы.

На турнире лично присутствовали Лютомопс и Его Грибейшество. Королева не была глупа или наивна, она прекрасно понимала, что они притащились сюда не ради того, чтобы насладиться соревнованием, а чтобы обеспечить победу своей протеже, леди Евгении из Дома Девятовых, которую навязали Тутберидзе месяцем ранее. Леди Евгения снялась с турнира буквально накануне, и между заклятыми союзниками случилась очередная ссора, в которой Лютомопс обвиняла Серсею Георгиевну, что та не справилась с возложенными на нее обязанностями. Королева, которая была изрядно раздражена неурядицами последних дней, тоже не скупилась на слова. Почувствовав, что при данном раскладе у нее есть некоторое преимущество, а пройдоха Лютомопс может не выполнить свою часть сделки, Королева пригрозила, что подробности фиктивной травмы леди Евгении, в частности, режиссер этого фарса, могут «случайно» выплыть наружу, если старуха отступится от своих слов. Хозяйка Дома Тарасовых буквально скрежетала зубами от злости, но ничего не могла поделать. Нет, на самом деле, у нее было достаточно козырей, чтобы низвергнуть строптивую владычицу, а ее крепость снести до основания. Но сейчас она нуждалась в Королеве как никогда, без нее Пекин останется только несбыточной мечтой. А потому она нехотя уступила женщине и заверила ту, что принцесса Камила может рассчитывать на безоговорочную победу, а леди Дарья – на достойный приз. Полностью удовлетворенная королева Тутберидзе гордо удалилась, а Лютомопс боролась с желанием вцепиться ей в горло. Но пока рано было сводить счеты, а потому в этом раунде она позволила Королеве считать, что та победила. Королева тоже понимала, что если дойдет до настоящего противостояния, то ей не сносить головы – слишком завязла она в этом двуличном альянсе. Она просто сыграла на страхе и зависимости Лютомопса, позволив старухе удовлетвориться мыслью, что она совершает тактическое отступление. Ведь без нее старая ведьма может и не мечтать о Пекине. В общем, обе женщины посчитали себя победителями в споре, который они заранее проиграли, не имея возможности исполнить ни одну из своих угроз. Но на публику приходилось поддерживать хотя бы видимость этого шаткого союза, ибо незримое присутствие Безликих буквально ощущалось в воздухе и не давало вздохнуть свободно.

*

Настал день ледового побоища. Прибывшие на арену зрители были взбудоражены накалившимся противостоянием между вассалами Хрустальной Королевы и сэра Плющенко из Дома Рудковских. Казалось, одного неосторожного слова было достаточно, чтобы люди начали колотить друг друга.

Из-за тлеющего противостояния вассалов турнир начался с небольшого казуса. Откуда ни возьмись, на лед вышло существо в ободранных лохмотьях с растрепанными волосами и принялось выделывать непонятные телодвижения на глазах у всего честного народа. Кто-то воскликнул, что это белый ходок, прорвавшийся сквозь Северную Заставу, кто-то – что это утопец из предместья Вызимы. И пока одни побежали вызывать Ночной Дозор, а другие вызванивали ведьмаков, оставшиеся на трибунах зрители пытались усмирить неистовое создание заговорами и молитвами. Но потом оказалось, что это никакой не ходок или утопец, а Елена Радионова в образе. Девушка просто хотела порадовать публику своим катанием и ничем подобного отношения не заслужила. Понявшие свою ошибку зрители сразу стали рукоплескать даме, восхваляя ее талант и женственность. На время воцарилось перемирие. Минут эдак на пять с половиной.

Соревнования взялась комментировать сама Лютомопс, и Королева не теряла бдительности, пристально следя за хитрой старухой. Но та явно пребывала в полусладком делирии из-за отсутствия своей любимицы, что более-менее успокоило женщину. Лютомопс всячески хвалила воспитанниц Королевы и не упускал случая ее саму облить ушатом лести, даже когда это было не к месту. Похоже, старая ведьма еще не окончательно выжила из ума и прекрасно понимала то неловкое положение, в котором сама оказалась. Впрочем, положение Королевы было немногим лучше. Союз с Лютомопсом и Его Грибейшеством пока что принес ей только головную боль и никакой выгоды. Поражение леди Евгении сулило полный крах ее честолюбивым мечтам. Проблема в том, что Хрустальная Королева совершенна не была уверена в ее успехе…

Юная принцесса Камила очень нервничала перед своим выходом. Все в один голос говорили, что меньше, чем через год именно она возглавит победный марш-бросок на Пекин. А ведь она сама недавно была простым атлетом! Немного помогало присутствие ее компаньонки, леди Дарьи. Камиле вдруг вспомнились загадочные слова леди Анны, которая осталась охранять крепость Кристалфелл. Она сказала Камиле, что «о баллах беспокоиться не придется». Принцесса не совсем понимала их значение. Поняла только после своего проката…

На оглашении результатов первого дня турнира судьи были в ударе, подданные Королевы – в восторге, а простые смертные – в осадке. Кое-то даже освистал трибуны и устроил дебош. Между вассалами Кристалфелла и вассалами Петушиного Утеса завязалась словесная перепалка. Леди Дарья и принцесса Камила возвращались в свои покои полностью ошарашенные. А так можно было?

Ее Величество была довольна и результатом, и податливостью Лютомопса. Поэтому она не упустила случая украдкой послать старухе торжествующий взгляд. Та ответила женщине кислой миной, которую не смогла скрыть даже маска. А еще Королева была довольна тем, что смогла посрамить и сэра Плющенко, и леди Александру, которой так и не простила уход под чужое знамя. Яростные вопли старого рыцаря и его жалких вассалов грели душу. Второй день сулил триумфальную победу и скорбную физиономию сэра Плющенко. Королева предвкушала фееричный финал. Но в этот раз заскучавшая судьба решила склонить чашу весов в пользу ее соперников.

Принцесса Камила вышла на лед с изображением Олгой-хорхоя на спине – гигантского змея из пантеона кочевников-дотракийцев. Смертоносный змей сулил поражение соперникам, но даже он не смог в это раз помочь девушке. Напряжение, выматывающие тренировки, завышенные ожидания ликующей публики – все это сказалось на душевном состоянии принцессы. В итоге она потерпела полное фиаско, удержавшись на пьедестале только потому, что на турнире было всего два серьезных соперника. Победа досталась леди Александре. Некогда одна из Хрустальных Змеек, девушка теперь упорно рвалась к победе, неся знамя Дома Рудковских.

Пребывавшая до этого в сонном оцепенении Лютомопс вдруг встрепенулась, не веря своим подслеповатым глазам. Принцесса Камила проиграла! Такого исхода она никак не ожидала, и это был настоящий подарок судьбы. И Лютомопс не упустила случая уколоть и без того уязвленное самолюбие королевы Тутберидзе. Она одарила леди Дарью и принцессу Камилу самыми снисходительными словами, подчеркивая каждый раз их поражение и ошибки. А во время отбытия Ее Величества старая интриганка послала союзнице торжествующую улыбку. Та ответила ей кислой миной, которую не могла скрыть даже маска. Их взгляды были красноречивее слов.

Лютомопс (мысленно): «Бес тебе в ребро, змеюка!»

Тутберидзе (мысленно): «Еще поквитаемся, старая ведьма!»

Возвращение в Кристалфелл проходило в полном молчании. Королева была мрачна и погружена в свои невеселые мысли. Перед ее глазами стояли торжествующие лица Лютомопса и сэра Плющенко, что настроения не добавляло. Десница делал скорбное выражение лица, а пока его госпожа не смотрела, он тайком доставал телефон и проглядывал фотографии, которая публиковала опальная королева Алина, вполне веселая и довольная жизнью в своем продолжительном изгнании. Принцесса Камила не смела слова произнести. Поймав украдкой взгляд Королевы, даже не обладающая сверхъестественным чутьем девушка поняла, что по возвращении домой ее, скорее всего, будут бить…

*

Турнир омрачился не только отсутствием атлетов. Молитвы и ритуалы Его Грибейшества и верховных сановников оказались бессмысленными, и буйствующая в стране зараза только разыгралась. Добралась она и до арены. Как это произошло никто не знал, и люди в панике стали вопрошать главного коннетабля и распорядителя турниров. Но тот, как обычно, не знал, что произошло, почему произошло и что с этим делать. А о напасти вообще узнал от народа. Все уже давно привыкли к бестолковости и бездействию высокопоставленного лорда Горшкова в критических ситуациях, а потому ему за глаза присвоили титул «Семь бед – Горшкова нет».

В это время в Речной Оплот прибыли северный Ночной Дозор и ведьмаки, чей вызов забыли отменить ретивые зеваки. Увидев город, в котором свирепствовала смертоносная зараза, и арену, полную неистовых существ, которые с остервенением кидались друга на друга, ругались и плевались, мало сведущие в нравах современного фигурного катания специалисты по истреблению всяческой нечисти решили, что это те самые лютые монстры, ради которых их и вызвали. А позже оказалось, что это просто вассалы Дома Хоффман и Дома Рудковских никак не могли выяснить, какая же из девушек должна была получить золотой приз.

Продолжение следует...

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья