android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьsports_on_siteplususeric_avatar_placeholderusersview

Теги судьи НХЛ Пэт Дапуццо

Не потерять лицо

Матч регулярного чемпионата НХЛ «Филадельфия» � «Рейнджерс», который состоялся 9 февраля 2008 года, стал последним в карьере лайнсмена Пэта Дапуццо. Форвард «летчиков» Стив Дауни нанес арбитру серьезную травму, задев своим коньком его лицо. В интервью Fanhouse 50-летний Дапуццо рассказал о том эпизоде, а также вспомнил, как ему удалось пережить случившееся.

Мне плевать, насколько ты крут. Я всегда думал, что смогу справиться с любыми неприятностями. Я парень из Нью-Джерси, который стал арбитром в НХЛ. Ничто не могло остановить меня на пути к мечте. Что ж, за последний год я понял следующее � в этом мире всегда есть что-то, способное поставить тебя на колени.

До определенного момента я ни с кем не общался на эту тему. Но постепенно, медленно, но верно, мне становится лучше. Я начинаю видеть свет в конце туннеля. Может быть, рассказав свою историю, мне удастся помочь другим людям. Не известно, что будет со мной дальше, но вот, что я имею на данный момент.

Когда Федор Тютин применил силовой прием против Дауни, я столкнулся со Стивом около бортика. Его нога ударила меня по голове, а лезвие конька отсекло нос. В моем лице образовалась дырка. Я упал на четвереньки, истекая кровью. Мне также показалось, что я лишился глаза. Поначалу, я не ощущал боли от удара конька, но причиной этому было сотрясение мозга. Такой диагноз мне поставили в одном из травматических центров Нью-Джерси.

Когда я увидел, что на льду завязались три драки, то хотел вскочить и попытаться остановить дерущихся. Наверное, у меня были галлюцинации, но я парень старой закалки. Моя работа � следить за обстановкой на льду, не давать игрокам нарушать порядок. Если вы посмотрите запись этого эпизода, то увидите, что я оттолкнул арбитра Келли Саттерленда и хотел разобраться с драчунами. Мне казалось, что если мой наставник, бывший судья НХЛ Джон Д�Амико, увидел бы меня бездействующим, он бы спустился с небес и надрал мне задницу.

Тренер «Рейнджерс» Джим Рэмси выбежал на лед и подхватил меня. Он накрыл мое лицо полотенцем, но оно было залито кровью, так что я в любом случае не мог ничего толком разглядеть. В раздевалке «Флайерс» мне пришили нос, для этого потребовалось наложить больше 40 швов. Врачи не находили себе места, так как мой левый глаз буквально висел на ниточке. Мне запретили возвращаться на лед, сказав, что моя жизнь находится под угрозой. Тогда я осознал, что получил серьезную травму.

Моя 24-летняя карьера линейного арбитра завершилась в один момент. Повреждение лица оказалось куда более опасным, чем просто порез носа.

Лицевая кость была сломана в 10 местах, моя правая скула была раздроблена на осколки. Во время инцидента и последующих операций я потерял все зубы. Я лишился обоняния и приобрел синдром апноэ (заболевание, проявляющееся часто повторяющимся коллапсом верхних дыхательных путей во время сна � прим. «Эпицентр»). Меня преследовали жуткие боли в правом ухе, так как там застряли осколки костей.

Я до сих пор страдаю от последствий сотрясения мозга. В течение первого года после случившегося были недельные циклы, когда мне просто не удавалось подняться с постели. Я практически не ощущаю вкуса пищи. Моя жена Лайза могла приготовить мне любимое блюдо � пиццу на тонком тесте, но для того чтобы ощутить вкус, я был вынужден посыпать ее слоем молотого перца. К тому моменту, когда пицца была съедена, в перечнице не оставалось и пылинки.

Мы с женой решили, что мне не стоит возвращаться на лед. Я был без ума от своей профессии, но работать арбитром мне было не под силу

Мы с женой решили, что мне не стоит возвращаться на лед. Я был без ума от своей профессии, но работать арбитром мне было не под силу. Я не мог заняться чем-нибудь другим из-за жутких головных болей, которые начинались с учащением пульса. Мне пришлось забыть о самых простых тренировках.

Я находился в состоянии депрессии. Мне было 50 лет, но я больше не мог нормально функционировать. У меня три ребенка � три чудесных мальчика. Чтобы я сказал им, если бы они позвали меня погулять? Как бы я смог объяснить им, что чувствую на самом деле? Пожалуй, это было самым сложным испытанием, с которым мне пришлось столкнуться за последние полтора года.

Наш дом расположен в Рутерфорде, штат Нью-Джерси. Совсем неподалеку находится гостиница, в которой останавливаются арбитры, работающие на матчах «Девилс». Я чувствовал себя настолько плохо, что не мог поднять телефонную трубку во время их звонков, не мог ответить на их сообщения. Многие из них приходили ко мне в гости, стучались в дверь, но я не открывал. Все потому, что у меня не было специальной маски, которая бы скрывала повреждения лица.

Помимо семьи, огромную помощь мне оказали люди, работающие в НХЛ. Нет, я еще не до конца восстановился. Меня по-прежнему ждут как минимум три хирургические операции на лице. Одна из них пройдет 17 ноября, после чего, надеюсь, я буду реже задыхаться во время сна. Лига оказала мне не только финансовую поддержку, но и проявила милосердие.

Послушайте все те, кому не нравится комиссионер НХЛ Гэри Беттмэн. Я могу рассказать немало историй о том, как этот человек заботится о других. Мой телефон разрывался от звонков. Со мной пытались связаться многие, в том числе: Брайан Лич, Рон Уилсон, Джереми Реник, Том Ренни, Джордж Макфи, Брайан Бурк�. Бывшие звезды НХЛ, которым ранее доводилось сталкиваться с лечением сотрясения мозга, давали мне советы, рассказывали, как поскорее прийти в себя. Майк Рихтер, Кит Примо, Скотт Стивенс, Эрик Линдрос, Пэт Лафонтен�. Я бы хотел поблагодарить всех, а особенно болельщиков, которые оказывали мне колоссальную поддержку.

Бывшие коллеги также не забывали обо мне. Да, я не всегда был в состоянии ответить на их звонки, но они относились к этому с пониманием, терпеливо ждали момента моего выздоровления.

До того, как я получил травму, у меня была одна цель: до конца отработать контракт с Биллом Макрири, Керри Фрэйзером и другими арбитрами. В будущем я мог рассчитывать на должность хоккейного инспектора, но сейчас взять на себя такую ответственность мне будет не по силам. Я решительно намерен выздороветь, и лучшей мотивацией для меня является возможность работы с Терри Грегсоном (глава судейского корпуса лиги � прим. «Эпицентра»). Может быть, когда-нибудь�.

В моей жизни были как черные, так и белые полосы, но в последнее время во мне преобладает оптимист. Хорошего все-таки больше, чем плохого. Мне еще рано думать о нормальной стабильной работе, но я начинаю принимать участие во всех возможных проектах.

Мой хороший друг Эд Хоум, который в свое время занимался развитием маркетинга в НХЛ и НФЛ, пригласил меня на должность консультанта в свою компанию � Madison Avenue Sports and Entertainment. Приятно, что я могу приносить какую-то пользу, хотя мое здоровье не позволяет мне уделять работе много времени. Я вынужден принимать 5 видов лекарств, я по-прежнему сижу на антидепрессантах. О полном выздоровлении говорить еще очень рано.

Мне была оказана честь обслуживать последний матч в карьере Уэйна Гретцки. До сих пор храню фотографию с той игры

Я совсем не стыжусь говорить о том, что пережил за последние полтора года. Все мы знаем, что многим приходилось сталкиваться и с более тяжелыми ситуациями, но у них не было ни поддержки со стороны семьи, ни успешной карьеры в НХЛ.

Мне была оказана честь обслуживать последний матч в карьере Уэйна Гретцки. До сих пор храню фотографию с той игры � это одна из моих реликвий. Во время рекламной паузы Гретцки подъехал ко мне и сказал: «Дэп, знаешь, ты один из самых уважаемых людей в мире хоккея». Вы можете в это поверить?

В марте 2009-го я был приглашен «Флайерс» на игру с «Рейнджерс» для того, чтобы провести символическое вбрасывание. Мне и моей семье оказали королевский прием. Перед началом матча на арене был показан пятиминутный фильм о моей карьере. Болельщики «Филадельфии» устроили мне � линейному арбитру! � стоячую овацию. Не это ли лучшая благодарность за проделанную работу?

Повсюду я слышу от людей фразы вроде «Бедняжка Пэт, бедняжка Пэт». Хватит, не нужно меня жалеть. Я окончил школу в Нью-Джерси в 1976 году, а уже через 6 лет стал лайнсменом в НХЛ. Мне удалось провести почти 2000 матчей, я повстречался со многими легендами хоккея, работал на самых важных играх. Я побывал в Белом Доме, где встретился с президентом США. Да многие мечтают о жизни, которая у меня была. Бедняжка Пэт�. Хватит!

Я согласился бы ежемесячно получать удар коньком в лоб, если бы только смог вернуться в НХЛ.

Фото: Daylife.com.

Свежие записи в блоге

16 декабря 00:09
Россия 25 лет без золота Олимпиады в хоккее. Как так?

13 декабря 10:00
«Голы в пустые ворота – это для гомосеков». Кто так забивал в НХЛ чаще всех

3 декабря 13:21
Русский хоккеист, который ничего не боится

27 ноября 14:10
Команда Тарасенко – лучшая в НХЛ. И он ее лидер

23 ноября 13:03
Обмены, которые изменили НХЛ

18 ноября 00:25
Кучеров: 50 голов в 50 матчах. Реально?

13 ноября 19:00
Кросби – самый бесполезный хоккеист НХЛ. Мы тоже в шоке

11 ноября 09:50
Кто на самом деле зарабатывает больше всех в НХЛ

10 ноября 10:30
«Увидим, кто будет лучше – я или Овечкин». Первый сезон Малкина в НХЛ

7 ноября 22:30
Панарин мало забивает. У него проблемы?

Сегодня родились

Лучшие материалы