Блог Заводной апельсин

Медвежатники

Как голландцы взламывали оборону чемпионов мира.

Ибрагим Афеллай, десять минут назад поцеловавший перекладину итальянских ворот, щеголял обновкой – синей футболкой Джанлуки Дзамбротты. Марио Мельхиот, терпеливо отсидевший весь матч на скамейке, вытягивал оранжевую майку из-под куртки и аккуратно протягивал персональному болельщику. Халид Буларуз, ушедший с поля незадолго до конца, орал в сторону трибун что-то вроде: «Круто я заменил Бабела, да?» Рафа ван дер Варт, отыгравший матч с нечеловеческой страстью, заковывал в объятия жгучую блондинку – жену Сильвию, прибежавшую к кромке поля откуда-то с трибун. Найджел де Йонг, забавный коротышка из самого сердца голландской команды, кривлялся и семенил по бровке под одобрительный хохот трибун. Марко ван Бастен встречал каждого игрока, прижимал к груди и благодарным взглядом провожал в тоннель.

Радость голландской сборной, разбившей на старте чемпионата Европы Италию, мне удалось увидеть на расстоянии десяти метров от боковой линии. Чтобы похлопать по навесу, прикрывавшему скамейку «оранжевых», достаточно было вытянуть руку. Чтобы похлопать по плечу ван дер Сара, утопавшего в болельщиках после финального свистка, надо было сделать десять шагов. По окончании матча голландские футболисты побежали на круг почета, будто они не просто победили действующих чемпионов мира в стартовом матче Евро-2008, а отняли у них завоеванный два года назад титул. Со стороны голландская эйфория и правда смотрелась немного странно – победа, бесспорно, классная, но ведь это только первый матч. Однако как минимум один серьезный повод для такой радости был. В понедельник, на исходе третьего дня Евро, мы, наконец, увидели футбол первого сорта. Евро-2008 начался.

Все это, однако, было вечером. А утром над швейцарской столицей будто рассыпали огромный контейнер с апельсинами. Разлетевшись по холмистому городу, апельсины затейливо прыгали, давились, фонтанировали соком и, кажется, всем это было по кайфу. Так, что итальянские болельщики, что жители Берна очень хотели сфотографироваться с отборными «фанатками» из голландских деревень. С «дамами» не смогла бы конкурировать даже Анфиса Чехова, болей она за сборную Голландии.

Помимо пышных девчонок, голландцы захватили с собой и другой атрибут истинной крутости – тачки. В Берне был представлен целый фан-автопарк. Например, десятиметровый лимузин, разукрашенный в цвета голландской сборной.

Или ретро-кадиллак ядовито оранжевого цвета.

Или фан-джип, изрешеченный флагами, как подкарауленный индейцами кабан – стрелами.

Однако самое занятное творение футбольного автопрома голландцам не принадлежало. Монстр на трех колесах был полностью обклеен футбольными наклейками. Пока я щелкал его своей мыльницей, к машине подбрели четверо итальянских фанатов и стали отыскивать на стене славы своих игроков. Каждая находка – от Тони до Перроты – сопровождалась радостным воплем. Уже на стадионе Ромка Трушечкин и Дмитрий Градиленко, которые комментировали матч для «Спорта», признались, что примерно так же искали российских игроков. Нашли Погребняка, Измайлова, кого-то еще и очень этому радовались.

Голландское боление до, во время и после игры проходило на грани фола, а иногда и за его пределами. Самая популярная кричалка дня – протяжное «Luca Toni is homo». Самый экстравагантный рисунок – принт на футболке, отсылающей к чемпионату мира-1990, на котором голландцы могли соперничать с немцами лишь в умении плеваться, но не играть.

Самый классный баннер почти весь день провисел в центре города. Берн долгое время был домом Альберта Эйнштейна, и, как пишут в путеводителях, именно здесь он вывел теорию относительности. Голландские фанаты быстро придумали свою формулу: «оранжевые» больше, чем «голубые».

Товарищеская заруба между болельщиками. Составы маленькие, страсти большие.

Местные жители старались не упускать возможности повеселиться вместе со всеми. Бернские неформалы, просящие милостыню рядом с центральной станцией, повязали на шею своего ротвейлера швейцарскую бандану. «А что? Он тоже фанат!» – поправляя сбившийся ирокез, говорил хозяин животного.

Впрочем, главные животные из Берна устроились немного подальше. Педро и Тана – живые символы города – сидят в Медвежьей яме уже 27 лет. Животные страдают меланхолией и развлекают туристов тем, что дают себя покормить. С особой охотой гигантских очаровашек подкармливали итальянцы.

Кормить медведей можно только теми продуктами, которые продает смотритель. Рацион неплохой – желуди да фруктово-овощные салатики.

Сами итальянцы, устраиваясь в окрестных кафе, налегали на привычную пищу – пиццу и пасту. А один из тех, кого судьба обделила билетом, сделал себе need-ticket-табличку в гастрономическом стиле. «Повар» сразу после фотосессии пошел прицениваться к билетам, которые продавали две молодые австрийки, но, услышав ценник (1000 евро за два билета), злобно прорычал «Diavolo» и удалился.

Понять, что такой матч стоит больших денег, можно было еще до стартового свистка. Приехать в Швейцарию стоило хотя бы ради того, чтобы услышать вживую, как Дженнаро Гаттузо поет гимн своей страны. С закрытыми глазами. Чувственно. И так громко, что, кажется, его слышно в последних рядах. На этой фотке гимн заряжают голландцы. Чья песенка будет спета через два часа, вы уже знаете.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.