android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьsports_on_siteplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог I Feel Devotion

Новичок ЦСКА превратился в звезду Евролиги. И это сюрприз

Раньше он был больше знаменит прической.

Минуты и универсальность

Уилл Клайберн – человек, перед которым постоянно извиняются тренеры клубов Евролиги.

В прошлом году это был Дэвид Блатт, в этом – Димитрис Итудис.

Оба провинились в том, что держали форварда на площадке почти 40 минут. Клайберн вообще два последних сезона пребывает в топ-12 Евролиги среди игроков, проведших на площадке наибольшее число минут.

Объяснения этому два.

Во-первых, Клайберн олицетворяет понятие беспозиционного баскетбола в Европе. В ЦСКА он много времени проводит как минимум в трех амплуа по ходу почти каждого матча – прихватывает гардов, когда армейцам нужен размер; упирается против четвертых номеров в составе легкой пятерки; бегает на родной позиции легкого форварда, когда у Никиты Курбанова случается перебор фолов.

Он не устает, не получает фолы, не смущается ни тогда, когда его пытаются задавить массой под щитом, ни тогда, когда ему приходится побегать наверху. Бросает издали, смело идет под щит и зарабатывает фолы, не стесняется функций чернорабочего и не уходит от ответственности, когда ему доверяют бросок на последних секундах.

Во-вторых, Клайберн – это и есть «полезность» в современной Евролиге.

ЦСКА – лучшая команда этого сезона, а его универсальный форвард присутствует в 9 из 10 самых полезных сочетаний, которые выходили у армейцев в этом году.

Статистика сайта overbasket.com

«Мы знали, что мы подписали, – сказал Димитрис Итудис после матча с «Барселоной». – Уилл Клайберн был одним из первых, кого мы взяли. Мы прекрасно понимали его возможности. Это человек, который может играть на всех позициях, может быть первым, вторым, третьим, четвертым, пятым. Пока мы его использовали лишь в качестве центрового, но можем это сделать в будущем.

Он отлично тренируется. Он любит баскетбол. Он очень сфокусирован на том, что делает. Он один из тех парней, которые уходят с площадки последними, когда уже зал закрывается.

Он играет на многих позициях и делает для нас много всего полезного. Многие вещи даже не видны. Расскажу вам об одном эпизоде – только без имен. Мы хотели, чтобы он играл изоляцию – но они тут же поменяли защитника. Мы попытались сыграть изоляцию с ним на другой стороне, но они опять поменяли защитника.  И наконец, нам удалось это сделать, но не напрямую, а обходным маневром.

Это все хорошие цифры. Но важно и то, что первый фол он получил где-то в четвертой четверти, а человек защищается, с его габаритами, с его размахом рук, с его подборами».

Эффективность как главное откровение

Одержимость саморазвитием – основная тема карьерного пути Клайберна.

Его отец работает с командами подростков и в детстве тренировал и его самого. У Клайберна в родном Детройте все складывалось слишком просто, и в какой-то момент он расслабился: он сам признавался, что ключевые сезоны в школе недостаточно работал и понадеялся, что все получится и так.

Его практически чудом взяли в университет. У него не было вообще никаких предложений, пока тренер из Маршаллтауна, подготовительного колледжа, случайно не оказался на его игре, чтобы посмотреть на кого-то из партнеров по команде, и не разглядел что-то и в нем.

Дальше Клайберн быстро заработал репутацию трудоголика, помешанного на саморазвитии и очень критично оценивающего собственную игру. Но на то, чтобы из собственно труда получилось что-то путное, у него ушло очень много времени.

В Маршаллтауне он провел два года – после того как он набрал в одном матче 54 очка, его заметили и в первом дивизионе NCAA. Так он перевелся в университет Юты.

Год в Юте ознаменовался попаданием во вторую символическую сборную и помог вернуться на восток – Клайберн предпочел потерять год, но переехал в Айова Стэйт к Фреду Хойбергу.

Титул самого результативного игрока Айовы Стэйт не помог ему пробиться в НБА, но запустил многолетнее странствие по Европе. Тут были «Ульм», где Клайберн съездил на матч звезд чемпиона Германии, «Хапоэль», где он превратился в лучшего бомбардира чемпионата Израиля, «Дарушафака», где Блатт открыл в нем своего идеального игрока, и вот теперь ЦСКА, где форвард делает все, чтобы подготовиться к следующему шагу дальше.

Все тренеры Клайберна на всех этапах оказывались очарованы его требовательностью к себе. И даже сам путь, превращение из человека, который не нужен практически никому, в одного из самых полезных игроков Евролиги, подтверждает, что это все же больше, чем дежурные комплименты.

У Клайберна идеальное баскетбольное тело, и практически во всех своих командах он помногу забивал. Но в ЦСКА он удивил тем, что стал, наконец, гораздо более эффективным игроком в атаке, прибавил в аспекте, где ему всегда отказывали – в дальних бросках, дал команде еще одну опцию для атаки один в один, более мощную, более ориентированную на силовые проходы.

В ЦСКА Клайберн бросает меньше, чем прежде, но из-за резко выросшего процента забивает больше. У него резко вырос процент атаки с игры – и в «Ульме», и в «Дарушафаке» он держался на 43%, сейчас увеличился до 48, а процент трехочковых просто взлетел – 29% в «Дарушафаке», сейчас 44.

С одной стороны, это можно считать естественным – у ЦСКА Итудиса традиционно самая элегантная атака в Евролиге, и большинство армейцев находятся среди лучших снайперов. Клайберн действительно часто находится на слабой стороне и получает мяч, когда защитники смещаются на кого-то из его партнеров – ему остается только попадать из открытых ситуаций.

С другой, все же есть основания считать, что прогресс во многом связан и с работой самого Клайберна.

Роль форварда в ЦСКА совершенно не ограничивается бросками из открытых ситуаций.

Итудис много задействует Клайберна с мячом, используя его подвижность против «больших», его силовые проходы, его умение продавить при неравноценном размене. Армейцы создают ситуации для «изоляций» с участием форварда и дают ему свободу, не слишком характерную для ролевого игрока, в качестве которого он воспринимался изначально.   

Клайберн может выступать в качестве форварда-разыгрывающего.

Клайберн может форсировать атаку на первых же ее секундах.

Клайберн не стесняется брать на себя инициативу в решающие минуты.

И Клайберн имеет карт-бланш на броски, которые в системе ЦСКА кажутся едва ли не неприличными. Его сложные, неэффективные дальние двухочковые очень режут глаз, но так как их количество не уменьшается, можно предположить, что тренерский штаб армейцев не смущается этой несообразностью со статусом образцового нападения. Его бросок объективно стал лучше, настолько, что он даже не полностью использует все блага, которые могла бы дать ему армейская атака.

Кроме того, последние два сезона Клайберн в Топ-10 по заработанным штрафным – он очень активно идет под щит и зарабатывает нарушения.

Влияние на игру

Весь прогресс Клайберна впереди напрямую отразился на ЦСКА. Теперь его присутствие нисколько не уменьшает атакующую мощь армейцев – Итудис в данный момент предпочитает форварда всем остальным, потому что тот дает самый сбалансированный баскетбол: ожидаемо помогает в защите и делает так, что команде не приходится ни в коей мере жертвовать в нападении.

Именно это главное откровение с общекомандной точки зрения – защитой-то Клайберн всегда славился, но казалось, что Итудису с его одержимостью маленькими пятерками, эффективностью дальних атак и мобильностью придется как-то дополнительно встраивать американца, искать ему время.

Из-за прогресса в атаке это стало ненужным и получилось вполне органично.

Защита же ЦСКА с Клайберном на площадке становится значительно лучше.

У Клайберна не очень качественная работа ног, но длина рук, габариты и атлетизм компенсируют видимые недостатки. Он очень агрессивно всегда старается играть на опережение с людьми, которые превосходят его по габаритам; слишком явно не проваливается, когда они же все же получают мяч и пытаются продавить его в усах и при этом редко нарушает правила; успевает восстановить позицию под щитом, даже когда его вроде бы обходят на периметре.

По большей части Клайберн на своей половине дежурит на слабой стороне, и его размеры здесь ему идеально помогают и обозначать подстраховку, и возвращаться к своему игроку, когда до того доходит мяч.

Помогают они ему и еще в одном компоненте. Клайберн – один из лучших в Евролиге по подборам на своем щите. Так было в «Дарушафаке», так же и осталось в ЦСКА – после атаки он сразу же отсекает слабую сторону и забирает отскок.

***

Прошла лишь треть сезона в Евролиге, но заявка Клайберна на статус новой звезды турнира слишком показательная, чтобы ее не замечать. Американские команды проявляли к нему интерес и в прошлом сезоне, когда всех еще очень смущали ниже 30 процентов попадания из-за дуги. В этом форвард сделал все, чтобы за ним наблюдали совсем уж пристально – Дариус Миллер уехал в «Пеликанс» и без «Финала четырех» и статуса одного из самых полезных в составе фаворита.

Клайберн со своей универсальностью – именно тот, кто оттеснил всех российских игроков в составе ЦСКА на второй план. Но он же – тот, кто делает армейцев гораздо более сбалансированной командой на обеих половинах площадки.

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов, Евгений Биятов, Антон Денисов, Пабло Гонсалез

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы