Реклама 18+
Реклама 18+
Реклама 18+
Блог El fútbol verdadero

Фразы аргентинского футбола-2009, 1-ая часть

"Хочу команду из 11-и мужчин, которые были бы одиннадцатью партизанами, которые наносят боевую раскраску на лицо, идут на битву и сражаются 90 минут за победу в матче". Густаво Альфаро, ДТ Сентраля, 9 января.

"Не понимаю, что плохого я сделал. Появился на обложке журналов слухов? Скорее всего, Иския считает, что я убил человека и похоронил его в глубине своего дома". Маурисио Каранта, отчисленный из состава Боки, 12 января.

"Обама выбрал кого хотел, а они не хотят дать мне Руджери. У всех тренеров, от Менотти до Пекермана, было всё, что они хотели. Я буду уникальным?" Дьего Марадона, 20 января.

"Моё желание - быть в Ривере, но Велес тоже велик". Кристиан Фаббьяни, когда казалось, что сорвался его переход в Ривер, 21 января.

"Каранта - не раб, находится в курсе, и это он отказался тренироваться с резервом". Хорхе Амор Амеаль, 21 января.

"Мы нуждаемся в таких игроках как Андрес Д′Алессандро и Марсело Гажардо". Радамель Фалькао Гарсия, 25 января.

"Один высокий руководитель Боки сказал мне: "Если ты прибудешь в Тандиль, мы тебя смешаем с грязью". Он сказал мне, что у моей ситуации нет возвращения назад, которое не осложнило бы вещи. И сразу появились журналисты, которые засыпали персональными темами - нечто, что я не заслуживал. Они - журналисты, которые учились, с дипломами, и они затеяли драку, инициированную анонимом, за то, чтобы запачкать меня". Маурисио Каранта, 26 января.

"Они (игроки Сан Лоренсо), пиная тебя, хотели повысить градус матча". Радамель Фалькао Гарсия, 29 января.

"Это - стыд, так мы чувствуем это, и я прошу прощения и терпения у болельщиков". Оскар Аумада, о двух проигранных суперкласикос, 2 февраля.

"Решение было шокирующим для нас". Кристиан Басседас, менеджер Велеса, о сорвавшемся переходе Фаббьяни, 2 февраля.

"У меня редкое чувство. Я приехал в больницу, говорил с моим представителем и сказал ему, что чувствую больше футболку Ривера и хочу играть в Ривере. Вчера, когда я приехал к себе домой, я не мог заснуть, и реальность в том, что я не могу делать то, что не чувствую. Это тяжело, но реальность в том, что я хочу играть в Ривере. Хоть бы, как я сделал ход к Риверу, они сделали то же самое, так как моё сердце и моё желание там. Моё сердце завоевало меня, моё чувство и моё желание. Не имеет ничего общего с деньгами; контракт с Велесом был бы одним из лучших в моей карьере. Но игрок должен чувствовать это, и за деньги я не играю. Я уже представлял себя в футболке Велеса и не собирался чувствовать это. Но я - болельщик Ривера, и хочу видеть себя в футболке Ривера". Кристиан Фаббьяни, 3 февраля.

"Нужно возвращать мистику победителей работой и смирением". Марсело Гажардо, вернувшийся в состав мижонариос, 5 февраля.

"Честно говоря, нет слов, я уже не понимаю. Чувство бессилия, потому что две минуты я нахожусь в Ривере, две минуты остаюсь в Индепендьенте. Это дерьмовая ситуация. Это некрасивая ситуация, потому что я нахожусь в центре. Играют с людьми и со мной. Наибольший ущерб наносится мне, он вызывает отвращение у меня, я опозорен". Ариэль Ортега, 5 января.

"Сбылась самая большая мечта моей жизни". Кристиан Фаббьяни, после первой тренировки в Ривере, 6 февраля.

"У Ривера блестящее будущее, не несчастное будущее, но, конечно, надо отдавать ему кровь, пот и слёзы в течении времени, которое будет необходимо". Даниэль Пассарелла, кандидат в президенты Ривера, 9 февраля.

"Фаббьяни привык играть с лишним весом, но скоро мы приведём его в нормальный вес, который находится между 92-мя и 93-мя килограммами". Нестор Горосито, ДТ Ривера, 10 февраля.

"Если я сегодня плачу за игрока 800 тысяч долларов и знаю, что через четыре месяца он вернётся за ноль песо, я выкорчёвываю мошенническую администрацию". Хосе Мария Агилар, оправдывая неудавшееся возвращение Ортеги в Ривер, 10 февраля.

"Я пребываю в омуте депрессии и чувствую себя полностью разочарованным". Убальдо Фижоль, с которым АФА не продлила контракт, 18 февраля.

"Вот уже два дня как я не сплю, думая о том, кого буду ставить и как готовить команду. Двигать её вперёд будет всё равно, что стать чемпионом". Карусо Ломбарди, на презентации в Расинге, 24 февраля.

"Мне приятна эта версия. Божественное правосудие - единственное. Моя жизнь проходит в постоянной связи с Богом, я оставляю всё в руки божьи, поэтому я в мире. Я могу ошибаться как человек на игровой площадке, но я нахожусь в мире с Богом". Арбитр Сабино, не принял похвалы Грондоны и ясно выразил свою веру, 3 марта.

"Всегда ищется информация для тех, кто с головой в числах. Я должен признать, что продолжаю подсчёт, но не одержим им". Мартин Палермо, достигнув рекорда в профессиональной эре Боки, 4 марта.

"Лёп должен был уйти в январе. Сейчас, на дистанции, я вижу, что происходит. Ясно, что мы должны были обходиться без Лёпа после 4:0 с Индепендьенте". Родольфо Молина, президент Расинга, 4 марта.

"Я думаю, что Билардо не сражается за Руджери так, как за Умберто Грондону. Чтобы знали все аргентинцы, то, что мне обещали, не было этим. Хулио, во время первой встречи, спросил меня: "Тебя не будет беспокоить, если приходит Билардо?" "Меня - нет", - ответил я ему. Когда прошли дни, я понял, что он всё равно был бы, если бы я не смог держаться на ногах с утра до ночи". Дьего Марадона, 5 марта.

"Хочу в качестве энганче Романа, отдающего мячи нападающим и также пребывающего (в зону нападения). Если нет, он мне не приносит пользу. Мне нужно, чтобы можно было выдвигать человека вперёд. Не знаю, будет ли у него какая проблема, или он не будет хорош физически. В сборной ты или сзади, или впереди, в центре не приносишь мне пользу. Не хочу, чтобы он возвращался в середину между Маскерано и Гаго. Прибывание и забирание мяча у Демикелиса мне не приносит пользу. Так он находится в трёх километрах от чужих ворот." Дьего Марадона, 5 марта.

"В эти моменты, когда вещи не идут хорошо, всегда есть те, кто хотят, чтобы я ушёл". Хуан Себастьян Верон, 9 марта.

"Для меня сборная закончилась. Я увидел по телевизору, что тренер видит меня очень плохим. С тренером сборной мы не думаем в одном ключе, у нас нет одинаковых принципов порядочности". Хуан Роман Рикельме, 10 марта.

"Правда в том, что я не понимаю. Я сожалею об этом, потому что у него была большая возможность показать людям, чем он является для сборной. Если он не захотел быть, это его решение. Он - великий, и знает, зачем это делает. Для меня, он принял ошибочное решение. Но я не могу начинать плакать из-за факта, что Роман не прибудет". Дьего Марадона, 10 марта.

"Есть много людей со злыми намерениями, которые ищут способы создавать проблемы перед поражением. Не хочу бросаться именами, но постоянно есть люди вокруг клуба, которые вставляют палки в колёса, бросая версии, которых не существует." Адриан Гонсалес, 11 марта.

"Мне Рикельме приносит пользу всегда". Карлос Иския, думает отлично от Марадоны, 13 марта.

"Мы хотим, чтобы все выкладывались на 110 процентов, начиная с тренерского штаба, который должен служить примером". Алехандро Сабелла, возглавив Эстудьянтес, 15 марта.

"Единственное, в чём я упрекаю себя, состоит в том, что не ушёл в декабре". Хуан Мануэль Лёп, признал свою ошибку в Расинге, 18 марта.

"У меня осталось три месяца контракта с Ривер Плейтом, до 31-го мая, после чего я уже - свободный игрок, и в этом случае я мог бы уйти в любую другую команду, но я не хочу делать это, потому что я должен Риверу, они помогали мне долгое время". Радамель Фалькао Гарсия, 18 марта.

"Насьональ (Монтевидео) нет имеет уровня Копы, впридачу у них 10 болельщиков". Кристиан Фаббьяни, после поражения от них со счётом 0:3, 20 марта.

"В другой день, я был тронут на поле, а у Фатига Руссо (его ассистент) падали слёзы от наблюдения за командой". Анхель Каппа, о 3:0 Уракана Ланусу, 31 марта.

"Хочу сказать вам, что мы проиграли очень хорошо. Что Боливия превосходила нас на всех участках поля. Боливия нас удивила и мы получили голеаду, которая, если бы мы подумали о ней перед матчем, показалась бы невозможной. Нужно возвращаться к началу". Дьего Марадона, 1 апреля.

"Мне кажется совсем не тяжёлым (проступком) менять футболку на поле, но есть регламент, и нужно выполнять его. Тебя раздражает, что тебе достают жёлтую за подобную вещь, но на ошибках учатся, и я буду стараться не делать этого больше". Кристиан Вишагра, 1 апреля.

"Чтоб осталось ясным, меня не интересуют имена. Если я должен буду ставить пибес, я буду ставить пибес. Я буду строить другую команду, другую защиту, и кого трогает игра, буду ставить. Я кажусь спокойным, но я умираю внутри. Есть много вещей, котоые надо менять, и мы начнём завтра. Я буду первым, кто будет на тренировке. Наблюдая сегодняшнее, я должен отрезать вещи под корень со входа. Я должен делать изменения. Когда мы становимся увиливающими от работы и делаем вещи, которые не должны делать, это очень беспокоит меня". Америко Гашего, после 1:5 Индепендьенте от Лануса, 5 апреля.

"Если у меня как у тренера нет разрешения делать изменения, которые я хочу, я должен заняться другим делом". Америко Гашего, 8 апреля.

"Мы должны успокоиться и находить стабильность, потому что мы играем ни во что. Боль была невыносимой, и я не мог бежать. Видел моих товарищей, которые бежали, и не мог делать то же самое. Ривер играл с минус одним человеком по моей вине. Я должен учиться на ошибках и знать, что если я не готов играть, я не должен делать это. К сожалению, я не был в кондициях для игры, но всё равно захотел сделать это, и ошибся". Кристиан Фаббьяни, 9 апреля.

"Здесь не было никакого случая насилия. Это народ, который пошёл выражать свои мысли, потому что он накопил много раздражения. И это доказывает, что Сан Лоренсо жив. Хуже было бы, если Сан Лоренсо вылетел из кубка, и в Эсейса никого не было бы. Я не оправдываю насилие, но отсюда никто не ушел пострадавшим. Это была манифестация людей в публичном месте, где у нас нет полномочий безопасности". Эктор Вьеска, о враждебной встрече Сан Лоренсо в Эсейса, 10 апреля.

"Мне стыдно выходить на улицу". Мигель Анхель Руссо, который ушёл из Сан Лоренсо, вылетевшего из Кубка Либертадорес, 11 апреля.

"Я пережил одну из самых больших несправедливостей футбола. Уракан сделал абсолютно всё, манипулировал мячом, и у него были лучшие моменты. Индепендьенте имел успех только в защите". Анхель Каппа, 11 апреля.

"Я прошу прощения за то, что мы не квалифицировались в Копе, но, конечно, не оправдываю того, что произошло в аэропорту, потому что мы не убийцы, мы никого не убиваем и стараемся делать всё лучшее в нашей работе". Гонсало Берхессио, 12 апреля.

"Я предложил свой уход, я не хотел причинять беспокойство, если он был раздражён мною, потому что, в конце, это была тема между ним и мной, я был тем, кто сказал, что мне нравится форма нашей игры. Я был готов уйти, если был проблемой". Эсекьель Гонсалес, после неожиданного ухода Мерло из Сентраля, 14 апреля.

"Я не слышал инчаду Боки, всё время люди Ривера пели, и мы казались хозяевами". Кристиан Фаббьяни, после 1:1 на Бомбонере, 20 апреля.

"Я не даю объяснений каждому болельщику. Давление болельщика никогда не волновало меня. Если они хотят начать оскорблять меня по футбольным причинам, я - самый холодный человек". Вальтер Эрвити, о появлении барры на тренировке Банфильда, 21 апреля.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+
Реклама 18+
Включите уведомления,
чтобы быть в курсе самых важных новостей