android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьsports_on_siteplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог Эпицентр

«Я же никого не убил, это только игра». Первый номер драфта, который был хуже Якупова

Нападающий «Колорадо» Наиль Якупов пытается оправдать статус первого номера драфта НХЛ, под которым его выбрали в 2012 году. Но его карьера уже точно не будет хуже, чем у Патрика Штефана – человека, совершившего самый невероятный промах в истории лиги.

И сразу вопрос: как получилось, что первым на драфте, где были доступны братья Седины, Хенрик Зеттерберг, Мартин Гавлат, лучший вратарь Олимпиады-2010 Райан Миллер и Федор Федоров, выбрали кого-то другого? Допустим, о существовании Зетты в Северной Америке знал только один человек (о Хокане Андерссоне много написано здесь). Предположим, что Гавлат (№3 европейского рейтинга юниоров) отпугивал своей костлявостью, Миллер – планами продолжить учебу в NCAA, а упоминание Федорова – это несмешная шутка. Но о Даниэле и Хенрике Седине говорили примерно с тех пор, как их выпустили из детского садика. В 16 лет они выигрывали медали турниров U-18, а до драфта провели мощный сезон в мощной шведской лиге. Можно было не заметить одного, но сразу двух?

Конечно, о Сединах знали, и в каждом клубе приглядывались хотя бы к одному из братьев, думая, на кого потратить свой выбор в первом раунде. Но Хенрика и Даниэля не волновало, кто и под каким номером заберет их к себе. Они не спешили в Америку, и им обязательно хотелось играть вместе. А чтобы это произошло, генменеджерам недостаточно было провалить сезон и ждать своей очереди на драфте. И кто в своем уме дал бы будущему сопернику возможность собрать пару нападающих, которые были обречены звездить в НХЛ?

Но через два дня был выбран Патрик Штефан – пожалуй, худший первый номер драфта в истории лиги. «Атланта Трэшерс» с Доном Уодделлом начала свое недолгое плавание в профессиональном хоккее.

Вообще «Атланта» по итогам лотереи драфта была второй. Первой в очереди шла «Тампа-Бэй», но ее генменеджер Рик Дадли не уговорил Сединов расстаться друг с другом хотя бы на время сезона, а в Штефана или снайпера Павела Брендла «молнии» не верили. Патрик смущал их тем, чем должен был отпугнуть всех в НХЛ – три сотрясения мозга за календарный год и травма колена. О проблемах чеха писали много, но его агент с таким усердием тыкал в страничку со статистикой единственного сезона Патрика в ИХЛ, что кое-кто дрогнул.

За два дня до драфта порядок команд, которые должны были выбирать первыми, был таким:

1. «Тампа-Бэй»; 2. «Атланта»; 3. «Ванкувер»; 4. «Чикаго»

Но «Лайтнинг» отдали пик №1 «Ванкуверу», получив взамен выбор №4, который «Кэнакс» еще раньше приобрели у «Чикаго» за Брайана Маккэйба и преимущество на драфте следующего года. Но Штефан был не нужен и «косаткам». Брайан Бурк сказал коллегам: «Никто не заберет Сединов, кроме меня». У него был пик №3, полученный в лотерее, и дело оставалось за малым – предложить «Атланте» будущего франчайза за выбор №2 – и он получил обоих братьев. Сделка «Тампы» с «Рейнджерс», по итогам которой Глен Сатер выменял себе право на пик №4, уже мало кого интересовала. Круто? Можете закрывать челюсти.

1. «Атланта»; 2. «Ванкувер»; 3. «Ванкувер»; 4. «Рейнджерс»

Теоретически в борьбу за Штефана (и даже за Сединов) мог ввязаться Майк Милбури и «Айлендерс», в распоряжении которых были пики №5, 8 и 10. «Островитяне» запросили итоги медообследования Патрика перед драфтом у его агента, но ответа не дождались. Милбури много ругался, заявил, что все равно не выбрал бы чеха, так как у него голова из зефира, а потом пообещал, что в любом случае драфт не будет провальным. И выбрал Тима Коннолли, Тэйлора Пайетта и Бронислава Мезея.

Ну, как вам сказать…

Самой счастливой после драфта была «Флорида». Под 12-м номером ей достался Денис Швидкий, которого в клубе вели весь год. «На двух чемпионатах Европы Денис полностью переиграл Сединов», – восхищался директор скаутинга «Пантерс» Тим Мюррей. «Это особенный хоккеист», – продолжал его дядька Брайан, генменеджер «Флориды». Примерно то же самое говорили в «Сент-Луисе» о вратаре Брайане Финли (№6), в «Вашингтоне» – о Крисе Биче (№7), а в «Эдмонтоне» – о Яни Рите (№13). Не вы одни с тех пор не слышали эти фамилии.

* * *  

А что же «Атланта», а как там Штефан? То же состояние счастья, та же уверенность, что все будет хорошо. Новичок «Трэшерс» как в анекдоте про боксера, который не понимал смысл вопроса, отвечал журналистам, что сотрясения мозга не так опасны, и многим игрокам они не мешали становиться звездами. Он приехал в Америку в 17 лет – хотел еще раньше, но родители не отпустили подростка в Лонг-Бич (пригород Лос-Анджелеса), решив, что ему нужно немного повзрослеть. В 1997-м Патрик закрепился в составе пражской «Спарты», дважды сыграл с «Динамо» Билялетдинова в Евролиге, а после окончания Олимпиады в Нагано подписал пробный контракт на 25 матчей с «Айс Догс» из ИХЛ.

– На драфте-1998 Патрик был бы в пятерке лучших, – уверял генменеджер «Лос-Анджелеса» Дэйв Тэйлор. – У него есть все – талант, габариты, характер.

К 18 годам он вымахал до 187 сантиметров и весил 90 килограмм, и по всем параметрам подходил НХЛ, в которой продолжалась мода на мощных нападающих. Как уж без сравнений с Яромиром Ягром. Они преследовали любого чешского парня, который появлялся рядом с ледовой площадкой, а главный тренер «Айс Догс» Джон ван Боксмир вообще разглядел в Штефане нового Сергея Федорова или Майка Модано. «Патрик – будущая суперзвезда НХЛ», – не сомневался он. Сам ван Боксмир провел за «Монреаль» и «Баффало» более 400 матчей, так что знал, о чем говорил.

А Штефан боготворил Петера Форсберга и старался играть в такой же силовой манере. Он отправился в Америку, чтобы улучшить позиции перед драфтом, а выбор ИХЛ был обусловлен успехом Сергея Самсонова, которого выбрали в топ-10 в 1997-м. Статистика Штефана и отзывы о его игре утверждали, что он готов к взрослому хоккею. Тело хоккеиста кричало об обратном.

В неполном первом сезоне он набрал 15 очков в 20 матчах, второй год в «Айс Догс» начал с 23 очков в 20 играх, а в ноябре попал под силовой прием и встретился головой с бортом. Пришлось пропустить 38 матчей и потерять несколько позиций в рейтингах скаутов. Весной он вернулся, забил, отдал и опять получил сотрясение. Соперник въехал в голову коленом, и без помощи партнеров Штефан с площадки уйти не смог. Всего в том сезоне он набрал 35 очков в 33 играх, а с конца марта вообще не выходил на лед. До церемонии драфта Патрик добрался самостоятельно, но это не точно.

* * *

У «Атланты» было время обдумать свое решение после трейда с «Ванкувером» и, может быть, взять под первым номером Павела Брендла (94 гола в WHL в регулярке и плей-офф за сезон). Но ее генеральный менеджер Дон Уодделл прошел школу «Детройта», а там всегда строили команду, отталкиваясь от центральных нападающих.

– Надежнее всего – вообще никого не брать. Любой молодой хоккеист – это риск, но Штефан был лучшим из доступных игроков. Патрик может стать звездой НХЛ на протяжении многих лет. Он центр, а найти хоккеистов его уровня и амплуа непросто, – сказал Уодделл. – Мы не переживаем из-за того, как Штефан проведет два следующих сезона. Куда важнее для нас, как он сыграет через пять лет.

После выхода на сцену Патрик натянул на себя свитер с 99-м номером, который еще не был увековечен лигой, символизируя год дебюта «Атланты» в НХЛ и, возможно, появление новой суперзвезды.

Уодделл был прав только в одном. Пятый сезон действительно стал для чеха лучшим в НХЛ – 82 матча, 14 голов, 40 очков. После этого даже такой статистики у него не было.

* * *

В первом тренировочном лагере Штефан взял джерси с №13, надеясь, что несчастливое число принесет ему удачу, как Жамнову, Козлову и еще десятку европейцев, но травмы липли к нему одной за другой. Начал он здорово – пас в дебютной игре, два гола Гашеку, пять очков в четырех первых матчах. Ему давали 15-16 минут времени, позволяли рисковать и ошибаться. В ноябре на раскатке шайба угодила Штефану в ухо. Обошлось. Прошло несколько дней, и в матче с «Баффало» он пропустил силовой прием – и вот тебе еще одно сотрясение мозга. «Трэшерс» и сам хоккеист продолжали говорить, что бояться нечего, что все нормально, но… 

Через год он столкнулся с Пи Джеем Стоком на 27-й секунде игры с «Монреалем» – и снова сотрясение, после которого чеха унесли на носилках. Страшнее самих травм Штефана было отношение к этому в клубе и самой лиге. После четвертого или пятого сотрясения за два года ему нужно было больше времени на восстановление, но ни он, ни «Трэшерс» не видели в этом угрозы и возвращали его в состав через неделю. Бесследно сотрясения не проходили, и каждый новый удар в голову сказывался на игре хоккеиста.

Осенью 2001-го «Атланта» присматривалась к звену Хитли – Штефан – Ковальчук, но во второй игре регулярки Билл Герин из «Бостона» клюшкой сломал Патрику челюсть. Нарушителю дали три матча дисквалификации, а Штефан лечился несколько недель. Он вернулся в ноябре, сразу же забил, чтобы получить еще один больничный сроком на месяц. Кажется, в тот момент в «Атланте» смирились с тем, что франчайз-центром ему не стать. Спустя годы Штефан и сам признает – он не совсем был готов к этой роли.

– В какой-то степени это был маркетинговый ход – первый номер драфта в новой команде лиги. После сезона с несколькими сотрясениями мозга его сразу стали заигрывать в НХЛ, и, наверное, поторопились. И это южный рынок, люди там не привыкли ждать. Им казалось, что первый номер драфта сразу должен был давать результат. А мы знаем, насколько редко это случается», – рассказывал бывший комментатор матчей «Атланты» Даррен Элиот.

* **

Штефан неплохо смотрелся в третьем звене «Трэшерс», а в сезоне-2003/04 впервые в карьере провел все 82 матча чемпионата. Угадайте, что случилось сразу после локаута? Сотрясение мозга, которые в клубе устали считать. Летом 2006-го Уодделл обменял нападающего в «Даллас» на Нико Капанена, и первый гол за новую команду Патрик забил в матче с «Атлантой». Возможно, это была его лучшая игра в НХЛ – три очка, «плюс 4» и победа. В Техасе ему сказали: не парься по поводу статистики, будь полезен в обороне.

До январского матча с «Эдмонтоном» Штефан набирал очки три игры подряд, и в Rexall Place, когда «Старс» уступали 0:2, тоже забил, и очень красиво.

Но об этом через полтора-два часа не вспоминали. Сбылся прогноз его первого тренера в Северной Америке. Патрик стал суперзвездой. Но не НХЛ, а ютуба.

Первые номера драфтов в НХЛ не всегда становились героями, не все выигрывали Кубок Стэнли и забивали по 50 голов за сезон. Алекса Дэйгла и Джо Мерфи сгубили тусовки, Брайана Лоутона – слабый характер. Горду Клузаку и Рику ДиПьетро часто напоминают об их постоянных травмах, а о Дуге Викинхайзере вообще могли забыть, если бы не Monday Night Miracle в плей-офф-1986. Штефан переплюнул их всех, когда вошел в историю, благодаря промаху. В 2009-м Хенрик Седин не попал по пустым воротам не один, а три раза, но Патрик опередил его и здесь.

* * *

Доиграть тот сезон до конца помешала новая травма. После операции на бедре Штефан не мог нормально ходить, и в 27 лет он завершил карьеру и занялся агентским бизнесом. «Атланта» без него сразу вышла в плей-офф, но продержалась в НХЛ недолго. Свой последний матч в НХЛ «Трэшерс» провела в 2011-м, когда о самом известном клиенте Патрика, вратаре Михале Нойвирте, стали говорить всерьез.

– Конечно, я не был рад тому, что закончил так рано. Я надеялся поиграть еще лет 10, так что решение далось мне нелегко. Но я всегда знал, что не уйду из хоккея, – рассказывал Штефан в интервью ESPN. – Мне все равно, что думают обо мне люди, так как многие забывают, что попасть в НХЛ легче, чем остаться там надолго. Я провел около 500 матчей. Могло быть лучше, но получилось так.

У Патрика два сына – 10 и 12 лет, которые тоже занимаются хоккеем. Он учил их кататься на коньках, правильно держать клюшку, бросать с кистей и справляться с трудностями. Вопрос «Папа, ты можешь объяснить, почему ты не забил тогда?» прозвучал, как только мальчишки научились выходить в интернет. Штефан относится к нему, как к уроку – и для себя, и для своих детей.

– Это игра, случиться может все. Мне не повезло. Да все равно, что там было. Я же никого не убил, – говорит Патрик. – Я учу своих сыновей тому, что у тебя может быть плохая игра, плохая смена. Но у тебя всегда будет следующая смена. Как ты поведешь себя потом? Справишься или нет?

Новый клиент Штефана – нападающий «Нью-Джерси» Павел Заха, рядом с которым играет первый номер драфта-2017 Нико Хишир. Если у швейцарца начнутся проблемы, он знает, кому позвонить за советом.

Фото: REUTERS/Jim Bourg; Gettyimages.ru/Jim McIsaac, Jon Ferrey/Allsport, Jeff Vinnick

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы