Блог Окно в Европу

Романтические свидания

Вслед за киевскими динамовцами, открывшими для Союза еврокубки, в клубных турнирах приняли участие и московские клубы: в сезоне 1966/67 в Кубке Чемпионов выступили совесткие чемпионы-65 московские торпедовцы, а в Кубке обладателей кубков дебютировали московские спартаковцы. С них  и начнем.

Как попали.

Завоевание красно-белыми Кубка СССР-65 проходило в ожесточенной изнуряющей борьбе Для проваливавшего сезон Спартака матчи на Кубок стали отдушиной. Обыграв на предварительных стадиях московских железнодорожников (3:2) и алма-атинский Кайрат (2:0), в полуфинале Спартак получил куйбышевские Крылья Советов. Термин «волжская защепка» (термин-то во многом мнимый, но это – отдельный разговор) прицепился к волжанам как раз в те годы.  Считалось, что Крылья как раз и исповедуют ту самую тактику «замка», предвестницу «катеначчо». 

Спартак же в том году как раз испытывал явные проблемы с преодолением насыщенной обороны, так что многие пророчили москвичам проблемы. Квартет ударных форвардов красно-белых (Галимзян Хусаинов, Севидов, Рейнгольд, Янишевский) за весь сезон-65 забили в чемпионате 17 голов на всех, проведя 101 матч (то есть забивали чуть больше одного мяча в 10 матчах на четверых!). Однако, логике вопреки, в кубковом матче вдохновение снизошло на всех спартаковских нападающих – каждый из них забил по голу. Такая результативность обеспечила москвичам победу -4:2.

В финале Спартак ждали минские динамовцы. Выступали белорусы уверенно, в отличие от «народной команды» всерьез боролись за медали. Одним из лидеров минчан к тому времени уже стал результативный Эдуард Малофеев. Дополнительную интригу финальному противостоянию придавал тот факт, что по разные стороны баррикад оказались отец и сын: минское Динамо тренировал Сан Саныч Севидов, родитель спартаковского форварда Юрия Севидова.

14 августа в забитых «Лужниках» победителя выявить не удалось – после 120 минут «рубки» на табло остались нули. Спартак потерял двух ключевых защитников – Крутикова и Варламова. Переигровка состоялась на следующий день. В самом дебюте встречи минчанин Арзамасцев пушечным дальним ударом отправил мяч в девятку ворот Маслаченко. Более часа игрового времени спартаковцы наскакивали на штрафную главного клуба Белоруссии. В какой-то момент показалось, что силы москвичей на исходе (менее суток назад два часа отбегали!), как Гиля Хусаинов откликнулся на навес Рейнгольда и в красивом затяжном прыжке сравнял счет. В дополнительное время команды едва волочили ноги, у Спартака ко всем бедам травмировался Логофет. Но именно оставшийся на поле Логофет вывел на удар Рейнгольда, того накрыли защитники, но форвард сумел протолкнуть мяч Хусаинову, который не промахнулся. Времени и сил отыграться у Минска уже не было и Галимзян с полным правом может именовать себя героем финала. Кубок – у Спартака! Чуть позже выяснилось, что помимо Кубка ещё и пропуск в евротурнир.

Вследствие особенностей национального календаря, климата, характера (нужное выберите сами) в еврокубках от нашей страны зачастую стартовала совсем иная по содержанию команда, чем та, которая этого права добилась. Не минула сия чаша и Спартак. За календарный год, прошедший от победы в Кубке до старте в КОК, команда сильнейшим образом поменялась.

После двух неудачных сезонов отдыхать был отправлен Симонян, а на капитанский мостик заступил «новый старый» главный тренер Николай Гуляев, которому помогал брат Виктор. Вратарь Лисицын, не сумевший составить конкуренцию даже провалившему сезон Маслаку, был отправлен в Алма-Ату, тем же маршрутом проследовали оба основных хавбека команды – Фалин и Рожков. Великий Нетто в те годы появлялся на поле по большим праздникам и стало ясно, что связи между обороной и атакой москвичам предстоит формировать с нуля. Эштреков – в Нальчике. Нет-нет, это не кусок новостной ленты, случайно осевший в блоге. Молодой форвард не сумел выиграть конкуренцию у Гили и Рейнгольда и был отправлен по подведомственности в провинцию. Ну и самая грустная потеря – Юрий Севидов, который отправился в тайгу изучать искусство повалки леса. История мутная, неоднозначная и многократно описанная. Отечественный футбол де-факто потерял нестандартного, яркого нападающего в самом соку.

Главной трансферной удачей Спартака в межсезонье стал нападающий из нынешней Самары Николай Осянин. В кратчайшие сроки он освоился в команде и сразу же стал лидером нападения. А вот пришедшие соответственно из Донецка и Ярославля защитник Мещеряков и хавбек Голодубов своими в спартаковской игре не стали.

Чемпионат СССР-66 красно-белые начали неплохо, долгое время шли в тройке, но после ЧМ-1966 дела потихоньку пошли на спад: в августе, менее, чем за месяц до старта в Европе Спартак проиграл три подряд столичных дерби (Торпедо, Динамо и ЦСКА) с общим счетом 2:10 и откатился на 4-ую позицию.

Чуть улучшило настроение поклонников победа команды на предсезонном итальянском турнире Torneo Dall´Ara в Болонье, на который спартаковцев отправили специально для подготовки к матчам КОК. Кроме, советского клуба и Болоньи  участие в турнире принимали румынская Стяуа и мадридский Атлетико. В первом матче Спартак в серии пенальти одолел испанцев, а затем уверенно переиграл хозяев - 2:0. Завершили итальянское турне москвичи тоже достойно – боевой ничьей с Лечче -1:1. Однако, по возвращении домой Спартак снова попал под холодный душ: менее чем за две недели до старта в КОК в Киеве подопечные Маслова не оставили от действующего обладателя кубка камня на камне -4:1. Болельщикам в преддверии старта на европейской арене было от чего задергаться… К тому же и соперник, по сводкам внешней разведки (в качестве которой выступал, разумеется, еженедельник «Футбол») был весьма непрост.

Соперник.

Жребий выбрал спартаковцам югославский Омладински футбалски клуб из Белграда (сокращенно – ОФК, а в переводе – Молодежный футбольный клуб).

Свою родословную «голубые» (цвета команды, а то подумаете ещё) ведут от БСК (Белградский спортивный клуб), который был основан в 1911 году и в довоенные времена выиграл пять чемпионств Королевства сербов, хорватов и словенцев. По окончании второй мировой и прихода к власти коммунистов на базе БСК был создан Металац, а в 1950 году для увеличения популярности было решено вернуться к названию, под которым завоевывались чемпионства. Успеха это не принесло и следующее переименование было также призвано увеличить число болельщиков за счет молодежи. Так БСК стал ОФК: футбольным клубом молодежи.

В 50-е клуб дважды берет Кубок и становится вице-чемпионом страны. Однако, главным достижением становится даже не это. Привлекательная, размашистая игра, подчеркнутое пренебрежение к тактическим «засовам» приносит ОФК прозвище «Романтичари» - «Романтики». Таким образом, учитывая, что флер спартаковской игры предполагал аналогичную тактику, можно констатировать, что футбольные высшие силы свели в соперники двух апологетов «романтического футбола» разных стран. Разумеется, такие названия весьма условны (тот же Спартак в 1965 был весьма далёк от образцов так называемого спартаковского футбола), но все же.

В первой половине 60-ых «Романтики» были крепким клубом, в чемпионатах в основном окапывались в верхней половине таблицы, подпирая кого-нибудь из большой югославской четверки (Црвена Звезда, Партизан, Динамо Загреб, Хайдук), в 1964 даже дотянулись до серебра. В 1966 году к ОФК пришел четвертый в истории (и второй послевоенный) Кубок. Интересно, что, вопреки обыкновению, самыми сложными для белградцев стали начальные стадии турнира. Так, в 1/8 лишь везение позволило сломить сопротивление скромной второлиговой Сутьески из Никшича. Основное и дополнительное время закончились со счетом 3:3, а в напряженной серии пенальти победа досталась гостям -5:7. На следующей стадии ОФК вдоволь намучался с ещё одним представителем низшего дивизиона – Сремом, одержав трудовую победу –2:1. А вот в полуфинале и финале  «Романтики» проблем не испытали, сначала уверенно переиграв Слободу из Тузлы, а 26 мая 1966 года в решающем матче сенсационно хлопнули гранда – Загребское Динамо -6:2 (по дублю записали на свой счет выдающиеся форварды югов Скоблар, Сантрач и Самарджич).

Плюс ко всему на стороне балканцев был немалый и большей частью успешный еврокубковый опыт. К моменту матчей с красно-белыми ОФК уже 7 раз участвовал в евротурнире (1 раз в Кубке обладателей Кубков, по 2 раза в Кубке Митропы, Кубке ярмарок и Кубке Интертото). Самым успешным стало шествие в КОК-1962/63. Для начала белградцы устранили с пути восточногерманский Халле и ирландский Портадаун, а затем устроили похохотать итальянскому Наполи, выбив «ослов» в переигровке. Завершился славный евросезон эпическим противостоянием с будущим победителем турнира – Тоттенхэмом - в полуфинале. Мастерство Джимми Гривза и его партнеров вывело лондонцев в полуфинал, но малоизвестный за пределами Югославии клуб сделал себе имя в Европе на несколько сезонов вперед.

К локальным евроуспехам следует отнести и нервотрепку, устроенную ОФК самому Ювентусу в Кубке ярмарок-1963/64. Дома и в гостях команды обменялись победами, а выход в следующий этап Юве вырвал лишь в третьей игре -1:0. На групповом этапе Кубка Интертото в один прекрасный день «романтиками» была форменным образом изнасилована Бавария -4:1. Впрочем, те матчи носили сугубо тренировочный характер и на настоящую сенсацию тот результат не тянул.

Теперь рассмотрим поподробнее, что же представляли из себя белградцы непосредственно осенью 1966 года.

Рассказ о той команде правильнее всего начать с Милоша МИЛУТИНОВИЧА.

 

В истории каждой державы есть спортсмены, о которых чаще отзываются в сослагательном наклонении. Допустим, множество людей без конца перетирают, выиграл бы Стрельцов «Золотой мяч», если бы поехал на ЧМ-58? В Югославии такой личностью является Милош Милутинович. За пределами страны он больше известен благодаря своему брату – неугомонному Велибору «Боре» Милутиновичу. А в самой Сербии многие говорят о нем, как о самом потенциально сильном югославском игроке за всю историю. В 18 лет Мило был уже безусловным лидером и капитаном югославской «молодежки». Дебютировав в 19 лет в Партизане, центрфорвард с первых же матчей стал примой атаки столичного гранда. За 6 лет в составе черно-белых молодой форвард забил 183 гола в 193 матчах. Европа  наблюдала за становлением восточноевропейского сверхбомбардира, примеривая на него лавры нового Пушкаша. Но у судьбы был свой взгляд: в 1959 году  25-летний игрок заболел тяжелой формой туберкулеза. Ещё пару десятилетий назад единственным развитием событий был бы летальный исход, но, на счастье Мило, к тому времени Зельман Ваксман уже изобрел стрептомицин, позволяющий эффективно бороться с болезнью. Тем не менее, запущенная форма требовала незамедлительного удаления пораженной части легкого. Профинансировать операцию рискнула мюнхенская Бавария, с условием, что, в случае, если болезнь удастся победить, Милутинович продолжит выступления в футболке баварцев. Альтернативы у Мило не было.  В короткие сроки он вернулся после операции (долги перед Баварией необходимо было отрабатывать), но прежнего блистательного голеадора уже не было. Даже сегодня туберкулез не является безусловно до конца излечимым недугом, а возвращение на футбольное поле в те годы и вовсе видится спортивным подвигом.  Даже в таком состоянии Мило провел несколько сезонов в Европе (после Мюнхена он играл во французском Расинге), после чего в 1965 году пришел в ОФК. Состояние здоровья не позволяло ему играть, а отсутствие лицензии – работать тренером в команде мастеров. Было найдено компромиссное решение: Мило стал техническим директором «Романтиков». При этом в протоколе в качестве тренера указывались поначалу Милич, руководивший командой до появления там прославленного форварда и на первых порах входивший в тренерский штаб, а позже один из тренеров  - Жарко Михайлович. Однако, нет сомнений, что определяющим во всех вопросах деятельности клуба было именно мнение Мило – прирожденного лидера, боготворимого в скромном клубе. Именно в таком качестве Милутинович и выступал в играх с московским Спартаком.

Позже, уже в конце 60-ых, несколько поправив здоровье, Милутинович уговорит своего давнишнего приятеля Драго Шекулараца тряхнуть стариной и отыграть  сезон за ОФК. На первый матч двух югославских легенд в составе «Романтиков» против Пролетера на трибуны «Омладински Стадион», вмещавшие 23 тысячи человек, набилось более 30 000 поклонников. А когда Мило, получив в дебюте игры мяч, первым же касанием отправил мяч в сетку, всем им показалось, что они - в сказке.

Осенью 2002 года перед матчем Лиги Чемпионов между Партизаном и мюнхенской Баварией, 69-летний Милутинович последний раз появился перед большим количеством публики. Это было прощание с двумя главными клубами своей жизни, с сербскими и баварскими фанатами, помнящими его. Через несколько месяцев игрока, не вошедшего в плеяду  великих, но добившегося несравненно большего, не стало.

 

Теперь представим тех, кто выходил (или, по крайней мере, должен был выйти) на поле в матчах с красно-белыми.

Момчило «Габбо» ГАБРИЧ. Защитник. Родился в 1938 году.

Левый бек из Хорватии отбегал за «Романтиков» 6 сезонов, сыграв 102 игры и отличившись лишь однажды. Вскоре после матчей со Спартаком, он покинул команду и в поисках материального достатка перебрался за океан, в Штаты. В местной лиге Габрич дебютировал в Окленд Клипперс, что и неудивительно – этот клуб исторически был пристанищем для выходцев с Балкан. Удивительно другое: в 1967 году, после вхождения не признанной ФИФА National Professional Soccer League, в которой выступали Клипперс,  в объединенную Североамериканскую лигу соккера, места в новой лиге для команды не нашлось и Габричу пришлось играть в футбол… американский. Он провел сезон за Сан-Франциско Фоти Найнер, выступавших в Национальной конференции НФЛ. Несмотря на неплохой дебют, как только его позвали в команду, играющую в соккер, Габбо  незамедлительно согласился. Умер в 2010 году.

Благомир «Криви» КРИВОКУЧА. Защитник.

Один из незаметных героев той команды. Абсолютно лишенный всяческого честолюбия и не склонный менять место проживания и работы, стоппер всю карьеру провел в ОФК. На поле не выделялся, выполнял гигантский объем работы, неукоснительно соблюдал тренерские установки. «Надежность» и «усердие» - это о нем. Писать о таких людях, возможно, не совсем интересно и уж точно многого не напишешь, но в жизни без таких людей никуда. После окончания карьеры остался в родном клубе, долго трудился детским тренером в ДЮСШ, затем входил в тренерский штаб, а в 1980-ые, в эпоху безвременья, возглавлял ОФК в качестве главного тренера, когда белградцы путешествовали по низшим лигам. Яркий пример «человека одной команды».

Драган ГУГЛЕТА. Полузащитник. Родился в 1941 году.

Начинал Гуглета в качестве центрфорварда, но с вместе с транформацией схемы «дуль-ве» в 4-2-4, оттянулся в центр поля, где и провел большую часть карьеры. В сезоне 1966/67 хавбек «голубых» провел содин из своих лучших сезонов за клуб. Ко всегдашней работоспособности и светлой голове Гуглеты неожиданно прибавился резкий и точный удар. «Романтикам» остается лишь пожалеть, что травма не позволила Драгану принять участие в матчах с красно-белыми. По завершении сезона отправился во Францию, где отыграл два сезона за Страсбур. Режим Тито в этом отношении выгодно отличался от остальных коммунистических стран Восточной Европы. «Железного занавеса» в той Югославии фактически не существовало.

Богдан ТУРУДИЯ. Полузащитник, инсайд.  Родился в 1949 году.

В матчах со Спартаком юный полузащитник занял место казавшегося незаменимым Гуглеты и отыграл настолько уверенно, что остался в составе на долгие 12 сезонов. За это время Турудия успел провести за «романтиков» 243 игры, что является шестым результатом в истории клуба. После ОФК поиграл во Франции за Труа, а потом отправился на заработки в Новый свет.

 Илия ПЕТКОВИЧ. Нападающий. Родился в 1945 году.

Символ и икона  белградского клуба. Абсолютный рекордсмен по количеству официальных матчей проведенных за клуб (381) и по количеству сезонов в клубе (16). Интересно, что в состав будущее дарование пробилось как раз осенью 1966 года, во многом благодаря московскому Спартаку.  «Романтики» завалили начало сезона и выправить ситуацию надеялись за счет успешного выступления в Европе. Когда же и эти надежды не сбылись, в Белграде принялись создавать фактически новую команду. Тут-то на правом краю и появился промаявшийся полтора года на лавке юноша, которому в скором времени суждено стать одним из лучших правых крайних Европы. Впрочем, поскольку «Тайфун из Карабурмы» (Карабурма – район Белграда, где расположен стадион ОФК) к моменту матчей с красно-белыми ещё имел статус дублера и в отчетных играх участия не принял, его карьере  мы в этой статье уделим меньше внимания, чем она того заслуживает. Кстати, отец родной Душана Петковича, экс-защитника Спартака и Сатурна.

Йосип «Йошка» СКОБЛАР. Нападающий. Родился в 1941 году.

К моменту матчей с москвичами главной звездой ОФК был Скоблар. Талантливого голеадора уже вовсю обхаживали именитые европейские клубы. За считанные дни до матчей КОК Скоблар заключил контракт с Ганновером и к моменту югославо-советского противостояния уже находился в расположении немецкого клуба. Первый же сезон после подписания контракта с немцами Йошка провел в аренде в стремительно возрождающемся Марселе. Французы тогда первый год как вернулись в высший дивизион, и мастеровитый юг, позже получивший прозвище «Далматский Орел», пришелся там как нельзя кстати: 13 мячей новичка помогли южанам закрепиться в высшем дивизионе. Скоблар и сам прикипел душой к городу у моря, и отыграв 2 сезона по контракту в Ганновере, плюнул на приглашение самой Баварии и уехал ковать славу своему Марселю. В сезоне 1970/71 Скоблар стал обладателем «Золотой бутсы», забив за Марсель 44 мяча. Достойно уважения, что, в отличие от многих дутых восточноевропейских звезд, клепавших заранее запланированные голы в домашних первенствах, «Далматский Орел» свои голы забивал в чемпионате «большой пятерки». До него обладателями почетного приза в составе западноевропейского клуба являлись Эйсебио и Герд Мюллер. Что и говорить, компания достойная.

А роман Скоблара со сборной, поначалу пылкий и многообещающий, закончился весьма неожиданно. Скоблар успешно и результативно отыграл за Югославия отбор на Евро-68, после чего власти страны приняли парадоксальное решение: футболистам, играющим за рубежом отказывалось в праве защищать цвета национального флага. В Италию блистательная югославская команда отправилась без Йошки. В полуфинале были обыграны  англичане с Бобби Муром и Чарльтоном, а финале югов ждали хозяева, попавшие туда благодаря жребию да нерешительности Альберта Шестернева. Первый матч завершился вничью, а в переигровке сильнее были жители Апеннин, Бурньич и Факетти ничего не позволили сделать соперникам у ворот Дзоффа. По мнению многих Югославии в той игре впереди особенно не хватало Йошки.

Спасойе «Паджа» САМАРДЖИЧ. Нападающий. Родился в 1942 году.

Правый крайний великолепной связки «три С»: Самарджич – Сантрач - Скоблар. В ОФК провел 8 сезонов, забил 51 гол (7 результат в истории клуба). Отличался оригинальным скоростным дриблингом. С 1962 по 1966 год являлся основным правым крайним сборной Югославии за которую провел 3 мяча в 26 матчах.

Слободан «Сани» САНТРАЧ. Нападающий. Родился в 1946 году.

Осенью 1966 года звезда юного центрфорварда стремительно восходила. Уже через год он впервые станет лучшим бомбардиром чемпионата. А вообще статистические данные Сантрача потрясают воображение. Судите сами:

За карьеру Сантрач сыграл 1359 игр, в которых забил 1301 гол (эй, сколько там у Пеле?). Четырежды становился лучшим голеадором Югославии, по настоящее время является лучшим бомбардиром чемпионатов Югославии с 218 голами (и это с учетом того, что Сантрач никогда не играл в клубе-гранде!). Дважды за карьеру (в юности за ФК Валово и на закате за Грассхоперс) Сани забивал по 9 голов в матче профессиональных коллективов. Лучший забивала в истории ОФК, по количеству проведенный матчей уступает лишь Петковичу. В сезоне 1971/72 являлся реальным претендентом на «Золотую бутсу», но лишь немного уступил Герду Мюллеру. Именно на игру знаменитого немца больше всего походила манера игры Сантрача. Он не отличался физическими данными (171 см, 66 кг), не обладал филигранной техникой или выдающейся скоростью, но находясь в штрафной с завидным постоянством соприкасался с мячом и отправлял его в сетку. За всю свою карьеру Сантрач получил лишь одно повреждение – травму колена, которая вывела его из строя на месяц.

Парадоксально, но являясь одним из результативнейших форвардов Европы, Сани провел за сборную всего 8 матчей (1 гол), ни в один из них не отыграл полностью, а общее время пребывания его на поле в футболке сборной составило 110 минут.

Со сборной Сантрач добрал свое став тренером. Четыре года руководил он национальной командой (в том числе на ЧМ-98), а после этого преимущественно работал в Азии.

Тактика.

Обе команды использовали популярную схему 4-2-4.

В воротах красно-белых на безальтернативной основе находился Маслаченко.

Правую бровку обороны застолбил Владимир Петров, левую – ветеран Анатолий Крутиков. В центре чаще всего располагались Корнеев и Дикарев, подменить которых всегда были готовы Мещеряков или Житкус.

Звездную пару полузащитников составляли Логофет и Амбарцумян. Оба выполняли большой объем работы, одинаково продуктивно трудясь и на оборону,  и на атаку. Хавбеки обладали великолепным пасом и прежде всего преимущество средней линии стало ключевым моментов противостояния с югами.

По краям нападения у Спартака располагались Рейнгольд (справа) и Хусаинов (слева) в особом представлении не нуждающиеся. Подменить любого из них на фланге мог Владимир Янишевский. Позиция центрфорварда была вотчиной Николая Осянина, блестяще дебютировавшего в клубе, а пару ему могли составить молодой Юрий Сёмин или пришедший летом из одесского Черноморца Валерий Бокатов.

У ОФК все было несколько сложнее. Команда вступила в непростой период: Скоблар уехал на Запад, ключевой центральный защитник Вукашинович, хавбек Гуглета, инсайд Банович травмированы, Сантрач ещё только начал мужать, а Петкович и вовсе ещё считается дублером. В довершении ко всем бедам перед первым матчем травмировался Стеванович, которым планировалось заменить Скоблара. В итоге фактически в первом матче юги сыграли в три нападающих, поскольку Турудия, номинально вышедший на позицию форварда, у штрафной соперника появлялся нечасто, активно помогая хавбекам Груйичу и Митичу. Отбирали эти парни неплохо, но в отсутствие Бановича и Гуглеты с последним пасом у «романтиков» возникли ощутимые проблемы. Вышедший слева дублер Бранислав Михайлович также не был в состоянии постоянно нагнетать давление в противоборстве с Петровым. Молодой Сантрач в создании себе моментов был не сиен и всецело зависел от подносчиков снарядов. Таким образом, вся острота в игре белградцев шла через правый фланг, где работал Самарджич. Но волей случая единственный острый игрок нападения ОФК попал под самого опытного защитника Спартака – Крутикова, который хоть и не обладал уже особой скоростью, но в жизни «кушал» соперников поименитее и как действовать против Самарджича безусловно представление имел.

А судьи кто?

Первый матч судил 44-летний восточный немец Эрвин Веттер. Сезон 1966/67 стал для него первым, в котором он начал судить международные встречи. Вершиной карьеры для Веттера стал арбитраж первого матча ¼ финала Евро-68 между Францией и Югославией в Марселе. Никого из «романтиков» в той югославской сборной уже не было. После завершения судейской карьеры Веттер долгое время руководил судейским комитетом ГДР. Умер в 2007 году.

«Ответку» обслуживал  румын Никулае Михайлеску. Отсудил неплохо, но впоследствии житель Бухареста засветился лишь на одном международном матче: Турция – Чехословакия в квалификации Евро-68.

Игра.

Первый матч состоялся 28 сентября в Белграде, однако, не на родном для ОФК «Омладински», а на гораздо более вместительном стадионе «Югославской народной армии», на котором играл Партизан. Разумеется, это было обусловлено большей вместимостью армейской арены (55 000), однако, здесь организаторов ждал провал. И без того немногочисленные болельщики «Романтиков» не пожелали тащится из своей уютной Карабурмы до армейского стадиона, где к тому же, вследствие напряженных отношений с «партизанами», им отнюдь не был уготован теплый прием.  В итоге на еврокубковом матче собралось всего около десятка тысяч человек.

Стартовый натиск хозяев продлился не более нескольких минут, Маслаченко пришлось сходу вступить в игру. Вратарь, как и вся команда, собран и уверен. Красно-белые действуют быстро, но вместе с тем рационально. Особенно хорош в первом тайме Логофет. Получая мяч, Геннадий определяет темп игры, то незамедлительно запустит в забег форварда, то придержит мяч, то уёдет с ним на фланг. Линия нападения привычна – справа единолично царствует Рейнгольд, которому необходима свободная зона, слева – в паре работают Юрий Сёмин и Галимзян Хусаинов. Гиля наделен большими тактическими полномочиями, на свое усмотрение смещается в центр, тогда его место на краю занимает молодой полусредний Сёмин. В центре оборону югов расшатывает настырный, взрывной Осянин. Именно Николай на 10 минуте мощно бьет по воротам Милорадовича, воротчик удар тянет, но шустрый Сёмин уже примчался на добивание. Есть первый гол московского Спартака в еврокубках. Спасибо, Юр Палыч!

Впрочем, лиха беда начало! На кураже Семин продирается по левому флангу и бьет в дальний. Кипер «романтиков» капитулирует -0:2. Милорадович, занявший место в воротах, ОФК после второго гола, в котором он откровенно не выручил, сник. Спустя двадцать минут он уже не просто не «тащит», а попросту «привозит». После паса назад защитника прессингуемый Логофетом Милорадович выбивает мяч в поле, но умудряется попасть в хавбека красно-белых, от которого круглый залетает в сетку. 3:0 – и игра сделана? Конечно же, нет. У нас ведь «романтическая» игра «романтических» команд. Куда уж тут без интриги.

В перерыве Милутиновичу удалось поправить мозги игрокам и второй тайм они начали совсем по-другому. На первой же минуте Сантрач зацепился в штрафной Спартака о Дикарева и арбитр ставит небесспорный пенальти. Казнь готовится привести в исполнение сам пострадавший. Сантрачу суждено будет забить в своей жизни сотням вратарей, но только не Маслаку. В фирменном броске спартаковский кипер отражает мяч. Первый, но не последний на сегодня подвиг капитана спартаковцев.

ОФК необходимо отыгрываться, все чаще в штрафной москвичей появляется хорошо играющий головой Кривокуча. На 52 минуте он замыкает навес Самарджича со штрафного -1:3 и целый вагон времени. Юги перехватывают инициативу, но серьезных угроз до самой концовке не создают. Уже в последней десятиминутке Кривокуча вновь приходит в вотчину Маслаченко на подачу углового. Самарджич вешает прямо ему на голову, Маслаченко к мячу не успевает и руками отталкивает стоппера «романтиков». Ещё один пенальти  - теперь бесспорный. Сантрач, ещё не отошедший от предыдущей дуэли с нашим вратарем берет самоотвод, в результате пробить доверяют инсайду Илие Митичу. Пробил Митич здорово: в правый верхний угол, казалось бы без шансов для вратаря. Но в результате приключился ещё один «И будьте любезны» от Никитича – великолепный Маслаченко отбивает и второй пенальти за игру. Капитуляция югов.

Кубок обладателей Кубков -66/67. 1 круг. Первый матч.

Белград.  28 сентября 1966 года.  Стадион Югославской Народной Армии

ОФК Белград (Югославия) : Спартак Москва (СССР) -1:3 (0:3).

27*  Сёмин  -0:1;   16* Сёмин -0:2;  36* Логофет -0:3;  52* Кривокуча – 1:3.

Нереализованные пенальти: 46* Сантрач  (ОФК) – Маслаченко, 83* Митич (ОФК) - Маслаченко.

 

В «ответке» неделю спустя в составе красно-белых произошло две замены – приболевших Осянина и Рейнгольда заменили соответственно Бокатов и Янишевский. Впрочем, учитывая результат первого матча, трагедией это не стало. У ОФК все было печальнее. Так и не успели залечить травмы Гуглета и Банович, а, возможно, не рассчитывая на победу, их просто решили поберечь – юги всегда хитростью славились. Отсутствовал в составе «Романтиков» и Самарджич. Официальная причина – опоздание на самолет (а на самом деле – бес его знает).

Вместо провалившего первый матч кипера Милорадовича вышел Братислав Джорджевич (он с тех пор и станет основный вратарем ОФК). Соню Самарджича заменил юный Здравко Йокич, вместо неудачно сыгравшего в Белграде Михайловича вышел Стеванович.

 

Ничем удивить ОФК столичную публику не сумел. Вновь Спартак имел подавляющее превосходство в центре поля за счет мобильности Логофета и Амбарцумяна. Вот только с голами пришлось подождать около часа. Правый край Йокич, заменивший Самарджича, в первой половине ещё успевал отрабатывать против левого фланга соперника, но во втором резко подсел. В результате красно-белые стали часто расшатывать правый край белградской обороны, где защитник зачастую оставался против двух-трех спартаковцев. Крутиков дважды проходил по флангу и отдавал мяч под удар партнерам – на 55 минуте Семину, четырьмя минутами позднее – Хусаинову. За десять минут до конца хорошо сработал на противоположном фланге и Янишевский, выкатив мяч Бокатову -3:0.

Перед самым финальным свитком спартаковцы расслабились и дали Маслаченко возможность лишний раз напомнить о себе болельщикам (коих собралось около 40 тысяч) – пару бросков легендарного вратаря были восхитительны.

 

Кубок обладателей Кубков -66/67. 1 круг. Ответный матч.

Москва.  5 октября 1966 года.  Центральный стадион имени В. И. Ленина

Спартак Москва (СССР) : ОФК Белград (Югославия)  -3:0 (0:0).

55*  Сёмин  -1:0;   59* Хусаинов -2:0;  79* Бокатов -3:0.

Геннадий Логофет атакует ворота Джорджевича в московском матче

Романтики пройдены, а красно-белые ждут следующего соперника.

Кого именно, узнаем в следующей статье.

 

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья