Реклама 18+
Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Родина Футбола

Легенды сборной Англии: Эдди Хэпгуд

История простого бристольского парня Эдди Хэпгуда. Не сбывшаяся мечта играть за главный клуб города отправила его в низший дивизион, откуда, как ни странно, ему открылся путь в большой, по-настоящему большой, футбол.

Родился Эдди именно в этом южном городке 8 сентября 1908 года. Он стал девятым ребенком в семье и первые шесть лет своей жизни провел в восточном Бристоле, в районе Дингс, который высоким уровнем жизни никогда не отличался. Еще с середины XIX века это место начали застраивать домами для рабочих близлежащей железной дороги. Обычно те строения имели два этажа (на каждом из которых двухкомнатная квартира). Вообще в то время вся Англия была заполонена целыми рядами маленьких мрачных и крайне экономичных зданий. С этим наследием викторианской эпохи страна жила до середины прошлого века, пока не стали предприниматься хоть какие-то меры ликвидации старинных трущоб.

Вот на юге такого района и проживала большая семья Хэпгудов: сначала по 5-й Кларк Билдингс на Юнион Роуд в Сент-Филипсе, а затем на 34-й Дэйс Роуд. Небольшой район Сент Филлипс просто воплощал всю «прелесть» жизни в таких местах. Неподалеку протекала река Эйвон, а люди здесь выживали за счет торговли кожей и навозом, изготовления мыла и клея, добычи угля и тому подобное. В 1914-м случился очередной переезд – на 23-ю Рейнлаф Стрит в Бартон Хилле (тоже находившегося рядом с Дингс и Сент Филипс). Здесь свои последние годы отживал хлопчатобумажный завод Грейт Вестерн.

Позднее Эдди учился в Школе Эммануэля, находившейся на Бартон Роуд в Сент Филипсе. Жизнь тогда, конечно, была не сахар, но и разразившаяся вскоре война катастрофических последствий городу не принесла. Напротив, в те годы Бристоль славился своей авиационной промышленностью, значительно поднявшейся именно тогда, когда статус одного из главных портовых городов страны давно был утерян.

В начале своей автобиографии Хэпгуд вспоминал о первых годах в Бартон Хилле, когда ему впервые довелось поиграть в футбол возле городской магистратуры. Дело закончилось разбитым окном и штрафом в размере 12,5 пенсов (по тем временам немалая сумма). Как вспоминал сам Эдди:«даже тогда я играл защитника». Ему было 10 лет.

В 1920-м Эдди оставил Школу Эммануэля, поступив в другую – Мор Скул на Сент Джудс Ливинг. А в 14 лет так и вовсе забросил свое образование. Сам Эдди вспоминал: «В школе я очень мало играл в футбол. Если быть точным, провел лишь две игры. Тогда я уже заканчивал свое обучение и в нашей школе должны были ввести новую программу развития, место в которой нашлось и футболу. Директор сказал мне собирать команду и разбить всех в пух и прах. Но после двух игр я отправился в старшую школу».

С тех пор он начал зарабатывать на жизнь самостоятельно, занимаясь доставкой молока на повозке с лошадьми в маслодельню своего шурина. Не забывал юный защитник и о футболе, поигрывая за команду «Сент Филипс Марш Эделт Скул Джуниорс» в местной Лиге Даунс: «Каждую субботу с утра я брал свою старую лошадь и мчался на игру. Обычно я действовал в защите, но однажды на второй тайм пришлось выйти в нападении, и мне удалось забить четыре гола за 10 минут». Конечно, он не оставлял надежды попасть в «Бристоль Роверс» - лучшую местную команду.

А в мае 1927-го его таки приняли, дав шанс проявить себя за резерв. Впервые он сыграл за вторую команду «Роверс» 7-го мая в рамках Западной Лиги против «Тонтона» на Иствилл Стэдиум. После матча в отчете местной Green′un не переставали восхищаться игрой молодого футболиста: «Роверс» выставили нового игрока, защитника Хэпгуда, который произвел хорошее впечатление с первых же минут, вовремя останавливая атаки соперника. Хэпгуд новый парень, сполна оправдавший свое включение в основу, играя в защите словно ветеран».

Не меньше было восхищено и руководство «Бристоля», предложившее Эдди полноценный контракт на 8 фунтов в неделю и работу развозчика угля летом. Однако Хэпгуд решил, что развозить молоко куда престижней, и отказался. Главной же причиной стало, что в контракте ни слова не говорилось о зарплате в межсезонье.

Вскоре он подписал контракт с малоизвестным «Кеттеринг Таун», игравшим тогда в восточной секции Южной Лиги (4-й уровень). Переход тот состоялся, благодаря рекомендации некоего футболиста, совсем недавно перебравшегося как раз из "Бристоля" в "Кеттеринг", и наверняка наслышанного о талантливом защитнике. В отличие от бристольской, предложенная «Кеттерингом» зарплата оказалась вдвое меньше, но зато здесь платили еще и летом (3 фунта). Сама процедура подписания проходила в доме матери Эдди, который тогда отлеживался в постели, ибо загрипповал.

Проведя с дюжину игр в начале сезона 1927/28, в октябре в офисе «Кеттеринг Таун» появился Герберт Чепмэн. Тогда знаменитый менеджер руководил «Арсеналом» и наверняка следил за молодым защитником, вероятно разглядев в парне потенциал.

«После игры тренер «Кеттеринга» Билл Коллир позвал меня в свой кабинет и представил одному человеку в твидовом костюме, очки которого не скрывали проницательного взгляда его голубых глаз. Тогда я еще не знал кто это…»

«Коллир сказал: «Эдди, это мистер Чепмэн и еще один джентльмен – мистер Эллисон». Как оказалось, эти два человека сыграли важнейшую роль в моей будущей карьере».

Существовал и еще один факт, говоривший за то, почему же Чепмен отправлял скаутов на матчи малоизвестного клуба. Ведь до войны, когда молодой Герберт руководил «Нортхэмптон Таун» (первым клубом в его тренерской карьере), он наверняка имел связи с недалеко располагавшимся «Кеттерингом». Тогда клуб Чепмена выступал в Южной Лиге, а их соседи еще ниже. Старая дружба видимо сохранилась.

«Через несколько секунд молчания мистер Чепмэн спросил: «Ну, молодой человек, пьете или курите?» Скорее удивившись, я твердо ответил: «Нет, сэр».

Получив необходимый ответ и согласие самого игрока, Герберт Чепмен взялся за руководство клуба. Главный менеджер «канониров» сделал очень щедрое предложение в 750 фунтов плюс некоторые бонусы, а так же товарищеский матч с его клубом, с гарантией, что многие из ведущих футболистов примут в нем участие.

«Герберт Чепмэн был великим тактиком, он любил по утрам полулежа обсуждать всяческие нюансы игры со своим помощником Томом Уиттакером, и возможно еще с одним-двумя газетчиками. Он часто говорил применительно к игрокам: «Если они в порядке, то я могу быть спокоен».

Вскоре Эдди сел на поезд, следовавший в Лондон, дабы присоединиться к своим новым партнерам. При подписании контракта (еще в Кеттеринге) Хэпгуду выплатили 10 фунтов, но он их благополучно «спустил» в вагоне, согласившись поиграть в карты с местными шулерами. По прибытию в столицу его встретил один из тренеров клуба «Панч» Макьюэн, подсмеивавшийся над несчастьем Эдди, но сразу поддержавший новичка: «Все в порядке сынок. Теперь ты в «Арсенале», и все будут о тебе заботиться».

                                  

В автобиографии Хэпгуд вспоминал ту дружественную встречу со своим уже бывшим клубом:

«В следующий раз, когда я буду играть на Рокингем Роуд в Кеттеринге, то настою на том, чтобы меня сопровождали Шерлок Холмс, Большая четверка из Скотланд Ярда и глава Британского Магического Общества…» - пораженный тем «болотом» вместо штрафной площади, где по его мнению «исчезали игроки, и больше не возвращались».

«Кеттеринг» развлекал «Арсенал» в этом матче, и за исключением гола, и буксира, который заехал к нам в первом тайме, все было хорошо (хотя я думаю, что Митчелл все же испытывал некоторый дискомфорт от своих трусов – они, казалось, слишком плотно к нему прилегали). После свистка на перерыв случилось что-то странное. Два абсолютно здоровых игрока «Арсенала» – Дэвид Джек и «Хэппи» Хэпгуд бесследно исчезли. По-видимому, пропали в штрафной площади...зрители стояли в недоумении, когда игра возобновилась. Ни Дэвида Джека, ни беспечного Хэпгуда…очевидцы все шептались: Что произошло с Джеком? Где же Хэпгуд?»

А произошла обычная замена, ведь игра была товарищеской. Джек с Хэпгудом просто дали поиграть другим футболистам:

«Если бы в каком-нибудь другом матче «Арсенал» вышел после перерыва с совершенно новой линией нападения, тремя полузащитниками из Шотландской Лиги, двумя фулбэками из «Вест Бромвича», и взятым на время голкипером «Ньюкасл Юнайтед», то я бы нисколько не удивился!» - иронично восклицал Эдди.

Только после всех этих занимательных событий начались трудовые будни. Эдди Хэпгуд к своим 19 годам обладал достаточно скудным телосложением. Был настолько хил, что едва не валился в обморок после отработки ударов головой по тяжелым кожаным мячам того времени.

Но тренер команды Том Уиттакер плотно взялся за юнца. В ходе долгих поисков причины такой слабости новичка, Том решил, что Эдди слишком легковесный (всего 60 килограмм). Хэпгуду предстояли жесточайшие тренировки с нагрузкой. Мало того, но он был еще и вегетарианцем. Однако упрямый наставник исправил и это, заставив его начать, наконец, есть мясо. В этом состояла особая диета Уиттакера: есть как можно больше стейков. Эту методику, кстати, с Хэпгудом разделил и правый нападающий Джо Хьюм, который так же немало натерпелся от ненавистных мячей. Но надо сказать, что в будущем это явилось формулой успеха. Эдди обрел физическую силу и массу, а игра головой так и вовсе стала его козырем.

«Оглядываясь назад, я понимаю, что Тому наверняка было очень не просто со мной. Я редко тренировался с другими парнями, предпочитая утомительные занятия в одиночку. Не то чтобы я не ладил с остальными игроками, или возомнил, что знал больше, чем Том мог научить меня. Просто, когда я тренировался самостоятельно, то лучше чувствовал, как далеко могу зайти. Часто я находился на пустом стадионе. Если когда-нибудь на Хайбери объявится призрак, то он, вероятно, будет похож на меня».

               

                                 Том Уиттакер, Алекс Джеймс, Герберт Чепмэн

Дебют в составе «канониров» состоялся 19 ноября 1927 года в матче с «Бирмингем Сити» на Сент Эндрюсе (1-1). Хэпгуд заменил в основе травмированного Хораса Коупа. За оставшийся сезон новобранец «канониров» появился в составе лишь дважды. В следующем году молодой левый защитник сыграл за «Арсенал» уже 17 матчей, а в дальнейшем стал просто незаменим.

1929 год стал очень значимым как для самого Хэпгуда, так и для всей команды. Молодой защитник, наконец-то закрепился в основе, как и несколько его партнеров – Херби Робертс, Джек Ламберт и Чарли Джонс. К тому же, летом того года Герберт Чепмэн совершил, вероятно, самые важные приобретения в истории клуба той поры. Это покупка одного из лучших форвардов страны тех лет Алекса Джеймса из «Престона», и подписание 17-летнего Клиффа Бэстина из «Экстер Сити».

В 1930-м, на пятый год руководства командой Чепмэном, пришел первый успех. В финале Кубка Англии был обыгран «Хаддерсфилд» (2-0). Любопытно, что за пять матчей в турнире лондонцы не пропустил ни одного гола(!), завоевав трофей с разницей мячей 9-0. Отлично сработала и оборона, которой славился тот «Арсенал». С тех пор для «канониров» началась «золотая эра». Через год они впервые стали чемпионами страны, впервые в своей истории.

«Мои самые незабываемые воспоминания относятся к финалу кубка 1930 года, ведь это был мой первый финал, а я играл в основе чуть больше года. В тот день мы одержали верх над могущественным «Хаддерсфилдом», это была большой победа, большой момент для Старого Босса, который в свое время превратил «Хаддерсфилд» в великолепную команду. А теперь он шел к тому, что бы сделать из нас еще более сильный клуб».

                                

В 1933-м Эдди Хэпгуда впервые вызвали в сборную Англии. Дебют пришелся на товарищеский матч с итальянцами в Риме, завершившийся ничьей (1-1). Родоначальники провели в том году еще четыре игры, в трех из которых Эдди неизменно играл. Его партнером по обороне в этих поединках стал правый бэк «Хаддерсфилда» Рой Гудолл, являвшийся капитаном «трех львов». Интересно, что в мае того же года ФА предложила Герберту Чепмэну поруководить национальной командой на пару встреч. Тот самый матч в Риме стал первым для него. Состав на игру выбирала Ассоциация, а тактику и игровые установки давал уже «главный тренер».

В конце сезона 1932-33 «Арсенал» покинул Том Паркер – капитан клуба. Чепмэн решил, что лучшей замены в этой роли ему не найти, удостоив данного звания Эдди Хэпгуда. Этот сезон, кстати, закончился второй победой в чемпионате, повторенной в последующие два года.

Возможно «канониры» и установили бы рекорд по количеству титулов подряд, но 6 января 1934-го Герберт Чепмэн скончался от пневмонии. Тренерский пост в "Арсенале" решили отдать проверенному человеку, Джо Шоу, выступавшему за клуб в период с 1907 по 1922 год, тогда он руководил резервной командой. Шоу уверенно довел команду третьему чемпионству. А летом его место занял (теперь уже на постоянной основе) давний помощник Чепмэна - Джордж Эллисон. К тому времени в клубе назревала смена поколений. Эллисон знал, что нужно делать, приняв бразды правления. Стоит добавить, что отношения с новым наставником у Хэпгуда сразу не задались.

«Его смерть в 1934-м породила огромную пустоту, которая так и осталась таковой. Я никогда не забуду тот день. Нам предстояло принимать на Хайбери «Шеффилд Уэнсдэй». Я брился в своем доме в Финчли, когда Элис Мосс, жена нашего вратаря, ворвалась ко мне в ужасном состоянии. Она увидела на улице заголовки газет, возвещавших о смерти Герберта Чепмэна. Я был настолько потрясен этой новостью, что около 15 минут так и стоял с наполовину намыленным лицом. Когда я, наконец, побрился, то поспешил на стадион, дабы удостовериться в правдивости слухов. Внутри Хайбери больше походил на морг. В тот день было не до футбола». «Прошло немало времени, прежде чем мы пережили эту трагедию. Герберт Чепмэн так много сделал, и еще так много мог сделать…»

                                  

                                               Герберт Чепмэн

«Как я уже говорил, после ухода Чепмэна, Том Уиттакер попытался заполнить эту нишу. Том – отличный парень и джентльмен. Он всегда заботился о нас, как  будто мы стадо непослушных овец. Даже Алекс Джеймс был куда спокойней, когда Уиттакер находился рядом».

14 апреля сборная Англии проводила первую игру в новом году. На Уэмбли приехали шотландцы. Матч состоялся в рамках чемпионата Великобритании сезона 1933-34 годов. Но уверенная победа 3-0 не принесла хозяевам титул, завоеванный валлийцами. В мае и сентябре сборная провела еще три встречи. Весь этот год Хэпгуд неизменно играл в паре с капитаном команды Томом Купером из «Дерби Каунти».

А 14 ноября 1934 года предстояла встреча с чемпионами мира – итальянцами. Многие (в большей степени конечно англичане) тогда окрестили эту игру как истинное сражение за титул лучшей сборной планеты. Позднее этот матч будут именовать никак иначе, как «Битва на Хайбери».

                         

                                                         Хэпгуд и Меацца

Хозяева здорово начали поединок, забив три гола в первые 12 минут. Но в оставшееся время игра приобрела вид жесточайшего противостояния, из которого не каждый сумел выбраться здоровым. Сэр Стэнли Мэттьюз рассказывал об одном эпизоде с Эдди Хэпгудом:

«После того, как Эрик Брук забил два мяча, Бертолини что есть мощи ударил проходившего мимо Хэпгуда локтем в лицо. Эдди упал словно цены на Уолл Стрит в 1929-м».

«Я отправился в раздевалку, под слабый рев трибун и подбадривание Теда Дрейка, со звоном в ушах. Старый Том (Уиттакер) корпел над моим окровавленным лицом. Я спросил у него, а что если мой нос сломан, а он, накладывая пластырь, деловито сказал, что такое бывает. Как только он закончил, я тут же вскочил и выбежал на поле».

При такой напряженной атмосфере, да еще и в тумане, во второй половине гости отквитали два мяча, усилиями Джузеппе Меаццы, но сравнять счет все же не смогли. Отставив происходящее в сторону необходимо добавить, что в этом чрезвычайно запомнившемся поединке, Эдди Хэпгуд впервые выступал в ранге капитана. В дальнейшем он упоминал о том злосчастном матче:

«Очень трудно играть как джентльмен, когда рядом кто-то похожий на члена мафии «втирает» ваши ноги в газон, или неожиданно подходя сзади, поднимает в воздух», – вспоминал сам Эдди.

В том году за сборную, как и в следующем, в защите с Эдди играл его одноклубник Джордж Мейл. 6 апреля 1935-го в решающей встрече за титул чемпиона островов родоначальники играли в гостях с «тартановой армией». Около 130 тысяч зрителей стали свидетелями победы команды хозяев, однако чемпионство пришлось разделить, хотя у англичан было забито на гол больше.

               

                                                  Эдди с сыном Тони

Следующий год ознаменовался для Хэпгуда сплошными неудачами, и не только на футбольном поле. «Арсенал» после Нового года шел в чемпионате на 3-4 месте и никак не мог приблизиться к лидирующему «Сандерленду». Сборная аналогично неудачно начала выступления, потерпев 4 поражения в 5 матчах, и проиграв домашнее первенство шотландцам.

Тот поединок с «горцами», проходивший на Уэмбли 4 апреля 1936-го, заслуживает особого внимания. Вплоть до 75-й минуты хозяева вели в счете 1-0, но именно эта минута стала роковой – Хэпгуд фолит в штрафной – пенальти. Капитан сборной Англии стал первым футболистом в истории великого стадиона, кому выпала такая участь. Томми Уокер с точки не промахнулся – 1-1. В будущем Эдди получил не одно гневное письмо в свой адрес.

И даже выход «канониров» в финал Кубка жизнь легче не сделал. За два дня до игры Эдди получил телеграмму, в которой сообщалось о тяжелой болезни его матери. Тут же ему пришлось все бросить и сразу же отправляться в Бристоль. Он, как и все мы живущие, любил свою мать, поэтому поступить иначе не мог.

Но, к счастью, все обошлось. Невероятно, но Хэпгуд умудрился успеть к финалу против «Шеффилд Юнайтед», окончившегося для «пушкарей» очередным трофеем. А его поправлявшаяся мать в тот день слушала радиорепортаж с Уэмбли в Королевской больнице Бристоля.

   

Целый год Хэпгуд не появлялся в национальной команде, а капитанская повязка тем временем плавно перешла к Джорджу Мейлу. Долгожданное возвращение состоялось в Хельсинки, где англичане уничтожили совсем не «горячих» финских парней - 8-0. Но этот матч так и остался единственным для Хэпгуда в том году. Осенью сборная начала очередной поход за титулом чемпионов Великобритании, но уже без Эдди.

В том сезоне «Арсенал» в третий раз попытался вернуть себе титул чемпионов. В ожесточенной схватке с «Брентфордом» и «Вулверхэмптоном» «канониры» завоевали-таки пятое чемпионство за восемь лет, став самой успешной и, безусловно, лучшей командой десятилетия.

В сборную «трех львов» Эдди Хэпгуд вновь вернулся незадолго до триумфа с «Арсеналом». Это случилось 6 апреля 1938 года на Уэмбли в заключительной игре домашнего британского первенства. На самом деле игра уже ничего не решала – формально англичане завоевали титул еще в ноябре прошлого года. Однако северные соседи, скорее всего, и не думали об этом, победив 1-0, благодаря голу вездесущего Томми Уокера.

А 14 мая родоначальникам предстоял нелегкий выезд в Берлин на товарищескую игру со сборной  Германии. На Олимпийском стадионе собралось около 110 тысяч человек. До игры один из чиновников ФА посетил раздевалку сборной, объяснив, что во время английского гимна немецкие футболисты собираются исполнить салют в знак уважения. Тем самым он просил, чтобы и англичане отдали нацистское приветствие во время хозяйского гимна, дабы не нагнетать политическую обстановку между обеими странами. После этой просьбы раздевалка превратилась в бедлам…

«Я сидел полностью удрученный, представляя, что же моя семья и знакомые могут подумать, увидев меня и моих товарищей по команде…»

Через несколько минут чиновник вернулся и сообщил, что получил прямой приказ от сэра Невилла Хендерсона (британского посла в Берлине), одобренный секретарем ФА Стэнли Роузом.

«Нам сказали, что сейчас политическая ситуация между Германией и Великобританией очень накалена, «достаточно искры, дабы вспыхнула вся Европа».

Хоть самого фюрера, желавшего использовать матч в качестве нацистской пропаганды, на стадионе в тот день не было, приветствие отдать все же пришлось. Сборная Англии обыграла немцев 6-3 и со спокойной душой отправилась на родину. Хэпгуд позднее писал:

«Это был худший момент в моей жизни, который я ни за что не захотел бы повторить вновь».

Впервые с фашизмом лицом к лицу Эдди Хэпгуд столкнулся еще в своем первом матче за сборную. Тогда, в 1933-м, на стадионе в Риме присутствовал сам Муссолини, а дебютант английской команды при каждом удобном случае старался выбить мяч непременно в сторону трибуны диктатора, что, как говорили, неприятно его удивило.

 

Осенью стартовал очередной, и как оказалось, последний сезон в карьере Хэпгуда. У «Арсенала» дела в чемпионате в очередной раз шли неважно. Причиной этому служил обновившийся состав, после ухода на покой ряда лидеров клуба летом 1938-го. Команда большую часть сезона граничила между первой и второй десяткой, однако весной дела несколько улучшились и «канониры» успели ворваться в пятерку.

Сборная Англии к тому времени готовилась к выезду в Глазго на решающую игру чемпионата Великобритании. Еще в октябре 1938-го родоначальники начали турнир с поражения от валлийцев 2-4, но спустя месяц реабилитировались разгромом ирландцев 7-0.

Хэпгуд и Герцог Кентский перед матчем со сборной Европы, 26 ноября 1938

15 апреля 1939-го Хэмпден Парк был переполнен – абсолютно рекордные 149 269 зрителей! Игра стартовала с преимущества хозяев, которые и открыли счет на 20-й минуте. Но во втором тайме до этого посредственные англичане показали игру высочайшего класса, восстановив паритет на 67-й минуте усилиями Пэта Бизли. А на 88-й Томми Лоутон заставил смолкнуть беснующийся стадион – 2-1!

Чемпионство, тем не менее, пришлось разделить между тремя сборными – впервые в истории. Впоследствии Хэпгуд считал этот матч самой большой игрой в своей жизни.

Свой последний поединок за национальную команду Эдди Хэпгуд провел 18 мая 1939 года в Белграде. К сожалению, а может, и нет, но англичане уступили югославам на их небольшом стадионе 1-2. Вдобавок к этому Хэпгуд порвал связки колена, что поставило под большой вопрос хоть какое-то продолжение карьеры. Великий капитан официально простился с национальной командой. А 1 сентября началась война…

30 матчей, 21 из которых в качестве капитана, провел Эдрис Хэпгуд за сборную Англии. Рекордами эти показатели, увы, не стали. Но разве это важно?! Ему было всего 30, а война отняла несколько лет. За «Арсенал» же он провел 440 матчей, пропустив всего около 50 встреч более чем за 10 лет. При этом Эдди еще сумел дважды забить.

«Среди крайних защитников Эдди Хэпгуд считался классикой. Он был настоящим энтузиастом футбола, и никогда не уставал играть и говорить об игре. Своим кредо он считал, что хороший футболист должен добиваться максимума, прилагая минимум усилий. Сам Эдди, конечно, неустанно следовал этому правилу. Его позиционная игра и контроль мяча можно было считать уроком каждому подростку», – рассказывал Томми Лоутон.

                                    

Однако начало войны вовсе не означало, что футболу теперь нет места. Очень даже есть – Эдди Хэпгуд выступал в неофициальных матчах за сборную, а также за «Арсенал», проведя более 100 матчей за родной клуб в период между 1939-45 годами. Бывало в войну и так, что «Арсенал» одалживал своих футболистов различным клубам. Самому Хэпгуду за это время довелось поиграть за «Саутгемптон» и «Челси».

В 1943 на Уэмбли Эдди был представлен королю Георгу VI в качестве капитана национальной команды. Монарх даже подписал их совместную фотографию, которую Хэпгуд хранил, как самый дорогой сувенир в жизни.

А в январе того же года в знак его заслуг перед национальной командой ФА вручила Хэпгуду сертификат на 100 фунтов. Ранее похвала от футбольных чинов в таком виде ни одному футболисту не доставалась.

Тогда Эдрис уже не первый год служил в Королевских ВВС. Так сложилась судьба, что вместе с ним воевал и небезызвестный Билл Шенкли из «Престона», чему Эдди был очень рад. В автобиографии Хэпгуд тепло отзывался о финале военного Кубка на Уэмбли 1941 года, когда его «Арсенал» играл с «Престоном» Шенкли.

      

                                                   Эдди Хэпгуд и Эдвард VIII

Чуть позднее, уже после окончания войны, Эдди боролся за пост главного тренера клуба со своим учителем Томом Уиттакером, но безуспешно. В итоге, со всеми переругавшись, он окончательно покинул стан «канониров» в декабре 1945-го. В книге «Арсенал: Кто есть кто» упоминается об этом: «Эдди оставил эти неприятные обстоятельства, скорее по личным причинам. Все случившееся никому на благо, конечно, не пошло».

Причиной его ухода также указывается отказ клуба заплатить Эдди за военные годы, проведенные в «Арсенале». Руководство решило не считать тот период, хотя Хэпгуд имел полноправную возможность на поощрение.

Журналист Брайан Грэнвилл в 2006-м поведал подробности той истории: «Эдди, знаменитый левый защитник и капитан довоенного «Арсенала», был моим кумиром. Сам он боготворил Уиттакера. В 1969 появилась книга под названием «Арсенал из сердца» Боба Уолла. В этой книге утверждалось, что в конце войны, Хэпгуд и его бывший партнер по клубу Джек Крэйстон требовали от руководства выплаты пособия за военные годы, но то отказалось, а футболисты вскоре неудачно обратились к Футбольной Лиге. Когда финансовые дела у «Арсенала» наладились, то уже сами игроки отказали руководству. Такие пособия, приблизительно 750 фунтов за каждые пять лет пребывания в клубе, выписывались просто на усмотрение».

                                     

После войны Хэпгуд занялся тренерской деятельностью. Успеха, правда, это не принесло. Еще до того как возглавить «Блэкберн» Эдди безуспешно пытался возобновить карьеру в «Шрюсбери Таун». На посту менеджера великому защитнику так же пришлось туго. Ни «Блэкберн», ни позднее «Уотфорд», ни даже захолустный «Бат» положительных результатов так и не добились. В общей сложности Хэпгуд работал тренером более 10 лет, а лучшими его успехами остаются пятый раунд Кубка с «Роверс» в 1947-м и 6-е место в 3-м дивизионе с «Уотфордом» в 1950-м. В те же годы, когда все обиды были прощены и забыты, великий капитан успел поработать и в родном «Арсенале», тренируя юношеские команды клуба.

В 1957-м Эдди Хэпгуд навсегда оставил футбол. И в жизни настали не самые простые времена. Вскоре он устроился на должность начальника общежития (Христианской Ассоциации молодежи - знаменитой YMCA) для студентов научно-исследовательского центра по атомной энергии в Харуэлле и Уэймуте. Вновь слово Брайану Грэнвиллю:

«Как назло мне тогда пришлось отправиться на юго-запад до Уэймута, дабы взять интервью у самого Хэпгуда для программы «Одна пара глаз» на BBC. Он тогда работал в общежитии для учеников Атомного центра. Когда я рассказал эту историю с выплатами, то он был попросту вне себя. Потеряв последнюю тренерскую работу в «Бате», он написал «Арсеналу» с просьбой о помощи, поскольку никогда не имел каких-то привилегий в клубе. Те отослали ему 30 фунтов!»

Практически всю свою жизнь Эдди никогда не жаловался на здоровье, однако, в 60 лет он перенес сердечный приступ, вынудивший его досрочно уйти на пенсию. Вскоре Хэпгуд уехал в Лимингтон Спа – знаменитый гостиничный центр в графстве Уорикшир.

Спустя пять лет, 20 апреля 1973 года в Великую Пятницу, Эдрис со своим давним другом Стэном Каллисом посетили спортивный форум в Хонили Холл. Это были последние часы жизни великого Эдди Хэпгуда. Он умер от второго в жизни сердечного приступа прямо во время проходившего мероприятия.

Спустя неделю, 27 апреля, после службы в церкви Святого Марка, Эдрис Альберт Хэпгуд был похоронен на кладбище по Брансуик Стрит в Лимингтоне.

                                    

В сентябре 2003 года один из его двух сыновей, Майк, открыл мемориальную доску в честь своего отца: «В знак признания самого великого футболиста, когда-либо появлявшегося в Бристоле».

Спустя некоторое время ее пришлось перевезти в другое место, после того как дом, где родился Эдди, был снесен. Сейчас мемориал имени Хэпгуда располагается в начальной школе в Бартон Хилле, где когда-то учился великий капитан.

                                   

«Принц защитников», как звали Хэпгуда, «всегда отличался своими навыками. Его совершенное чувство позиции позволяло ему беспрепятственно останавливать крайних форвардов соперника, и в то же время помогать своему центральному полузащитнику. Он являлся настоящим воплощением изящности, невозмутимости и спокойствия».

«Эдди был великим капитаном...Он всегда являлся сторонником дисциплины, всегда отличался жесткостью, считался истинным лидером ... но разве это не то, что вы хотите от своего капитана?! Некоторые из его подбадривающих речей перед матчами смело можно было записывать» – Томми Лоутон.

Том Уиттакер как-то сказал: «Хэпгуд был необычным парнем. Уверенный не по годам, за что некоторые его порой не выносили. Но именно эта огромная уверенность в своих силах сделала его таким великим игроком…»

Продолжение следует...

EDFootball.com

Автор
  • gaffim

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+
Реклама 18+
Включите уведомления,
чтобы быть в курсе самых важных новостей