Блог Больше, чем клуб

Вилья: «Месси сделал меня лучшим футболистом»

Давид Вилья (род. Туилья, Астурия, 1981) прибыл в «Барселону» год назад и заново нашел себя как нападающего. Он покинул позицию на острие атаки, чтобы довольствоваться игрою на левом фланге, в тени Месси. Главному голеодору испанской сборной (49 голов) завтра, в матче против Шотландии, «исполнится» 80 – 80 официальных матчей в составе «Фурия Роха».

- Какой была Ла Барьяда, район, где Вы выросли?

- Такой жилой квартал в моем городке. Там я вырос, играя в футбол на улице. В любом месте мы сооружали себе ворота из двух камней. Сейчас я смотрю на своих дочерей, и у них, конечно же, есть гораздо больше разных вещей, чем в свое время могло быть у меня, но сложно представить, что они могли бы расти, как я, на улице.

- Каким было Ваше детство?

- Счастливым.

- На что были похожи те футбольные матчи, которыми Вы жили в детстве?

- Что-то простое, естественное. Тогда я всего лишь хотел стать футболистом, а сейчас добился вещей, о которых не мог и мечтать. Раньше это была игра. Теперь это насущная потребность. То самое «главное не победа, а участие» теперь уже не существует. Ты всегда должен выходить, чтобы выиграть.

- Говорят, Вам так нравится футбол, что Вы даже в свободное время не отвлекаетесь на что-то другое.

- Отвлекаюсь, когда я с девочками. Это правда, что я провожу больше положенного времени, думая о футболе, гораздо больше, чем занимают тренировки, матчи и переезды. Но мне это нравится. Хорошо еще, что у меня девочки. Если бы были сыновья, я бы еще меньше отвлекался, это точно, хотя моей старшей дочери нравится смотреть матчи, ходить на стадион.

- Должно быть, помогает то, что Ваша жена играла в футбол, нет?

- Ой, да она уже столько лет меня знает! Она всю жизнь со мною прожила. Она меня понимает. Знает, что у меня за профессия и наслаждается ею. Она играла 15 лет назад.

- Она сильно критикует Вас?

- Нет. Она не такая, но всегда знает, когда у меня сложный период, и тогда поддерживает меня.

- Как там дела с новой квартирой?

- [Смеется]. Быстро сказка сказывается, да не быстро дело делается... Это, небось, Хави Вас надоумил спросить у меня об этом, а? Мы работаем над этим. Ну, этим в основном занимается моя жена, она в этом разбирается. Что она говорит – то, значит, и хорошо. Она понимает в этом гораздо больше меня, да и мне хотелось бы, чтобы там все было, как ей нравится, на ее вкус. Надеюсь, что вскоре мы уже все закончим.

- То, что Вы купили себе дом - признак хорошей интеграции?

- Нам очень нравится в Барселоне. На самом деле, нам повезло. В Валенсии нам было по-настоящему здорово, а переезд всегда связан с определенным риском, но здесь мы очень счастливы.

- Как Вам каталонцы?

- Хорошо. Я уже познакомился с культурой, с культурой Клуба… Я знал, что встречу здесь, так что меня ничто не удивило. Ну ладно, одна вещь все-таки да, удивила, эта штука, которую макают в соус… calçots [специфические луковицы, прим. перев.]! Мне говорили: «Пойдем на кальсотаду [calçotada]». А я думал: «Куда пойдем?..». Это да, это удивило. Но остальное, нормально. Живя в Валенсии, я даже привык к языку [язык автономного сообщества Валенсия – валенсьяно, но хоть он и прописан в Конституции Испании как самостоятельный язык, он идентичен катала, прим. перев.].

- Как Вы считаете, в Каталонии избегают кастельяно [традиционный испанский, на котором, в том числе, говорят в Астурии, прим. перев.]?

- Нет, совершенно. Более ли менее, здесь так, как Валенсии. У людей своя культура, они говорят на своем языке, и приезжим нужно подстроиться под это. У меня с этим не было никаких проблем. Говорить сложнее, но я долгое время прожил в Валенсии: так что понимать я понимаю все.

- Смена клуба влечет за собой смену привычек, в том числе на поле… В Вашем случае она кажется весьма радикальной.

- Да, сейчас у меня другие обязанности. В плане атаки все так, как и было: выскакивать из-за спин, быть внимательным в штрафной, пытаться открыть поле, уходить от центрдефов… Всю свою жизнь я вынужден избегать этой встречи с центральными защитниками, потому как с моим телосложением, с моей физикой я не могу входить в прямое столкновение с ними. Я в каждом матче ищу свободное пространство. Но в плане защиты все по-другому. Я очень горжусь тем, что смог приспособиться, наслаждаться футболом с той позиции, которая еще совсем недавно не была моей.

- Вы стали лучшим футболистом?

- Я стал более полным, всесторонним, я бы так сказал. Я, может, не так часто выхожу на вратаря, но очень наслаждаюсь игрой. Я бы не сказал лучшим… Сказал бы более всесторонним.

- Вы меньше забиваете, но больше комбинируете.

- Да. Я выхожу к воротам, и у меня есть свои моменты, но комбинирую с товарищами гораздо больше. В «Валенсии» я был на острие, единственный, и моей игрой было искать пространство и возможности забить гол. Сейчас же я выхожу из центра, открываюсь. Это другая игра, более всесторонняя, разноплановая. Самым сложным, конечно, было подхватить работу в защите.

- Раньше Вы меньше работали на поле?

- Нет. Я попал сюда потому, что работал много, это я отлично понимаю. Я никогда не был форвардом, который останавливается и стоит. Если бы я был таким, ничего бы не добился. Вопрос в принципе: знать, когда давить, когда защищаться… Это правила, это движения, когда ты их применяешь лучше и точнее, в нужный момент, понимаешь, что бегаешь меньше. Я уже говорил Вам, что Педро мне очень помог. Когда я сомневался, что делать, я смотрел на него. Когда я чувствовал, что немного потерялся на поле, я смотрел, что делает Педрито на другом фланге, и возвращался в игру.

- Еще говорят, что Абидаль Вам здорово помогает.

- Да, потому что у Аби лучше обзор поля, и он больше времени провел здесь, интегрируясь в игру команды. Он размещает меня на поле, корректирует мою позицию. Вообще, лучше всех видит вратарь. У нас, у форвардов, нет такого обзора поля, которое есть у защитника. Тебе не хватает видения ситуации. Аби мне невероятно помог. Но я рад как проходит все, как все складывается.

- А как Вам помог Пеп Гвардиола?

- Если бы не он, не думаю, что я бы адаптировался. Своими беседами на тренировках он помог мне правильно занять позицию на поле. Он и его помощники меня очень, очень поддержали. Эта команда много трудится. И это результат не только таланта игроков. «Мистер» - вот кто, в конечном итоге, управляет, связывает эти таланты. Ежедневная работа в «Барсе» не похожа на все то, что я знал до этого, то, как мы тренируемся, как готовимся к матчам, все другое.

- Хави утверждает, что успех происходит из скромности.

- Не думаю, что это моя заслуга. Я происхожу из скромной семьи, и этому я учился день за днем. Моя жена такая же, и тому же мы пытаемся учить наших дочерей. Не думаю, что моя заслуга больше от того, что у меня такой вот характер, как есть. Все очень просто. Меня научили, что благодаря усилиям и труду ты всегда можешь стать лучше в том деле, которым занимаешься, и я не знаю другого пути.

- Что Вы намерены улучшать теперь, в течение своего второго года?

- Все, чем я занимаюсь на поле, уверен, я могу делать лучше, чем в прошлом году. Я всегда понимал, что нужно улучшаться, особенно в футболе, потому с каждым днем все усложняется, люди много готовятся, и если ты не обновляешь свою игру, не идешь немного впереди, тебя обгоняют, и ты остаешься позади. Особенно в «Барселоне», где требования огромны, и каждый соперник играет против тебя, как будто это его самый важный матч в году.

- Ваш голевой баланс улучшается.

- В любом голе есть неконтролируемый компонент удачи. Сегодня отправляешь мяч к угловому, как в Праге, а завтра забиваешь в уголок, как на «Уэмбли».

- Тот гол был Вашим лучшим голом в составе «блауграны»?

- Тогда все совпало. Я попал в историю такого великого клуба как «Барса»: через 50 лет, когда кто-то будет вспоминать «Уэмбли», всплывет мое имя. Из-за результата, из-за того, каким красивым вышел тот гол, из-за того, что он был последним для Ван дер Сара… Об этом я подумал уже потом, поначалу мне это в голову не пришло, но быть последним, кто забил такому вратарю, с такой блестящей карьерой в футболе, это многое для меня значит. Это был фантастический финал, между двумя лучшими командами Европы того года. Я горжусь и голом, и тем, как сыграл. Но прежде всего стилем игры. Мы заставили такой великий клуб как «Манчестер Юнайтед» казаться маленьким на поле, и это кажется невероятным. Немногие в мире находятся на его уровне.

- Является ли жест Пуйоля, когда он отдал капитанскую повязку Аби на «Уэмбли», чем-то, определяющим эту команду?

- Несомненно. И много других, которые не видны всем, но этот жест особенно, какие тут сомнения могут быть. Беда с Аби стала совершенно неожиданной. Это была как будто какая-то бессмыслица, выдумка. Поначалу, когда Манель [Эстьярте] сказал мне об этом, я просто и поверить не мог. Но, слава Богу, и прежде всего самому Аби, раздевалка выстояла. Он еще больше сплотил нас. А такой жест, как Пуи, может сделать только прекрасный человек с большим сердцем. Я и раньше это знал. Все на свете мечтали поднять кубок на «Уэмбли», а он уступил это место Аби.

- Вам неприятно, что этот успех вышел запятнанным?

- Мы выше этого. Мы знаем, почему мы попали в финал, что мы были лучше и потому вышли… Остальное меня не волнует.

- Кажется невероятным, что в такой год, когда испанские футболисты - чемпионы мира в Южной Африке и чемпионы Европы на «Уэмбли» с «Барсой», испанский футбол вышел таким грязным.

- Так скорее кажется со стороны. Мы, футболисты, оставались спокойными, зная, что на самом деле происходит. Очевидно, имели место не слишком красивые вещи, но это нормально в таких напряженных матчах, в которых ты так вкладываешься в игру. Ну, не знаю, красивое ли это слово… Да, были вещи, которые мне не понравились, да и никому не понравились, но и все же...

- В этому году, похоже, продолжатся столкновения «Барсы» и «Мадрида», ведь Ла Лига биполярна.

- Ты выигрываешь Ла Лигу каждое воскресенье. А с «Мадридом» играешь всего два матча. Но совершенно очевидно, что «Мадрид» - крайне сильная команда, которая уже долгое время усиливается выдающимися игроками. Победа над «Мадридом» с каждым разом становится все большим вызовом, поскольку с каждым разом он все лучше. Но мы можем сделать это.

- Как Вы считаете, кто лучше играет, «Барса» или сборная Испании?

- Мы играем по-разному. Похоже, но неодинаково. Но понятное дело, на сегодняшний день, думаю, «Барса» и сборная играют в самый эффектный футбол.

- Является ли Хави краеугольным камнем в обеих командах?

- Хави был бы краеугольным камнем в любой команде мира. В любом поколении. Не только в этом: в прошлых и в будущих. Он уникален. Огромная часть того, что «Барса» и сборная так хорошо играют, - его заслуга, заслуга его связующей игры.

- Но среди всех выделяется Месси.

- Несомненно.

- У меня есть друг, который считает, что Месси следует играть по тайму за каждую команду.

- Может, и так. Он исключителен. «Мистер» так говорит: о Лео не нужно говорить, его нужно видеть. Я ничего подобного в своей жизни не видел: каждый день ты думаешь, что он уже не сможет превзойти себя, потому как ты уже видел все на свете в его исполнении, но следующим же утром он проделывает что-то еще. Он очень скромный парень, которому успех не ударил в голову, из очень простой семьи, которая всегда его поддерживает, по их манере жизни видишь, что они знают, откуда происходят, у них очень сильные корни… Помимо того, как он играет, Месси еще и исключительный товарищ, который заслужил нашу любовь не только за то, что он дает нам на поле, но также за то, что более важно, то, как он ведет себя в раздевалке, за то, какой он человек.

- Какой он, Месси?

- Это игрок, который многого требует от того, кто находится рядом, потому что ты всегда должен быть начеку. Иногда, кажется совершенно невероятным, что он увидит тебя, а он видит. Ты должен быть готов к невозможному, когда играешь с Лео, потому что помимо того, что он сам совершает невозможное, он заставляет делать это всех остальных. Он забивает огромное количество голов, но также создает невероятное количество полезных вещей для команды: опускается, открывает пространства, обладает невероятным последним пасом, он щедр… Играть рядом с ним – настоящее чудо. Честно говоря, игра рядом с Лео сделала меня лучше. Знаете, я уверен, что завтра, когда выйдут фотографии Лео, и на них я буду рядом, я смогу сказать: «Я играл с Лео Месси». Это настоящая привилегия.

- Простите, а откуда пошло Ваше увлечение пением?

- Не знаю... Мне всегда нравилась музыка, и нравилось петь, думаю, как и всем на свете. Но, когда я записал одну тему с Аной Торрохой для благотворительной акции, которой я очень горжусь, конечно… Меня много расспрашивали, мой ли то был голос или нет… Так что, в конце концов, довелось мне спеть на «Камп Ноу» в момент безотчетного счастья.

- Перед 100.000 слушателей. Такое удавалось раньше только Льюису Льяку, Суби и Вальдесу.

- Вы даже не представляете, какое смущение я пережил. В моем городке говорят: «Каждый сверчок, знай свой шесток» [в оригинале в городке Вильи говорят «Zapatero, a tus zapatos», что дословно можно перевести как «Эй, сапожник, айда к своим сапогам», прим. перев.]. Так что… лучше буду заниматься забиванием голов

El Pais (БарсаМания).

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья