android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
    Artboard Copy Created with Sketch.

    Календарь Олимпиады

    Медальный зачет

    baltika
    Блог Больше, чем клуб

    Возрождение роли вингера

    Тактика с использованием правоногих вингеров на левом фланге и наоборот распространяется все больше и используется все эффективнее. Так почему же многие вингеры играют не на своих флангах?

    Раньше футбол был проще. Большие парни играли в центре полузащиты и в центре нападения. Жесткие � на флангах защиты, яркие � инсайдов, жесткие и немножечко яркие, и яркие и немножечко жесткие � на флангах полузащиты, маленькие и юркие на флангах атаки. Левши играли слева, правши � справа. И еще один, совсем один, стоял в воротах.

    Прошло восемьдесят лет, и все стало гораздо сложнее. И не только потому, что даже игра вратарей теперь наделена неким тактическим смыслом. Вингеры сначала на какое-то время исчезли и стали элементом роскоши, музейным экспонатом, но сейчас они снова в цене, причем повсеместно. И тенденция такова, что правши теперь играют на левом фланге, а левши � на правом.

    Впрочем, всегда была горстка игроков, игравших именно так. Правша Том Финни, например, играл на левом фланге в великой атакующей линии сборной Англии вместе со Стэнли Мэтьюзом, Стэном Мортенсеном, Томми Лоутоном и Вильфом Мэннионом.

    Но играл вынужденно, потому что Мэтьюз уже застолбил за собой правый край. Позднее такие игроки как Денис Тюар, Крис Уоддл, Марк Овермарс и Робер Пирес, действуя на противоположном предпочитаемому ими фланге, были очень эффективны, используя свою сильнейшую ногу.

    Нынче такие вингеры есть практически в любой команде. В «Барселоне» Лео Месси превращающийся возможно в величайшего таланта со времен Диего Марадоны, смещается с правого фланга в центр, подстраиваясь под свою ударную ногу. Арьен Роббен будто заново родился в «Баварии», действуя в похожей с Месси манере. Правша Криштиану Роналду играет справа, однако он очень часто смещается в центр в поисках возможностей для удара, потому, что левая нога у него тоже очень сильная.

    То же самое происходит в Англии. Эшли Янг � правша, выполняющий роль левого вингера. Адам Джонсон играет справа в «Манчестер Сити», хотя он левша, а правша Крэйг Беллами играет слева. Некоторые, кстати, считают Джонсона лучшим в своем амплуа в этом сезоне. Нико Кранчар играет слева, но смещается в центр, чтобы использовать свою правую ногу. Дэмьен Дафф большую часть карьеры играл слева, но в «Фулхэме» раскрылся как раз на правом фланге.

    В «Уигане» левша Шарль Н′Зогбия проводит хороший сезон, играя на правом фланге. Стид Мальбранк в последние недели раскрылся на левом фланге. На уровне сборных Фабио Капелло в схеме 4-2-3-1 предпочитает использовать слева в своем атакующем трезубце Стивена Джеррарда. Так почему же эта тактика так эффективна и так широко распространилась в последние годы?

    Смерть традиционного вингера

    Герберт Чепмен, который предвосхитил большинство нынешних изменений в тактике, сомневался насчет эффективности привычной роли вингера еще до 1925 года, когда изменения в правилах определения офсайда спровоцировали отказ от схемы 2-3-5 в пользу построения WM.

    Его «Хаддерсфилд», выигравший Кубок Лиги в 1922, а позднее завоевавший три чемпионства в Премьер-Лиге, играл с двумя вингерами Джорджем Ричардсоном и Билли Смитом, которые полностью противоречили бытовавшему тогда стереотипу, что вингер должен играть исключительно по флангу.

    Передачи с фланга в центр, утверждал Чепмен, «тем более опасны, чем менее эффектны», чего нельзя сказать «о бессмысленной беготне по флангу до лицевой линии и навесах в центр штрафной, где перевес на стороне защитников в девяти случаях из десяти».

    «Арсенал» под руководством Чепмена, также трижды завоевывавший чемпионство, уже полностью соответствовал современным представлениям, играя с вингерами, которые регулярно смещались в центр с флангов, совершая большинство длинных точных передач своему форварду Алексу Джеймсу. Несмотря на их успех, образ вингера, изолированного на фланге, скованного зависимостью от своей сильной ноги, скользящего по флангу от зоны крайнего защитника до лицевой линии поля и совершающего навесы в штрафную площадь противника оставался идеалом созидания в атаке.

    В первый после Второй Мировой Войны год английские вингеры Мэтьюз, Финни, Лен Шеклтон, Бобби Лэнгтон, Джимми Муллен, Джордж Робб, Джонни Хэнкокс и Чарли Миттен активно заявили о себе. Проблема однако, заключалась в том, что они появились в тот момент, когда коллективный футбол стран коммунистического блока показал всю несовременность английской приверженности к индивидуальной игре.

    Михаил Якушин, в 1945 году главный тренер «Динамо» Москва, например, презрительно отзывался о Мэтьюзе. « В советском футболе руководствуются принципами коллективной игры», � говорил он. «Игрок должен быть не только хорош сам по себе, он должен хорошо вписываться в конкретную игру. Его индивидуальные качества важны, но мы на первое место ставим команду, а на второе � личности, поэтому мы не одобряем стиль Мэтьюза, поскольку он может навредить командной работе».

    Сборной Англии нужно было получить чувствительную оплеуху от Венгрии 3:6 в 1953 году, чтобы донести эту мысль Якушина до английских футбольных специалистов. Уж через шесть месяцев после этого Мэтьюз продемонстрировал образцовую игру вингера в финале Кубка Лиги в 1953 году.

    Что сыграло решающую роль в изменении роли вингеров, так это переход от построения WM с тремя защитниками к схеме с четырьмя оборонцами. Это процесс начался в Венгрии, Советском Союзе и Бразилии в пятидесятых годах и вошел в обиход после успеха сборной Бразилии на Кубках Мира в 1958 и 1962 годах. Три защитника в схеме WM по сути противостояли центральному нападающему противника.

    Идеальным для атакующей команды был быстрый перевод мяча с фланга на фланг, чтобы запутать защиту и создать свободное пространство на флангах атаки, куда могли бы врываться набравшие скорость вингеры. Если добавить в эту схему четвертого защитника, то пространство для скоростных фланговых маневров вингеров теряется.

    Именно это привело Альфа Рамсей и Виктора Маслова к изобретению схемы 4-4-2 (или точнее 4-1-3-2) в середине 60-х. По мере распространения их идей вингер становился крайним полузащитником, тем, кто выполняет кроссы в штрафную площадь, но помимо этого отрабатывает и в обороне.

    Схема 4-3-3, появившаяся в 70-х годах, могла бы возродить некое подобие вингеров в их чепменском понимании. Но в 80-е построения 4-3-3 уже практически не применялись и были вытеснены доминировавшими в ту пору схемами 4-4-2 и 3-5-2, которые Йохан Круифф назвал «смертью футбола» именно потому, что эти построения вычеркнули роль фланговых атакующих игроков.

    Возрождение роли вингера

    Когда появились схемы 4-2-3-1 и 4-1-2-3, призванные заменить 4-4-2, вингеры вновь стали играть важную роль. Дриблинг был действенным способом наказания за предсказуемость, которой страдает схема 4-4-2. Появление пары опорных защитников создало базу для возрождения роли вингеров.

    Но почему же все-таки большинство вингеров предпочитают смещаться в центр, нежели делать то, что им изначально было предписано � бежать до лицевой линии и оттуда делать кросс в штрафную площадь?

    Когда играешь с одним центральным нападающим, конечно, необходимо, чтобы и атакующие полузащитники могли забивать голы (и наоборот, игроки, которые сегодня действуют как крайние нападающие, в былые времена выполняли бы роль второго форварда), особенно если этот единственный форвард действует как мнимая «девятка» (часто отходит вглубь поля в поисках мяча или удобной позиции для начала атаки). Это вполне может объяснить, хотя бы частично, современные тактические тенденции.

    Тяжело объяснить, почему большинство передач в штрафную площадь совершаются, когда игрок с фланга смещается с мячом от линии ворот ближе к штрафной площади и оттуда навешивает. Это может быть, конечно, очень опасно, ведь вратарь начинает сомневаться, выходить ему из ворот на перехват или нет. Однако нет оснований полагать, что это опаснее, чем навес мяча после быстрого прохода по флангу, закрученный в сторону ворот.

    На самом деле, чисто интуитивно, кажется, что мяч, поданный на дальнюю штангу, требует всего лишь легкого касания, чтобы попасть в ворота, еще опаснее, что он может и без касания залететь в дальний угол. Такие голы очень часто встречаются в последние десять лет. Само по себе это может быть результатом возросшей роли вингеров или улучшенного и усложненного вращения современных мячей.

    Также причиной тому может быть либерализация правила офсайда, что вынуждает защитников выстраивать линию обороны ближе к своим воротам � закрученная подача на дальнюю штангу обычно еще более опасна, если игрок набегает на нее с шести ярдов, нежели с пятнадцати. Помимо этого голкиперу необходимо рассчитать угол подачи и время, необходимое, чтобы сыграть на выходе.

    Есть и другие преимущества игрока, смещающегося с фланга в центр. Во-первых, большинство крайних защитников играют традиционно (правши на правом фланге, левши � на левом), вингер, смещаясь в центр, уводит за собой крайнего защитника, противостоящего ему, при таком раскладе крайний защитник вынужден играть не самой сильной своей ногой. Во-вторых, вингер, смещаясь в центр, открывает свободную зону для прорыва своего крайнего защитника, что сейчас очень распространено.

    Связка Пиреса и Эшли Коула в «Арсенале» послужит отличным примером такой игры. Если брать современные команды, то это будут Иван Ракитич и Даниэль Праньич в сборной Хорватии, Джеррард и Коул в сборной Англии, а самый яркий пример � Месси и Дани Алвес в «Барселоне».

    Есть и еще один момент, связанный с пространством для прорыва к воротам. Крайний защитник, выдвигающийся против крайнего форварда, не позволяет ему ускоряться вдоль боковой линии до линии ворот. А если форвард смещается в центр, то создается зона для ускорения по диагонали к воротам. Этот факт, к примеру, позволил Месси отличиться в матче против «Штутгарта» в Лиге Чемпионов.

    То, что он собирался сделать, когда сместился в этой атаке с фланга в центр, было очевидно. Но самые лучшие усилия четверых защитников не могли его остановить из-за скорости, с которой он вышел на ударную позицию.

    Два типа вингеров

    Необязательно, что вингер, сместившись в центр, должен идти в обводку. Второй гол Дарена Бента в матче «Бирмингем» � «Сандерленд», например, случился потому, что Мальбранк сместился в центр и получил пространство и время для выполнения нацеленной передачи на форварда своей ударной левой ногой.

    Ранее в этом сезоне Мальбранк усвоил одну вещь. Правша, он играл на правом фланге и не обладал достаточной скоростью, чтобы выиграть борьбу у крайнего защитника, а когда он справа смещался в центр, то был похож на каноэ с одним веслом, не в состоянии полноценно угрожать воротам. Переход на левый фланг означал, что скорость больше не имеет решающего значения, и он уже становится плеймейкером, который порой играет по бровке.

    Подобную же роль выполняют в «Тоттенхэме» Кранчар и Лука Модрич. В их случае фланг становится зоной, в которой плеймекер все еще может быть полезным при английской манере игры. Хотя другие игроки, как Роналду или Беллами, все-таки больше форварды, которые лишь время от времени смещаются на фланг.

    Мастерство Уэйна Руни в игре головой возможно означает, что центрфорвард � лучшая позиция для него. Однако предыдущие сезоны показали, что он вполне может играть и роль крайнего нападающего.

    Между тем, лучшим на позиции вингера является Месси, плеймекер и форвард в одном лице, гений всех времен. Трудно поверить, что игрок, играющий на фланге атаки, может оказывать такое огромное влияние на игру. Такое же, как Мэтьюз в свое время.

    Крайних форвардов можно остановить. Но это требует серьезных изменений в защитной линии. Пример Арбелоа из «Ливерпуля», игравшего против Месси в 2007 году, демонстрирует, насколько эффективно было бы использовать правонового крайнего защитника на левом фланге. А пример Янга, постепенно растерявшего форму в «Астон Вилле» в этом сезоне, показывает, что может произойти с крайним защитником, привыкшим противостоять вингерам на фланге, но не привыкшим смещаться за оппонентом в центр.

    В таком случае игрок класса Роналду или Месси (в его нынешней форме) просто уходит на фланг (может быть, поэтому «Барса» купила Ибрагимовича, чтобы обеспечить себе преимущество на втором этаже, если Месси будет вынужден чаще прибегать к банальным навесам?), и получается, что вингер-правша играет против защитника- левши, а вингер-левша � против защитника-правши, что немедленно ограничивает их (защитников) способность накрывать оппонента.

    Так что вингеру тяжело противостоять, он забивает голы, может действовать как плеймейкер и создает свободные зоны для атакующих защитников. Он представляет собой такую мощную угрозу, что остается загадкой, почему его роль на поле не появилась значительно раньше.

    Автор: Джонатан Уилсон

    Перевод: Николай Дудаев (Guardian)

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы