Реклама 18+
Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Bundesvision

ЧМ-2018, Хорватия и дартс. Ивица Олич об успехе сборной и своих планах на будущее

В свежем интервью Goal и Spox Ивица Олич вспоминает о ЧМ-2018 и своем детстве, а также говорит о своих планах на будущее. Возможно, совсем скоро в бундеслиге появится новый молодой хорватский тренер. Ниже полный перевод этого интервью.

Г-н Олич, вы уже полтора года являетесь ассистентом тренера сборной Хорватии. Как так вышло? 

Летом 2017 года я завершил свою карьеру и вообще хотел год отдохнуть от футбола: ничего не делать, только проводить время со своей семьей. Незадолго до стыкового матча квалификации ЧМ против Греции мне позвонил Златко, который сам недавно стал главным тренером сборной. Он спросил меня, не хочу ли я стать его ассистентом. Я не думал ни секунды и сразу же согласился.

И вы не пожалели об этом: стыковые матчи пройдены, ЧМ в России, второе место. Какая первая мысль вам приходит в голову, когда вы вспоминаете о лете 2018?

Сплоченность нашей команды - я никогда такого не видел. Если так много людей все время вместе в течение двух месяцев, то проблемы неизбежны. Но у нас не было ни одной ссоры. Такого не бывает даже с женой. Мы, тренеры, позволяли игрокам после матча самим решать, чем они будут заниматься. Но они всегда хотели вместе ужинать, а потом еще несколько часов проводили вместе. Они разговаривали, слушали музыку, играли в игры или занимались еще какой-нибудь ерундой.

В какие игры они играли?

Некоторые играли в Playstation, но в основном проводили время, играя в дартс. У кого-то получалось очень хорошо, особенно у Марсело Брозовича. Если он выбивал 180 очков, это было не совпадение. Ему всего 26, и если он продолжит в том же духе, то после завершения карьеры он может зарабатывать деньги, играя в дартс. Время от времени также играли в настольный теннис. Хотя Брозович был одним из лучших и в настольном теннисе, Деян Ловрен и Лука Модрич были тоже хороши.

Вернемся к футболу. Во всех матчах Хорватии в плей-офф ЧМ-2018 вплоть до финала было дополнительное время. Как физически команде удалось через это пройти?

Я сам не знаю. После победы по пенальти над Данией в 1/8 финала я пришел в раздевалку и увидел полностью выжатых игроков. Я был уверен, что в четвертьфинале у нас нет шансов. Потом мы снова выиграли по пенальти в матче против России, и была та же картина. Но мы прошли и Англию. Чем дольше длился турнир, тем больше времени игроки проводили на массажном столе.

Потом был финал с Францией. 

Этот матч мы не могли проиграть, потому что мы уже достигли больше, чем кто-либо мог представить. Первый тайм был нашим лучшим моментом в этом турнире. У меня было впечатление, что Франция нас боится. Потом был пенальти, которого не должно было быть. Это лишило нас сил. Судья смотрел этот эпизод, наверно, 10 раз. Значит, что он сам не был уверен. Сегодня он посмотрит и скажет, что это было неверное решение. Этим свистком судья определил исход финала. 

Несмотря на проигранный финал, после ЧМ команду встретили в Загребе по-чемпионски. Какие воспоминания у вас остались об этом?

В ночь после финала я не мог спать. На следующий день утром мы полетели в Загреб. Я не мог и представить, что там происходило. Все улицы от аэропорта до центра города были наполнены людьми. Все были там - от младенцев до 90-летних пенсионеров. Мы осчастливили все население страны. Я это никогда не забуду. Это были лучшие моменты моей жизни. Но мы воодушевили не только наших соотечественников. Везде, где я побывал с тех пор - в Италии, Франции или в Германии - люди говорили мне, что они фанаты Хорватии. Мы завоевали симпатии миллионов людей.

Когда вы были игроком сборной, Хорватия часто считалась фаворитом турниров, но потом было разочарование.

Эти неудачи - вечная дыра в моей карьере. У нас всегда были отличные игроки, но не было команды. Я по-настоящему понял это только во время ЧМ-2018.

Самое горькое поражение было, наверно, от Турции в четвертьфинале Евро-2008. Иван Класнич забил на 119 минуте и сделал счет 1:0, а затем Семих Шентюрк сравнял счет, и Турция выиграла в серии пенальти. 

Это был самый ужасный момент в моей карьере. Я уверен, что мы бы смогли выиграть титул с теми игроками, которые у нас тогда были. После этого я целый месяц не мог смотреть футбол. Я ненавидел все, что связано с футболом. Я никогда не чувствовал ничего подобного ни до, ни после этого.

Однако спортивные достижения хорватов впечатляют. Несмотря на то, что население страны составляет всего около 4 млн человек, у нее есть атлеты мирового класса в разных видах спорта. В чем причина этого? 

Это чудо, но у нас все возможно. У нас даже есть лыжник, ставший олимпийским чемпионом, хотя в Хорватии снег бывает, наверно, один месяц в году. Может быть, у нас просто особенная генетика. Мы прирожденные бойцы. Причина этого кроется в том числе в том, что у нас в Хорватии не самые лучшие условия для обучения.

Что вы имеете в виду?

До 16 лет я играл только на улице, никто меня никуда не приводил. Я должен был пробиваться сам. Хотя сегодня условия в Ховартии лучше, но все еще несравнимы с Германией. Например, в Германии на каждом углу есть искусственные поля. Для нас они как достопримечательности.

Вы завидуете сегодняшним детям из-за того, что у них лучше условия?

Вообще нет. Если я сравниваю себя с моими детьми, я вижу большую разницу. В детстве у меня в голове была только одна вещь: футбол. После школы я так долго играл на улице, что приходила моя мама. Она говорила мне, что я должен идти домой, потому что иначе мне не достанется обеда. Сегодня у детей в головах сразу десять разных вещей одновременно, потому что у них намного больше возможностей.

Вы всегда хотели стать футболистом?

Тогда не было выбора. Спорт для меня был единственным шансом чего-то добиться. Для меня это значило, что или ты идешь на поле и совершенствуешься в спорте, или тебе нечего делать, а потом у тебя нет работы. Я горжусь тем, что использовал этот шанс.

Вернемся к настоящему. Как выглядит день ассистента сборной Хорватии?

Я все еще живу в Гамбурге, но, конечно, езжу с командой на каждый матч. Кроме того, я наблюдаю за нашими игроками в их клубах и веду переговоры. Каждую субботу и воскресенье я на стадионе. Во время Лиги чемпионов еще по вторникам и средам - хотя я бы и так смотрел эти матчи, поэтому не считаю это работой. Больше всего я, конечно, наблюдаю за нашими нападающими. 

Марио Манджукич завершил карьеру в сборной. Кто будет будущим сборной?

К сожалению, сейчас у нас нет нападающего, который хотя бы приблизительно обладает качествами Манджукича. Мы пробовали Андрея Крамарича и Анте Ребича, но они не настоящие девятки. Недавно свои шансы получили Иван Сантини и Бруно Петкович из "Динамо Загреб".

Как выглядят ваши планы на будущее?

После ЧМ у Златко было много предложений, но он хочет продолжать работать до Евро-2020. Мне это очень подходит, потому что так я набираюсь опыта в обращении с игроками мирового класса и в то же время могу сделать свою тренерскую лицензию. Для работы главным тренером мне не хватает лицензии Pro. Я начинаю свое обучение в сентябре. После Евро-2020 я решу, что буду делать дальше.

Вы хотите стать тренером бундеслиги?

Конечно! В детстве все хотят стать игроками бундеслиги, а бывшие игроки бундеслиги, конечно, хотят стать тренерами в этом чемпионате. К сожалению, это еще сложнее, чем стать игроком. Есть сотни игроков бундеслиги, но только 18 главных тренеров. Чтобы получить работу, тренеру нужно иметь особенные способности.

Вы могли бы занять пост главного тренера "Гамбурга"?

Конечно, в "Гамбурге" очень большое давление. Сложно тренировать в клубе, в котором многое идет не так. Но если клуб меня попросит, то, конечно, я помогу - в любом качестве. Я никогда не смог бы сказать нет "Гамбургу", как и хорватской сборной. Мое сердце принадлежит "Гамбургу" и сердца моих сыновей тоже.

Но самый успешный период вашей карьеры в Германии был в "Баварии", где вы играли с 2009 по 2012 год. Что связывает вас с этим клубом?

"Бавария" дала мне возможность выиграть титулы и играть в футбол на европейском топ-уровне. В детстве я был фанатом "Баварии", как и большинство других хорватов. "Бавария" - самый любимый клуб в Хорватии. Возможно, дело в том, что Загреб и Мюнхен находятся в приблизительно 500 километрах друг от друга. 

В 2009 году вы пришли в клуб одновременно с новым тренером Луи Ван Галом.

Я подписал контракт до того, как стало ясно, что придет Ван Гал. Первое, что он мне сказал: "У меня достаточно нападающих, ты можешь сразу уйти". Тогда в клубе были еще Мирослав Клозе, Лука Тони и Марио Гомес. На его слова я ответил: "Я только что пришел и хочу бороться за шанс попасть в состав. Вернуться в "Гамбург" я могу и следующим летом".

Что было дальше?

После трех недель подготовки к сезону он снова подошел ко мне и сказал: "Если ты будешь продолжать в том же духе, ты станешь игроком основного состава". Многие тренеры говорят, что важно не имя, а только результаты на поле - Ван Гал один из немногих, у кого это так и есть.

Какое впечатление он произвел на вас?

Сначала он меня немного напугал. Один момент я никогда не забуду. Мы были плохо сконцентрированы на одной из тренировок, и он так нервничал из-за этого, что не мог есть. Только из-за того, что одна тренировка была плохой. Но если все шло хорошо, он был веселым и шутил.

Сейчас "Баварию" тренирует ваш соотечественник Нико Ковач. В последнее время его критиковали.

Нико заслужил быть тренером "Баварии". Я уверен, что он завоюет еще много титулов с "Баварией" в ближайшие годы. С "Айнтрахтом" он достиг практически невозможного. Когда он занял пост главного тренера, там был практически такой же хаос, как и в "Гамбурге". А когда он уходил, клуб стал обладателем кубка Германии. Он привнес стабильность, а также прекрасный футбол.

Вы с Ковачем вместе играли в сборной Хорватии. Какой он человек? 

Нико - немец в теле хорвата. Уже будучи игроком он был абсолютным профессионалом, и этого же он требует от своих игроков. Мне кажется, они ни разу не опаздывал за всю свою карьеру. Тогда в сборной мы часто играли в рамми (прим. карточная игра) по вечерам. Согласно указанию тренера, мы должны были лежать в кровати уже в 23:00. Нико единственный в 22:55 вставал и уходил в свою комнату. Все остальные распоряжались временем по-хорватски: сначала поиграем до 23:10, а потом посмотрим, что будет.

Можно ли было уже тогда сказать, что у него есть тренерский потенциал?

Когда в 2002 году меня впервые вызвали в сборную, Нико был уже очень опытным и давно играл за национальную команду. Он играл на позиции опорного полузащитника и был по сути тренером на поле. Он думал и действовал как тренер. Если я однажды стану главным тренером, то я первым делом позвоню Нико и спрошу у него совета.

Автор
  • grosserFan

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+