android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог Эпицентр

«Что мне делать в России? Пить каждый день водку?». Он забил 76 голов за сезон НХЛ

Александр Могильный боялся летать, но установил рекорд НХЛ для русских хоккеистов.

Перед последней игрой в регулярке-1992/93 у Могильного – 74 гола, у Теему Селянне – 75. «Виннипег» начинал свой матч на час позже, так что финн мог приглядывать за своим конкурентом и ускоряться по мере необходимости. Что «Сэйбрс», что «Джетс» победы и очки не очень-то интересовали, ведь соперники по первому раунду плей-офф давно определены. Разыгрывалось нечто большее –  место в истории. Когда еще у их игроков появился бы шанс стать лучшим снайпером чемпионата НХЛ?

Настроение у Могильного преотвратное. Мало того, что «Баффало» проиграл шесть раз подряд, так еще он в этих матчах ни разу не забил. Репортеры утомили жужжанием «Ну когда же? Что случилось?». И как им объяснить, что не все зависит от одного желания? Пришлось заявить одной газете: «70 шайб для меня – это слишком много. Я не хочу быть, как Бретт Халл, в которого тычут пальцем и критикуют, когда он забрасывает по 50 шайб за сезон. Как-нибудь обойдусь без этого».

Сказал одно, а расшифровали мысли по-другому. Будто русский нападающий устал, и этой весной от него ничего ждать уже не стоит. Но Могильный не думал останавливаться: 39-я минута игры с «Филадельфией», хлесткий щелчок, и он догнал Селянне. Пока финн разогревался в матче с «Эдмонтоном», «Баффало» забил еще раз, и это опять Могильный – теперь у него 76 шайб.

Теему не сдавался, и обороне «Ойлерс» с ним было не справиться. Пас Олауссона – и есть гол №76, плюс еще половина игры в запасе. Он поливал ворота Рэнфорда со всех позиций, бросал в штангу, перекладину, пару раз не реализовал выход один на один. 11 бросков в створ – и все не то. Еще чуть-чуть и «нефтяники» стали бы забивать себе сами – только бы помочь финну, но не успели. Результат и без того получился фантастическим. До Могильного и Селянне больше забивали только Гретцки, Лемье и Халл. После них – никто.

* * *

В мае 1989-го, в нью-йоркском аэропорту JFK Александра встречали как будущую суперзвезду, а его побег из СССР называли лучшим, что случилось с «Сэйбрс» после выбора на драфте Жильбера Перро. И с этим не хотелось спорить. К 20 годам он выиграл все, о чем мог мечтать хоккеист ЦСКА – от союзного чемпионата до Олимпиады – а среди молодых игроков равных в мире ему не было. Он и Перро даже по-английски говорили одинаково плохо, а если точнее – никак. Выбирая Могильного на драфте, в «Баффало» думали, что самой большой проблемой для них будет вытащить нападающего из Советского союза. Оказалось, что нет.

Могильному потребовалось 20 секунд и ровно одна смена, чтобы забить первый гол в НХЛ, но через несколько месяцев в «Сэйбрс» засомневались, а стоило ли вообще с ним связываться? В середине сезона  вдруг выяснилось, что у парня, который совсем недавно пересек океан, развилась аэрофобия. Без самолетов в НХЛ было не обойтись, а он боялся полетов как офицеров КГБ, которые мерещились ему на каждом шагу. 11 февраля 1990 года Могильный не явился в аэропорт, откуда «Сэйбрс» должны были отправиться в Сент-Луис. Все, прилетели?

– Во время прошлой игры Могильный сказал парням на скамейке запасных, что это был его последний матч. Я промолчал, так как не поверил ему, – рассказывал Buffalo News его одноклубник, который не захотел называть свое имя. – Я думал, что он просто пошутил.

– А я слышал, что Могильный не хочет оставаться в Баффало, а хочет жить в городе, где больше русских, – заявил другой анонимный игрок из «Сэйбрс».

Пока Могильный дремал в купе поезда, коротая 12-часовое путешествие из Баффало до Чикаго, где его команда проводила следующий матч, история «болезни» обрастала новыми деталями и слухами. С журналистами, даже местными, он почти не общался, и ему припомнили все. И русскую подругу-модель из Нью-Йорка, которой не хотелось жить в американской глуши; и то, как легко новичок спускал подписной бонус на спортивные машины и одежду от Армани.

«В команде носят костюмы за 300-400 долларов, и это считается модным. А Могильный потратил на одежду полторы тысячи», – писало одно издание. «Больше всего Александр боится не полетов и не возможной авиакатастрофы. Страшнее всего для него остаться в Баффало навсегда», – продолжало другое. «Могильному надо понять, что самое опасное в полетах – это дорога до аэропорта и обратно, когда тебя подвозит жена», – глумилось третье.

Но повод испугаться у хоккеиста был. 25 января 1990-го в нескольких километрах от JFC разбился самолет, который следовал по маршруту Богота – Нью-Йорк. Погибло более 70 человек, жуткие кадры показали по всем телеканалам США.

Он пропустил две недели, вышел на лед в домашней игре с «Хартфордом», забил победный гол и пободался с Ульфом Самуэльссоном. 16 тысяч болельщиков аплодировали стоя, а через три дня у «Баффало» был новый выезд – и снова Сент-Луис. Вместе с агентом Фомичевым (тем самым, который потом грозился прострелить Могильному обе ноги) Александр отправился в штат Миссури на автомобиле, а это 11,5 часов езды по хайвею. К началу матча удалось успеть, но лучше бы он никуда не ездил – один бросок и «минус 2». И что с ним делать дальше? До дедлайна оставалось меньше месяца, и вариант с обменом в «Рейнджерс» или «Нью-Джерси», которые выступали в автобусном дивизионе, казался очень вероятным.

Аэрофобией НХЛ не удивишь. Людей, которые боялись летать, было много и без Могильного (например, Уэйн Гретцки), и только в «Сэйбрс» их оказалось несколько человек. Рик Вайв предложил Александру провести полет в одной кабине с пилотом, чтобы понять, как устроен самолет, а клуб нашел русскоговорящего психолога, который учил его расслабляться во время путешествия.

Проблему удалось решить, но первый сезон пошел насмарку – 15 голов и всего 65 матчей. В решающей встрече с «Монреалем» в плей-офф главный тренер «Баффало» Рик Дадли хотел оставить его в запасе, но генменеджер посчитал иначе. Могильный наиграл на «минус 3».

* * *

В двух следующих сезонах проще с Могильным не стало. Фраза «играю, когда хочу» со временем станет жизненным девизом Александра Семина, а в начале 90-х в таком режиме проводил матчи его тезка из «Баффало». Он мог забить сумасшедший гол, который несколько недель не покидал чарты, и эти же несколько недель ждать следующего результативного броска. Он вытаскивал команду гениальным пасом или проходом от ворот до ворот, а через пару дней спокойно смотрел, как ее разносят с крупным счетом, не особо парясь об игре в обороне.

В плей-офф-1991 Могильный не забросил ни одной шайбы, а новый сезон начал совсем слабо: три гола в 20 матчах. Еще один аноним из «Сэйбрс» слил репортерам причину случившегося – русский хоккеист требовал от клуба новый контракт, и переговоры шли со скрипом. В декабре Александр сказал, что все так и было, и извинился перед Риком Дадли, но тренеру «Баффало» от этих слов проще не стало. К тому моменту его уже отправили в отставку.

– У Александра были проблемы во всем и с каждым. Язык, город, культура. В начале сезона мне позвонили из «Баффало» и сказали, что он перестал даже стараться, – рассказывал агент игрока Дон Мин. – Я встретился с Могильным и спросил, правда ли это, и услышал в ответ «да». Я устроил ему взбучку, пытался расшевелить его. Он меня уволил.

С появлением в «Сэйбрс» Пэта Лафонтена результативность Могильного возросла, его даже позвали на Матч звезд, где он забил, но в январе нападающий толкнул арбитра и получил 10 игр дисквалификации с лишением зарплаты (17 тысяч). А его травмы… Плечо, колено, спина, голеностоп. За три первых сезона в НХЛ он пропустил около 50 матчей, а в плей-офф-1992 попал в коробочку между защитниками «Бостона» и завершил серию досрочно с сильным растяжением паха и нулем кубковых голов. 

Регулярка-1992/93 началась для Могильного с хет-трика в ворота «Квебека», а через два дня защитник «Хартфорда» Джим Эгнью толкнул его на борт, и результаты обследования расстроили – повреждено плечо, отдыхай до конца октября.

Все эти годы вокруг Могильного и «Баффало» ошивался генменеджер «Девилс» Лу Ламорелло, который предлагал за него то вратаря Шона Бурка, то пакет из нескольких нападающих. Если бы Лу проявил настойчивость той осенью и не пожадничал с компенсацией, он мог услышать долгожданное «да». Но «Сэйбрс» дотерпели.

** *

Ютуб завален видео с голами Могильного из сезона-1992/93, и понять, как он забросил 76 шайб в 77 матчах, можно. Другой вопрос – почему это случилось именно тогда, а не через год-два или раньше? И почему именно Александр, а не Павел Буре, Люк Робитайл или Стив Айзерман так зажег в том чемпионате? И при чем здесь комиссионер НХЛ?

Речь не про Беттмэна, а про человека, который занимал пост комиссионера до него: Гил Стейн сделал все, чтобы его единственный сезон в НХЛ вошел в историю как лучший за время ее существования. В августе 1992-го лига объявила о двух важных изменениях, тесно связанных друг с другом. Она подписала контракт с ESPN для продвижения своего продукта прежде всего в США, а заинтересовать американцев можно было только яркой обложкой. НХЛ избавлялась от прежнего имиджа, основанного на драках и крови. Этим рынок завалили Жан-Клод ван Дамм и Сильвестр Сталонне. Стейну нужны были звезды, новые имена, еще больше голов, еще больше красивых моментов, и он этого добился.

Лига начала войну с зацепами клюшкой, ударами со спины и теми, кто умышленно пытается нанести травму сопернику. Количество удалений возросло, защитники долго привыкали к изменениям, а быстрые и техничные нападающие отрывались по полной и набивали себе статистику. «Баффало» сыграл в большинстве 467 раз, забил 95 голов, и 27 из них было на счету Могильного (22 такие шайбы в сумме за три предыдущих сезона). Его «Сэйбрс» были командой одной тройки, и в неравных составах они могли кататься все две минуты без смены. А еще лига вернулась к правилу, при котором после обоюдных удалений на площадке оставалось по четыре или три игрока. Могильный и Лафонтен получали свободное пространство и делали с обороной то же, что и Гретцки с Курри в 80-х с пометкой 18+.

Звезды остались довольными. Бить меньше не стали, но теперь их защищали не только тафгаи, но и сама лига. Серьезных травм у топ-игроков до плей-офф в том сезоне почти не было. Марио Лемье (60 матчей) пропустил несколько месяцев из-за борьбы с раком, Гретцки (45 матчей) сделал операцию на спине еще до начала регулярки, а Линдрос (61 матч) в нелепой ситуации у борта столкнулся с одноклубником. Все.

Даже Лафонтен провел 84 игры. Через год в это будет сложно поверить.

При старом комиссионере лига объявила о расширении, и в сезоне-1992/93 в НХЛ дебютировали «Тампа-Бэй» и «Оттава». «Лайтнинг» начали неплохо, а «Сенаторс» и прошлогодний новичок «Сан-Хосе» позорились весь чемпионат, одержав на двоих 21 победу. Матч, в котором они пропускали меньше 6-8 шайб, как для «Югры» при Игоре Захаркине, считался хорошим, и нападающие использовали эти игры как чит-коды в шутерах. Можно было быстро и легко пополнить баланс голов и очков.

«Оттава» находилась в одном дивизионе с «Баффало» – а это семь гарантированных матчей против очень плохих вратарей и защитников. Первая встреча завершилась со счетом 12:3. Всего за сезон Могильный забил «Оттаве» семь раз, «Сан-Хосе» и «Лайтнинг» получили от него по два гола. Главными читерами стали Селянне (15 шайб новичкам), Буре (13) и Айзерман (12), а меньше всего повезло игрокам из дивизиона Патрика, в котором не было откровенного шлака. 69 голов Марио Лемье в 60 матчах от этого кажутся еще более крутыми.

Уровень скаутинга и разбора игры в те годы находился в зачаточном состоянии. Брендан Шэнахан рассказывал официальному сайту НХЛ о том, что изучать соперников по-серьезному начинали с плей-офф, а до этого у команд не было ни времени, ни возможности узнать все обо всех, как это возможно сейчас. «У тебя 3-4 матча за неделю, приходишь домой, поздно вечером, а хоккей показывали по телевизору не так часто. Мы знали фамилии игроков, смотрели на статистику, и все. Конечно, это давало преимущество нападающим, так как их манеру и сильные стороны не изучали», – говорил Шэнни, который в том сезоне впервые забил больше 50 голов.

В «Оттаве», например, не знали о том, что батарейку ноутбуку нужно заряжать. Какой уж тут скаутинг и видеоразбор.

14 игроков забили в регулярке-1992/93 более 50 голов, и такого в НХЛ не было даже в 80-х. Семь из них в дальнейшем не смогли повторить свой результат, что подчеркивает особый статус сезона. Эд Белфор получил «Везина Трофи» с показателями 2,59 шайбы за матч и 90,6% отбитых бросков, а что уж говорить об остальных вратарях. К ним, с одной стороны, вопросов нет – щитки еще не достигли размеров бульдозерных гусениц, а ростовые данные по нынешним меркам были смешными (1,82 – 1,84 м). С другой стороны – Гашек через год отобьет 93,1% и будет пропускать меньше двух за игру в похожих условиях, так что сильно оправдывать его коллег не стоит.

* * *

– Конечно, с некоторыми голами мне везло. Я просто бросал – и забивал. Без удачи столько шайб не забросить, – говорил потом Могильный, в тысячный раз рассказывая о том самом сезоне.

Реализация бросков по нынешним меркам у нападающего и в самом деле была чумовой – 21%. Лучшее, что удавалось Овечкину – приблизиться к цифре 15, а прошлогодний результат Кросби (17) считался нереально крутым. Первый гол после травмы Могильный забил «Торонто» броском из-за ворот, после которого шайба попала в клюшку защитнику, взлетела в воздух, упала на спину Феликса Потвена и от нее отскочила в сетку. Действительно, повезло. Пару раз он забивал в последние десять секунд игры в пустые ворота, ну а что еще?

Он отказался от прически Джима Керри из фильма «Тупой еще тупее» и перестал ругаться с судьями по пустякам. «Баффало» пригласил еще несколько русских хоккеистов (Хмылев, Гордиюк), переподписал своего лучшего бомбардира Дэйва Хаверчака и выменял у «Чикаго» Доминика Гашека, еще не понимая, насколько это круто. Главный тренер Джон Маклер ставил команде атакующую скоростную игру, а самое важное – ее лучший центр Пэт Лафонтен залечил все травмы и был готов к первому полноценному сезону в составе «Сэйбрс». Лидером и главной звездой «Баффало» был он, и именно с его появлением в карьере Могильного многое изменилось.

Прежний центр Могильного – канадец Пьер Тарджон – был прекрасным атакующим игроком, а Лафонтен умел все. Он мог забивать сам и быть лидером, но уходить в тень, когда у кого-то из его звена шла игра. Эл Арбур научил его обороняться и терпеть, а парни из династии «Айлендерс» поделились опытом и умением побеждать. Лафонтен быстро бегал, хорошо соображал, выполнял любую роль в спецбригадах большинства (от снайпера до распасовщика) и делал кучу полезных вещей в защите. О нем говорили – это Марио Лемье-2, но в сезоне-1992/93 Пэт был как никогда близок к тому, чтобы опередить Le Magnifique хотя бы по числу набранных очков. И даже если бы Могильный забил не 76, а 90 голов, самым ценным в «Баффало» оставался бы Лафонтен.

* * *

Эффективность этой пары нападающих принято объяснять загадочным словом «химия», но ничего космического в их взаимоотношениях не было. Джон Маклер освободил Могильного от каких-либо оборонительных обязанностей, и большую часть матча в равных составах Александр катался между синей и красной линиями в ожидании передачи в свободную зону. Ему нужен был центр, который бы работал за него в защите, успевал поддерживать атаки и мог сделать точную передачу на три метра вперед. Лафонтен отвечал всем этим качествам, а еще он вовремя уловил момент, когда у Могильного поперло, и стал больше играть на него. К началу зимы у американца было 18 голов и почти 50 очков, а у его партнера – 17 и 31 соответственно. Перед Новым годом Александр сделал несколько хет-триков и стал лидером НХЛ по числу заброшенных шайб. Больше половины из них организовал Пэт.

– Я сказал Могильному: «Алекс, у тебя невероятный бросок. Давай уже бросай, а? Используй свою скорость, открывайся, а я помогу тебе найти шайбу». Когда у Майка Босси шла игра, Брайан Троттье никогда не спешил атаковать сам. Он играл на другого, становился лучше сам и помогал партнеру, – рассказывал Лафонтен.

Из 76 голов Могильного 42 были забиты с пасов Лафонтена. Это круто, учитывая, сколько всего американец делал помимо результативных передач. Удержать их в хорошие для нападения «Баффало» дни было почти невозможно. Лафонтен собирал вокруг себя двух-трех соперников и выдавал передачу на открытого Александра, который легко убегал к воротам. Если зажимали его, без опеки оставался Пэт, а если чересчур жестко играли против обоих, Маклер подзывал к себе тафгая Роба Рэя и просил разобраться. Спорить с ним было чревато разбитым лицом. В лучшем случае.

Нужно понимать, что скорость, бросок, техника Могильного позволяли ему бы забить 40-45, а может и 50-55 голов с любым центральным нападающим. Но цифра 76 стала возможна благодаря особенному партнеру.

В первых числах декабря больше забитых голов, чем у Могильного, было человек у пятнадцати, а попытку составить конкуренцию Марио Лемье (32 шайбы) пытался разве что Павел Буре из «Ванкувера» (24). У «Баффало» было больше поражений, чем побед, и, говорят, что после очередного посредственного матча у Александра состоялся разговор с ветераном «Сэйбрс» Дэйвом Хэннаном. «У тебя столько таланта. Научись заставлять себя работать и может случиться все, что угодно», – передал ESPN корректную версию  их диалога.  9 декабря Могильный вместе с Лафонтеном уничтожил «Бостон», забросив три шайбы, потом забил два гола «Хартфорду», набрал 5 (3+2) очков во встрече с «Рейнджерс», поиздевался над «Вашингтоном» и «Оттавой» (по 3+0) и сделал дубли в играх с «Блюз» и «Пингвинс».

– Он делал хет-трики так часто, что люди стали приносить с собой кепки, зная, что их придется выбросить, – говорил Лафонтен. – Я и сам после одного матча хотел швырнуть на лед свой шлем.

9 января Могильный еще дважды забил «Айлендерс»  и впервые обошел Лемье, став лучшим снайпером чемпионата. Итого: 23 шайбы в 13 матчах после общения по душам и всего 40 в 35 играх. Как за ним угнаться?

– Я как хорошее вино – с каждым матчем становлюсь все лучше, – шутил он. – Здорово, что я первый, но надолго ли?

У Александра был шанс войти в компанию великих и забить 50 голов за 50 первых матчей сезона. Морис Ришар задал высокую планку в 40-х, и после него так феерили только Гретцки, Лемье, Халл и Босси. Могильному из-за пропущенных в начале чемпионата шести игр нужно было уложиться в 44 встречи, и ему почти удалось. В 47 матчах нападающий забросил 45 шайб, в 48-й – еще одну, но в Филадельфии один гол не засчитали, а защитники «Вашингтона» дали сделать только результативную передачу. В феврале Sports Illustrated посвятил ему целый разворот и все равно назвал Великим. 50-ю шайбу он положил в ворота «Хартфорду», из-за которого весь сезон чуть не пошел насмарку. Могильный отправился на Матч звезд, забил и сказал, что теперь его цель – 60 голов.

* * * 

А еще после сезона должны были начаться переговоры по новому контракту с «Баффало», и каждая следующая заброшенная шайба давала агенту Могильному новый повод просить больше и больше. Деньги значили для Александра многое, он это и не скрывал.

– Давайте не будем обманывать друг друга. Вы думаете, мне хочется играть в России за 500 рублей в месяц или сколько там сейчас платят? – говорил он. – Деньги в этом мире решают многое, без них никуда.

По текущему контракту «Сэйбрс» платили ему 650 тысяч долларов в год, но в нем также были прописаны бонусы: за голы с 35-го по 45-й клуб платил ему дополнительные пять тысяч, а после 45-й шайбы – по десятке за каждую. Еще 200 тысяч он получил бы за титул лучшего снайпера сезона. Неплохой стимул продолжать забивать. В конце февраля в Баффало приехал «Детройт» Сергея Федорова, и Могильный уничтожил его команду, сделав покер к 30-й минуте.

Первый гол стал 57-м в чемпионате – пал клубный снайперский рекорд Дэнни Гэйра, который держался 13 лет. Четвертая шайба стала 60-й, а за игру только на бонусах он заработал 40 тысяч. Примерно столько стоил новый спортивный Porsche в базовой комплектации, который хотел купить себе Могильный. Еще через несколько дней он стал самым результативным правым крайним «Сэйбрс», опередив Рене Робера из French Connection (100 очков).

– Какой Рене? А, тот, который из 80-х, – не переставал он откровенничать. После игры с «Детройтом» он ушел от журналистов в разгар интервью. «Они задают дурацкие вопросы. С чего я должен тратить на это время?», – оправдывался позже Могильный. И здесь его выручал общительный Лафонтен, который брал огонь на себя и отвлекал прессу. Когда Александр успокаивался и подпускал к себе людей с диктофонами и записными книжками, местами его заносило.

– Зачем людям мои автографы? Кто их вообще коллекционирует? А что им до того, сколько я забью? Люди, почему вам это так важно? – удивлялся он в одном интервью. – Живите своей жизнью. Кто-то работает на почте, я играю в хоккей. И что с этого? Зачем это раздувать так сильно?

– Я не доверяю людям, которые зовут меня обратно в Россию. А что там делать? Там даже нет полей для гольфа, например. Что, черт возьми, я буду там делать? – удивлял в другом. – Выпивать каждый день по бутылке водки? Нет уж, спасибо. Мне спокойнее здесь. Я наслаждаюсь жизнью в США.

Кстати, Гэйр был одним из тех, кто перед сезоном не раз повторял Могильному о необходимости чаще бросать, и это был самый очевидный совет человеку, который мог за доли секунды переложить шайбу с неудобной стороны клюшки на форхэнд и пальнуть с кистей с точностью снайперской винтовки. И все это Могильный делал на скорости. И вратари не знали, что делать, ведь рядом почти всегда был Лафонтен, готовый завершить атаку.

За месяц до конца регулярки Пэт сказал, что не удивится, если Могильный забьет 85 голов, но «Баффало», обеспечив место в плей-офф, успокоился, а для соперников пара лучших нападающих сезона была особым раздражителем. В конце марта в матче с «Сент-Луисом» Шэнахан и Могильный обменялись ударами на площадке, а потом продолжили баттл в микст-зоне.

– Шэнахан сыграл грязно. Он ударил меня со спины. Если Брендану так хотелось подраться, так и дрался бы с тафгаями. Горд Доннелли и Роб Рэй дерутся, а я нет. Я забиваю голы, – сказал Александр, который в той игре забросил 69-ю шайбу в сезоне.

– Могильный ударил меня клюшкой по подбородку и рассек его. Пусть он заткнется и перестанет ныть. Если ему хочется махать клюшкой, то пусть будет готов к тому, что ему прилетит в ответ, – начал Шэнахан. – Он веселый парень. Сначала боялся самолетов, а теперь стал примадонной, которую нельзя трогать. У него будет интересная карьера. Могильный, заткнись. Посмотрим, что будет с тобой в следующем сезоне.

* * *

В начале апреля Дэвид Шоу из «Бостона» ударил его в лицо за воротами «Бостона», Могильный ответил, получил редкое для себя удаление за грубость и пять следующих матчей не забивал – удивительно долго для того сезона. Через две недели он встретился с «Брюинс» в плей-офф и забил в четырех матчах шесть голов, выбив в первом раунде лучшую команду дивизона Адамса. Серия вошла в историю еще и благодаря комментатору Рика Дженнерету и его крику «May Day», но точным броскам русского нападающего он радовался также эмоционально.

В первом матче с «Монреалем» Могильный забил еще раз – 83-й раз в сезоне, и хотя перед возвращением в Баффало счет в серии был 0-2, шансы на победу у «Сэйбрс» сохранялись. В середине третьей игры Брайан Беллоуз вылез к воротам Фюра, не устоял на ногах после силового приема Лафонтена и упал на лед, свалив прибежавшего в оборону Могильного. От боли Александр едва мог дышать.

В госпиталь его доставили с закрытым переломом голени и подозрением на полный разрыв связок правого колена. На следующее утро станет известно о травме Лафонтена, который играл со сломанным пальцем руки и трещиной в ступне, и сезон для «клинков» можно было считать завершенным.

* * * 

Сомнений в том, что Могильный продолжит карьеру, не было, но смог бы он играть на том же уровне? «Баффало» дождался, когда их снайпер вернется, и только потом объявил о подписании нового контракта. В семи первых матчах сезона-1993/94 нападающий забил 8 голов, а потом травмировался Лафонтен. В следующий раз он появился на льду только через 16 месяцев – разумеется, сразу отдал голевую Могильному – а в июне 1995-го «Сэйбрс» разгрузит платежку обменом Александра к Павлу Буре в «Ванкувер».

Дуэт мечты просуществовал недолго. Во-первых, Буре получил тяжелую травму в самом начале чемпионата и выбыл до конца сезона, а, во-вторых, вместе они были крайне неэффективны. Результативность Могильного каждый год снижалась – с 55 голов до 14, со 107 очков до 45 в регулярке-1997/98. Его фамилия стала нарицательной – так называли игроков с большими контрактами и отсутствием желания что-то изменить. Весной 2000-го Лу Ламорелло, расставаясь с молодым центром Бренданом Морисоном, рисковал получить от «Ванкувера» измученного травмами, неуверенного в себе ветерана, но эта сделка станет одной из самых удачных в карьере генменеджера «Девилс».

Могильный забил победный гол «Филадельфии» в шестой игре серии, в которой «Флайерс» вели 3-1, а в седьмом матче доставил шайбу на пятак, где Патрик Элиаш сделал все, как нужно. Он мог забить в решающем овертайме финала «Далласу», но не страшно, что героем стал другой. После победы в Кубке Стэнли уже никто не мог сказать, что Александр не заслужил прозвище Великий. Хотя бы для НХЛ.

Фото: Gettyimages.ru/Mike DiGirolamo, Rick Stewart/Allsport; efootage.com

Сергей Федоров как первая русская супервезда в НХЛ

50 фактов о Теему Селянне, которые вы могли не знать

Последняя победа Русского Терминатора Владимира Константинова

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы