android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог Эпицентр

«Не перестанешь столько жрать – через полгода умрешь». Как похудеть на 100 кг и попасть в НХЛ

Главная победа в жизни Кена Хичкока – нового тренера Александра Радулова.

В апреле 1989-го он потягивал пиво на заднем дворе своего дома в Камлупсе (Британская Колумбия) и подводил итоги сезона. Его «Блэйзерс» были одной из лучших команд Западной хоккейной лиги; их бывшая звезда Марк Рекки уже дебютировал в составе «Питтсбурга» и даже забил за «пингвинов» свой первый гол. Душу грели воспоминания о победе на молодежном чемпионате мира в Москве, а мысли о работе в НХЛ, откуда рано или поздно должны были поступить предложения, приятно будоражили. Спокойствие разбавил встревоженный голос его личного терапевта Боба Смайли.

– Кен, как тебе живется в Камлупсе?

– О, все здорово, мне очень нравится.

– Не теряй времени, наслаждайся жизнью. Ведь через шесть месяцев ты умрешь. Если не перестанешь столько жрать.

Кену Хичкоку было 37 лет, а его вес приближался к отметке 500 фунтов (около 220 килограмм). Это нормальный показатель для профессионального сумоиста, но не для хоккейного тренера. Кен жирел на протяжении двух десятилетий, и каждый следующий пончик или кусок пиццы мог стать для него последним. Смайли больше не мог молчать, глядя на то, как убивает себя его друг.

Хичкок и сам понимал, что довел свое тело до кризисного состояния, но продолжал поглощать фастфуд в огромных количествах, когда разбирал матчи соперников по ночам или ехал на игру с командой. Он с трудом проходил в подтрибунных помещениях, а игра в любимый гольф становилась мучением при попытке поднять мячик с газона.

Через шесть месяцев ты умрешь, ты умрешь… Эти слова врача зацепили Кена больше, чем десятки буклетов с призывами сбросить вес и постоянные подколы со стороны коллег. Он сел на диету.

Америку уже давно не удивить толстяками, но Хичкок не был тем, кто с раннего детства, подсев на шоколадки и хрустящий картофель, отращивал живот. Его отец тренировал одну из хоккейных команд Эдмонтона, и Кен всегда был рядом со спортом. Он и сам неплохо катался, отлично плавал и играл в гольф. Героями Хичкока были Горди Хоу – фарм-клуб «Ред Уингс» тогда базировался в месте, где потом появились «Ойлерс» – и, конечно, отец Рэй. В 1965-м, когда мальчику было 14 лет, Хичкок-старший умер от рака. Еще через несколько лет по той же причине не стало его матери, между этими трагедиями вклинилась еще одна – гибель близкой подруги.

– Мы с друзьями возвращались домой на автобусе, и мальчишки решили пошутить и выйти на несколько остановок пораньше. Девушки и моя подруга Фран поехали дальше. Через несколько кварталов ее сбила машина. Я долго не мог простить себя и жил с мыслью о том, что был способен изменить это, – рассказывал Хичкок.

Такие личные потрясения сложно пропустить через себя без последствий. Кто-то топит горе на дне бутылки, а утешением для Кена стали картофельные чипсы, батончики с арахисом, хот-доги и литры сладкой газировки. Мать работала до ночи, и на ужине юноша мог отрываться по полной. Потом не стало и ее. Хичкок остался один, и полностью потерял контроль над весом. Пять-шесть тысяч калорий за день – пфф, без проблем.

– Я был убит горем. Отец был моим лучшим другом, и он значил для меня все. У нас были очень близкие отношения, а в один день его не стало. И все в моей жизни изменилось. Вся наша семья будто разлетелась. Я шел на бейсбольный матч, а там было 11 парнишек со своими отцами и один я. Мне стало плевать на себя, на свою жизнь, – говорил он.  

Еще одной неудачей стали проваленные экзамены в колледж, в котором Кен хотел получить стипендию игрой в гольф. Пришлось вернуться в Эдмонтон и устроиться в магазин спортивных товаров, а заодно пойти по стопам отца – тренировать мальчишек по вечерам.

– Мне часто приходилось слышать: «О Боже, и это чудо тренирует? Он кататься-то умеет? Приходилось пропускать это через себя. Было обидно, но я старался не принимать эти слова близко к сердцу, – вспоминал Кен.

Хичкок-старший воспитывал сына в строгой дисциплине и требовал внимания к мелочам, и его слова не были забыты. Кен требовал от своих игроков того же, гонял их и капал на нервы даже после победных матчей, отшлифовывая шероховатости в действиях команды. За 10 лет он выиграл 575 матчей при 69 поражениях. Подобных результатов ни до, ни после Хичкока в Эдмонтоне не видели.

Его заметили в Западной хоккейной лиге и предложили возглавить «Блэйзерс». Кен терял в деньгах, но это был шаг вперед в карьере, и от этого не хотелось отказываться. При нем «Камлупс» дважды становились чемпионами WHL и пять раз побеждали в Западной конференции. Марк Рэкки, Скотт Нидермайер и Дэррил Сидор свои последние наставления перед НХЛ получали от Хичкока. Единственная причина, по которой в лиге не было его самого – лишние 80-90 килограммов. Об этом тренеру не говорили в лицо, но за спиной то и дело шептались: «Этот парень слишком толстый, чтобы работать в НХЛ».

Например, на одной из тренировок после столкновения с игроком он упал на спину и лежал в таком положении, как жук, пока на помощь не подоспели ассистенты. Подняться на ноги самостоятельно Хичкок не мог. В профессиональной лиге за такое высмеяла бы собственная команда.

С началом войны с лишним весом Хичкока из главного офиса «Блэйзерс» исчезли печеньки и леденцы, которые Кен поглощал в огромных количествах. Никакого жареного, острого и жирного. Жители Камлумса, встречая Кена в супермаркете, заглядывали в его корзинку, чтобы убедиться, а не купил ли он какой-нибудь ерунды. Кто-то предложил идею скидываться на новую арену для «Блэйзерс» в зависимости от того, сколько килограмм потеряет их главный тренер. Чем худее становился Хичкок, тем больше денег получал клуб от болельщиков. За первые две недели он лишился 12 килограмм, а самое главное вошел во вкус этой затеи.

– Поначалу было тяжело, но в какой-то момент я так устал от внимания людей, что решил назло продолжать свою диету. Я подумал: «Ок, давайте попробуем. Давайте поиграем вместе», – рассказывал Хичкок. – А потом физические упражнения стали приносить мне удовольствие. Мне стало нравиться, когда люди говорили комплименты о моем внешнем виде, и я уже не захотел отступать.

Еще через пять месяцев он весил 170 кг, а когда летом 1990-го его пригласила к себе «Филадельфия» – уже 140. Встреча с телевизионным продюсером из Мичигана Нэнси вдохновила Хичкока на новые подвиги – он разработал специальную диету, в которой место красного мяса заняла рыба на пару, а свежие овощи заменили чипсы. Утренние пробежки или 35-40 минут езды на велосипеде стали для Хичкока нормой, и вес удалось сбросить до 100 кг.

– Я стал саладоголиком, – шутил тренер. – Хотя могу позволить себе пару кусочков пиццы в неделю.

Уже в Сент-Луисе он подсел на кросс-фит, чтобы держать себя в форме, и женился на инструкторе, которая кормит его, по словам Хичкока, едой первобытного человека. Ягоды, орехи, овощи, рыба…

К его возвращению в «Даллас» этим летом отнеслись также неоднозначно, как и к первому назначению – в середине сезона 1995/96. После того, как «Старс» не вышли в плей-офф, Хичкок встретился с капитаном команды, ее главной звездой Майком Модано  и предложил не просто сверкать, а приносить реальную пользу. Довольная странная просьба парню, который забивал по 50 голов, но Майк понял, что хотел от него тренер, и через три года чемпионский парад проходил в Техасе.

Если каждый игрок нынешних «Старс» – и особенно Александр Радулов, Тайлер Сегин и Джейми Бенн – проникнутся этими идеями, у «Далласа» будут все шансы на второй Кубок Стэнли в истории.

Фото: REUTERS/Michael Mulvey; Gettyimages.ru/Tom Dahlin, Jamie Squire; twitter.com/STLBlueshistory

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы