Блог Заводной апельсин

Открывай ворота

На блоге PROспорта редкое для наших краев событие – прошли честные выборы. Пусть всего лишь самой красивой обложки журнала в истории. Кто не видел – пренепременно заходите.

Ни в десятку, ни в двадцатку, ни даже в тридцатку не пробралась одна из обложек, которая в свое время сильно меня восхитила. Примерно так выглядел Андре Агасси в преддверии Уимблдона-2005.

Помню, тогда она меня сразила цветом (говорят, зеленый – лучший цвет для успешной обложки), фирменным выносом («Трава не расти»), ну и тоской в глазах героя, конечно. Спустя шесть лет, лавируя по автобиографии Андре Агасси, я смотрю на ту обложку с еще большим респектом. «Open», написанная Агасси вместе с лауреатом Пулицеровской премии Джеем Морингером, – книга, которую в редакции PROспорт бережно передают из рук в руки на протяжении последних полутора месяцев. Еще с прошлого лета, заглядывая в книжные магазины, водил вокруг нее жалом, но, натыкаясь на цену (690 рублей), тормозил. Напрасно. Крутая рецензия, написанная на эту круть Романом Трушечкиным, лежит вот здесь. Вот еще пара крошечных отрывков из книги:

«Через несколько дней я впервые вижу главного смотрителя, создателя и владельца теннисной академии Ника Боллетьери. Ему 50 с небольшим, но выглядит он на все двести пятьдесят из-за болезненного пристрастия к загару… Единственная часть его лица, которая не приобрела интенсивный цвет вяленой говядины, – это усы… Я вижу, как он вскакивает в красный «феррари» и, взревев мотором, уносится прочь, оставляя за собой плотный шлейф пыли. Ребята сообщают, что мыть и полировать четыре спортивные машины Ника входит в наши обязанности».

«И вдруг происходит катастрофа. Вечером перед финалом, во время душа, купленная Фили накладка для волос расползается прямо у меня в руках. Кажется, я использовал не тот бальзам. Сделать ничего нельзя: проклятая штука развалилась на куски… Во время предматчевой разминки я молюсь: не о поебеде – о том, чтобы удержалась накладка. В обычных обстоятельсвах, впервые оказавшись в финале турнира Большого шлеа, я не смог бы побороть беспокойство. Но чертов парик ввергает меня в подобие ступора. Как там эта штука, не сползает?»

«Вновь мне приходится столкнуться с Майклом Чангом, который за время, что мы не виделись, успел обзавестись странной привычкой: всякий раз, обыгрывая кого-то, он воздевает руки к небу. Истово благодарит Бога за победу. Меня это раздражает. Мысль том, что Бог принимает чью-то сторону в теннисном матче, что он болеет против меня, сидя в ложе Чанга, оскорбительная и нелепа. Я одолеваю Чанга, наслаждаясь каждым своим святотатским ударом».

Считается, что Игорь Рабинер, прикончив пару раз в середине нулевых московский «Спартак», протащил на российский рынок жанр спортивной литературы. При всем уважении к удивительной работоспособности Игоря никакой спортивной литературы в России пока нет. Есть журналистика в книжном переплете. Литература – только переводная. Только такая, как «Open».

А какую спорткнигу из прочитанных – необязательно на русском – обычно советуете знакомым вы? Кроме хорнбивской «Футбольной лихорадки», разумеется.

Подписаться на блог

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.