Реклама 18+
Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Бундеслига.ру

Bleib so wie du bist

Фанаты для немецкого футбола – самое главное? Где-где, а в Бундеслиге болельщики не могут быть недовольны? Увы, с этой аксиомой, которая многим зарубежным зрителям кажется главным кредо Бундеслиги, ее фансцена сейчас категорически не согласна. Бундеслига.ру срывает покровы, откровенно рассказывая об отношениях фанатов с функционерами и о том, почему немцы бастуют против проведения Чемпионата Европы в Германии.

0

Удивлены? Наверняка не сильно. В последние годы фан-сектора всех стадионов от региональных лиг до высшей все чаще и ярче пестрят баннерами, обличающими DFL (Deutsche Fußball Liga, Немецкая Футбольная Лига – «штурвал», работающий с немецкими клубами) и DFB (Deutsche Fußball Bund Немецкий Футбольный Союз, головной штаб всего футбола страны). А уж в этом году волна возмущений достигла, возможно, исторического максимума. Итак, как же футбольные функционеры умудрились испортить отношения со своей главной гордостью, у которой по всему миру давно образовались собственные поклонники – с немецкой фанкультурой?

Вся проблема, собственно, укладывается в короткую фразу, которой оперируют фанаты по всей стране: DFB и DFL отказываются слышать болельщиков. Вопросы, накопившиеся у фансцены, не меняются годами, но для тех, кто не в курсе, разберем основные.

Матчи по понедельникам

Игры вечером самого тяжелого дня недели, введенные в обиход якобы для того, чтобы дать клубам-участникам Лиги Европы дополнительный день отдыха, поклонников в Германии не сыскали. Ожидаемо, конечно, и едва ли сложно понять, почему. Кому охота идти на футбол после работы, когда наутро рано вставать? Или, тем более, ехать за тридевять земель, если игра гостевая? То, что для немцев традиционное время футбола – половина четвертого в субботу, знают все.

Протестов было много. В преддверии первой игры в понедельник между «Айнтрахтом» и «Лейпцигом» в прошлом сезоне фанаты «орлов» задержали начало обоих таймов, забросав поле теннисными мячиками и туалетной бумагой. Безобидная, но впечатляющая акция, вызвавшая много вопросов о том, как проходит досмотр на «Коммерцбанк-Арене».

- Что у вас в рюкзаке?

- О, всего лишь 15000 теннисных мячиков и 2000 рулонов туалетной бумаги!

- А, ну проходите, хорошей игры!

Контроль на входе во Франкфурте, как мы его себе представляем.

1

Еще красивее вышла акция в Дортмунде, когда на матч в понедельник с «Аугсбургом» попросту не пришли… 25 тысяч человек. Последний раз «Зюйдтрибуна» была настолько пустой после принудительного закрытия сектора из-за фанатских беспорядков. Матч бойкотировало 315 фанатских группировок «шмелей» – выглядело и правда жутко и порадовало лишь тех поклонников «Боруссии», которые смогли воспользоваться неожиданным счастьем и попасть на игру из-за того, что многие обладатели абонементов не выкупили свои билеты.

«Мы не хотим, чтобы впоследствии было по три десятка игр в понедельник за сезон, – говорил Ян-Хенрик Грушецки, активный болельщик «Боруссии» в интервью изданию «Kicker». – Именно поэтому мы уже на раннем этапе хотим выразить нашу позицию». Конечно, компромиссов пока не ожидается – нынешний телеконтракт лиги действует до 2021 года, поменять утвержденное количество матчей в определенные дни недели нельзя. Однако болельщиков немного утешает то, что к их протестам с пониманием относятся клубы. К примеру, боссы «Айнтрахта» перед игрой с «быками» не стали применять жестких мер и позволили своим фанатам мирно протестовать, лишь проинструктировав на всякий случай стюардов. Также и Нобби Диккель, стадионный диктора Дортмунда, заявил, что клуб уважает мнение тех, кто решил не приходить на игру: «Мы будем поднимать вопрос о матчах в понедельник, когда будет обсуждаться следующая телевизионная сделка».

Суббота

Понедельник

3

VAR

На испытательном этапе видеоповторов в прошлом сезоне, разумеется, возникали проблемы – да такие, что в какой-то момент пришлось даже перетряхнуть состав, занимавшийся системой. Конечно, работа с новой технологией улучшалась по ходу сезона, но все же самый смешной случай стрясся уже в апреле, наглядно доказав, что работы над внедрением системы еще непочатый край. В матче «Майнца» с «Фрайбургом» для того, чтобы поставить пенальти в пользу хозяев, рефери Гвидо Винкману потребовалось… вернуть команды из раздевалок, куда те уже ушли на перерыв. В том числе из-за таких странностей многие фанаты все еще считают, что процесс просмотра повтора лишает матч эмоций. Заряды «Ты уничтожаешь нашу игру!» скандировали на всех стадионах даже фанаты клубов, выигрывавших от решений VAR.

Впрочем, и куда более серьезных претензий достаточно. А после того, как VAR идеально работал на Чемпионате мира в России, недовольных немцев стало еще больше. В Германии, к примеру, совершенно неясно, по каким причинам к видеоповторам не обращаются в тех случаях, когда главный арбитр принимает откровенно неверное решение. Задать этот вопрос работающим в головном центре VAR в Кельне у прессы не получается – судьи в Германии чуть ли не самая защищенная и закрытая для контактов группа людей, имеющих отношение к футболу. В этом сезоне VAR обещает показывать повторы в том числе и на стадионных экранах, чтобы стать, вроде как, более прозрачным для зрителей, но проблему выше это все равно не решает. Система в итоге, вместо уважения, пока обросла только мемами.

Как на самом деле смотрится VAR…

4

Сборная Китая в Регионаллиге

Эта удивительная идея посетила функционеров два года назад. По соглашению, заключенному с правительством Китая, ее молодежной сборной предоставлялась возможность играть товарищеские матчи с клубами немецкой юго-западной Региональной лиги. DFB настаивал, что это решение пойдет на пользу развитию футбола на Дальнем Востоке, где Бундеслига становится все более популярной. Однако быстро нашлись скептики, сказавшие, что этот план – шитая белыми нитками политическая уловка и попытка использовать футбол для дипломатического сближения Германии и Китая.

Эту идею болельщики самостоятельно пресекли в зародыше. Когда китайцы вышли на поле в своем первом матче с командой «Шотт Майнц», активисты на трибунах быстро развернули тибетские флаги (о давнем конфликте этих двух сторон всем наверняка известно). В результате китайские игроки даже на время ушли с поля, а месяц спустя проект был официально закрыт. По заявлению DFB, поскольку «к сожалению для всех вовлеченных сторон, не получил широкого одобрения, которое ожидалось».

5

Хелена Фишер

Под раздачу люлей попала даже известная немецкая поп-дива с русскими корнями. Бедолагу, выступавшую на «Олимпиаштадионе» перед финалом Кубка Германии-2017, освистали так, что ее пение, по заверениям присутствовавших, было плохо слышно. Подобные концерты могут быть стандартными для спортивных соревнований где-нибудь в США, но для немецких фанатов футбол все еще остается хард-роком. И такие развлечения для них – не что иное, как живое воплощение коммерциализации игры, которая, по их мнению, все больше ценит не активных болельщиков, а телезрителей, спонсоров и зарубежных поклонников. Любые попытки разбавить игру и ее антураж нетрадиционными увеселительными событиями, не имеющими отношения к футболу, фансцена воспринимает в штыки. 

6

«50+1»

Уникальное для современного футбола правило, гласящее, что минимум 51% акций профессиональной футбольной команды должен принадлежать членам клуба, в Германии все еще живо, и это для фанатов, бесспорно, позитивный сигнал. Многие считают, что «50+1» по-прежнему защищает клубы от судьбы условного «Анжи», но голоса критиков звучат все громче. Президент «Ганновера» Мартин Кинд, давно пытающийся полностью завладеть «девяносто-шестыми», уже давно ворчит, что это правило мешает финансовым инвестициям в немецкие клубы. А соответственно, делает для них конкуренцию с «Баварией» и другими европейскими командами почти невозможной.

Правда в словах Кинда есть, но и замалчиваний немало. Во-первых, не нужно забывать, что «Севилья», чьи музейные полки уже еле вмещают кубки Лиги Европы, не входит даже в двадцатку богатейших команд мира. А трехкратный победитель Лиги чемпионов в лице «Реала» за два предыдущих года потратил на трансферы в общей сложности 70,5 миллионов евро. Причем заработав на них же больше 150. Решить проблему конкуренции и качественных выступлений могут не только деньги – это доказывает и вполне успешный для немецкого футбола еврокубковый сезон 2012-13. Об этом наверняка помнят и фанаты «Ганновера», которые давно ведут с Киндом кровавую войну. К примеру, в прошлом феврале, немногим ранее того, как функционеры отказали Кинду в заявке на получение контрольного пакета акций клуба, фан-группа ProVerein1896 принесла DFL 50-страничное досье, в котором подробно изложила, почему не желает отдавать в его руки свою команду.

Кинд в итоге отступил, но призвал к обширной дискуссии о будущем «50+1». Впрочем, этот вопрос остро пока не стоит. В конце марта после того, как петицию о сохранении правила подписало 3 000 фан-групп по всей Германии, большинство клубов первой и второй лиги в своем голосовании присоединились к мнению болельщиков.

50+1 должно остаться!

7

«РБ Лейпциг»

Еще одна причина поговорить о целесообразности вышеупомянутого правила лежит и в том, что по факту система уже не работает. Наглядным доказательством служит появление на авансцене главного раздражителя для всех радетелей за традиционные футбольные ценности. Ведь по факту руководство «РБ Лейпцига», создавая клуб, сумело обойти пресловутую систему. Как именно, в Германии до сих пор мало кто понимает – юристы «Ред Булла» поработали на славу.

Впрочем, и кроме «Лейпцига», так называемые «нетрадиционные клубы» вроде «Хоффенхайма», «Вольфсбурга» и «Байера» регулярно терпят издевательства и насмешки. Команды, которым легче живется из-за того, что за ними с момента рождения стоят обеспеченные спонсоры, не могут не вызывать негатив. И пусть даже фанаты-традиционалисты уверяют, что деньгам и успехам не завидуют, и вся причина антипатии – в отсутствии традиций и истории, их выдает любопытный факт. Во-первых, после появления «РБ» многие начали теплее относится к старшему в семействе «нетрадиционалистов» «Байеру», вспоминая о лихих нулевых и о том, что первое немецкое ультрас-движение, по слухам, родилось именно в Леверкузене. А во-вторых, количество активных протестов в адрес «Хоффенхайма» за последние годы возросло, а в адрес «Вольфсбурга» –  напротив, упало. Коррелирует с местами клубов в таблице за последние сезоны, не так ли?

С  «Лейпцигом», конечно, хуже. Сам клуб считается лишь инструментом раскрутки бренда, а все его матчи –  эдаким бесконечным рекламным роликом всем известного энергетического напитка. Активные протесты и язвительные баннеры прошли рука об руку с «быками» весь их путь из низших лиг до Лиги чемпионов, порой даже выходя за рамки. Как, например, позапрошлой зимой, когда в Дортмунде местные фанаты закидали камнями приезжих болельщиков «РБ». Причем мирных, среди которых были женщины и дети. Именно за эти прегрешения «Зюйдтрибуна и заработала бан на следующий домашний матч, в результате чего пострадали держатели абонементов на сектор, не имевшие никакого отношения к нападению.

Стена позора приветствует позор лиги

8

Коллективные наказания

Вопросы безопасности на стадионах, жестких досмотров, порой чрезмерно агрессивных действий полиции, уменьшения квоты билетов для выездных болельщиков, легализация пиротехники – за все это активные фанаты воюют с функционерами уже долгие десятилетия. И интересно, что с одной из проблем неожиданно удалось разобраться год назад. Райнхард Гриндель, вступивший в должность президента DFB в апреле 2016-го, спустя год после своего назначения неожиданно для многих заявил, что собирается в будущем воздерживаться от коллективных наказаний.

Этот вопрос действительно стоял в немецком футбольном сообществе особняком. Не секрет, что фанбаза любого мало-мальски успешного немецкого клуба настолько велика, что далеко не каждая фан-группа знает о том, что делает за пределами стадиона другая. Именно поэтому закрытие фан-секторов на матчи действительно выглядело несправедливой мерой. За активными протестами любой тематики, как правило, стоят лишь активные фанаты, но ведь на стоячие сектора ходят и те, кто просто не может усидеть на месте во время матча, хочет прыгать и обниматься после забитого гола или участвовать в перформансах. Многие из них даже не знают, чем живут ультрас их клуба, а ультрас не интересуются ими. И, разумеется, не откажутся от своих убеждений, чтобы не страдали незнакомые им «полу-кузьмичи».

Гриндель своим решением, конечно, хотел умаслить фансцену, но получилось неважно. Несмотря на то, что с тех пор сектора стадионов действительно не закрывали, недавно «Маннхайм» был наказан за беспорядки болельщиков снятием очков – ну, чем-то же наказывать нужно. И кто знает, какое наказание в итоге хуже. Впрочем, хуже всего, конечно, вышел предложенный Гринделем новый диалог с болельщиками.

9

Война с DFB

Предложение о его возобновлении поступило от президента DFB в августе 2017 года, и отозвались на него далеко не все. Вообще для Германии фан-конгрессы и официальные встречи DFB и DFL c фанатами – давняя традиция, но к этому моменту она давно трещала по швам. Злясь на то, что их не желают слышать и понимать, об официальном прекращении диалога со своей стороны уже заявили два самых крупных фан-объединения страны – BAFF (Bündnis Aktiver Fußball-Fans – «Союз Активных Футбольных Фанатов») и ProFans. В итоге снова начать общаться согласилась лишь третья группа Unsere Kurve («Наш сектор») и несколько небольших групп, таких как, например, F_in (Frauen im Fußball – «Женщины в футболе»). Однако влияние маленьких организаций на фансцену совсем незначительно, а авторитет первых трех в среде болельщиков ослаб – ведь они за последние годы не добились не функционеров почти никакой отдачи.

Примерно тогда освободившуюся нишу влияния заполнило ультрас-объединение Fanszenen Deutschlands («Фансцены Германии»), тоже согласившееся поговорить с функционерами. От своих предшественников на поле боя эти ребята отличались тем, что изначально искали не опостылевшего всем диалога, сколько давления на правящие круги. Именно FD стоит за рождением креативной акцией «Krieg dem DFB» («Война с DFB»), когда в мае 2017-го на матч с «Карлсруэ» фанаты дрезденского «Динамо» явились в военной форме. «Мы сознательно хотели выглядеть настолько провокационными, насколько возможно», – говорили члены ультрас-движения Дрездена в интервью телекомпании «ARD». Им удалось – акцию подхватили другие клубы, в том числе дортмундская «Боруссия», и именно тогда Гриндель задумался о том, чтобы снова призвать фансцену к диалогу.

10

Президентом было сказано много красивых слов. О том, что протесты и демонстрации – это не то, чем является немецкий футбол. О том, что он больше, чем игра. О том, что функционеры безмерно благодарны фанатам за создание чудесной атмосферы на стадионах и впечатляющих хореографий. «Футбол в Германии – это стоячие сектора, доступные цены на билеты и правило «50+1». Мы серьезно относимся к нашему предложению о новом диалоге», уверял Гриндель.

Руководство DFL в лицах Райнхарда Раубалля и Кристиана Зайферта в отдельном заявлении сказало, что тоже планирует активно участвовать в устранении разногласий с фансценой. Однако всю эту инициативу фанаты восприняли настороженно – никто не знал, хотят функционеры действительно их наконец-то услышать или просто пустить пыль в глаза, пригасить недовольства и вновь уйти от реальных действий. Ничего удивительного в этом нет, ультрас по своей сути – ребята не склонные к слепому доверю, да и угодить им сложно.

Не сумели и функционеры в этот раз, хотя и нельзя сказать, что сильно старались. «Публично они говорят, что открыты для дискуссий, но в конечном итоге вообще не интересуются обсуждением, – сердились члены The Unity, одной из крупнейшей ультрас-группировок дортмундской «Боруссии». – Половина времени на встречах ушла на пафосные вступительные речи Гринделя и Раубалля, Гриндель копался в своем телефоне во время переговоров, а ответная презентация от них была собрана с кучей ошибок и так небрежно, что у нас возникло впечатление, будто нашу презентацию они даже не видели».

Жаловались фанаты и на невнимательное отношение за пределами конференц-залов и проблемы с организацией встреч: «Даже утвердить их даты было сложно. Когда вы отправляете е-мейл DFB, вы не получите ответа, если не продублируете письмо. Это просто непрофессионально. В конце концов, мы добровольно тратим на это свое свободное время и не получаем ответа в течение трех месяцев».

В итоге, спустя год после предложения Гринделя начать сначала, терпение фанатов снова лопнуло. Последней каплей стало решение функционеров добавить матчи в понедельник и в третью лигу. Возмутившись, что такой вопрос даже не посчитали нужным обсудить с ними, фанаты обвинили DFB и DFL в невежестве, высокомерии и незаинтересованности. И анонсировали уже и свой выход из диалога, предупредив функционеров рядом очередных баннеров по всем стадионам, когда немецкие клубы играли первый раунд текущего розыгрыша Кубка Германии: «Вы еще нас услышите!»

11

DFB и DFL в совместном заявлении, конечно, выразили сожаление о решении большинства болельщиков, сказав, что на их взгляд, обмен мнениям был вполне продуктивным. В пример, кроме решенного вопроса с коллективными наказаниями, они приводили проработанную структуру работы с барабанами и мегафонами на секторах, а также измененную систему выхода чемпионов региональных лиг в третью. «Все это показывает, что мы отреагировали на предложения фанатов», огорчались функционеры. В итоге, на данный момент в диалоге из основных фан-групп осталась лишь самая терпеливая Unsere Kurve.

Чем не угодил Евро?

Увы, сочувствовать сожалениям болельщики не стали. Журнал «Der Spiegel» недавно утверждал, что матч сборной Германии с Перу был перенесен в Зинсхайм из изначально предполагаемого Франкфурта, поскольку функционеры опасались протестов традиционно активной франкфуртской публики. DFB, конечно же, быстро опроверг информацию, сказав, что перенос был обусловлен лишь желанием обеспечить хорошую заполняемость стадиона. Однако даже если функционеры лукавили, избежать протестов в преддверие выбора страны-хозяйки Евро им не удалось.

На прошлой неделе очередная акция с размахом прокатилась по всем стадионам лиги. Красиво нарисованные баннеры в точности повторяли эмблемы и цвета пиар-кампании немецкой заявки на проведение турнира и отличались лишь двумя словами. Изначальный лозунг «United by football. Vereint im Herzen Europas» («Объединены футболом. Объединены в сердце Европы») был креативно заменен на «United by money. Korrupt im Herzen Europas». Перевода здесь, пожалуй, не требуется.

Эти баннеры два тура провисели фан-секторах фанатов «Аугсбурга», «Вердера», «Арминии», «Гамбурга» и многих других. Самая известная группа фанатов «Штутгарта» Commando Cannstatt, начавшая кампанию первой в позапрошлую пятницу, даже решила выступить с официальным заявлением: «Мы хотели выразить наши опасения. DFB стоило бы направить энергию на решение внутренних проблем, а не покупать очередной турнир». Конечно же, намек на скандал с Чемпионатом мира 2006 года, прозрачности в расследовании которого никто так и не дождался.

Нам нужен не купленный ЧЕ, а изменения!

12

Выглядело это все, на первый взгляд, по-детски – конструктивному диалогу подобное нытье и попытки ударить по больному уж точно никак не помогут. Однако слишком очевидной была сплоченность и креативность акции, чтобы считать ее просто витком бессистемной истерики. Все это явно было организовано одним фанатским объединением, имеющим большое влияние на фансцену. Конечно, логичнее всего было полагать, что стояла за этим все та же Fanszenen Deutschlands – в конце концов, именно ее голос обещал функционерам, что фанатов еще услышат.

Подтверждение не заставило себя ждать, но самое интересное другое – цель этой акции. Ведь она у FD действительно есть и далеко идущая. Даты протестов были выбраны прицельно – за несколько дней до объявления решения о хозяине Евро, – но ведь фанаты не могли не понимать, что на результат выборов повлиять не смогут. Полагать, что Евро-2024 отдадут Турции (и, как следствие, что появятся хоть номинальные надежды сместить Гринделя с его поста), можно было с тем же успехом, с каким люди надеются, что Бундеслигу выиграет не «Бавария» – мечтать не вредно, но объективная реальность сильнее чудес.

Поэтому вставлять палки в колеса заявке своей страны фанаты даже не планировали – они планировали под светом прожекторов помахать рукой DFB. Мирно, но красиво, напоминая о не таком уж давнем прошлом, на повторение которого они рассчитывают сейчас.

В прошлом действительно лежит ответ. Опуская всю длинную историю диалога DFB и DFL с болельщиками, вспомним, при каких обстоятельствах прошли первые действительно конструктивные беседы. Самую первую, в начале девяностых, в расчет можно не брать, ибо она состоялась главным образом потому, что функционеры всерьез испугались первого в истории массового объединения болельщиков самых разных клубов. А вот второй раз фанаты смогли обратить на себя внимание в 2005-м году. Опасаясь усиления контроля и урезания фанатских свобод перед ЧМ-2006, болельщики, вновь проводившие уже далеко не первую и не вторую демонстрацию, неожиданно получили приглашение к самому Отто Шили – тогдашнему министру внутренних дел Германии. Не составило труда понять – политики попросту испугались возможных беспорядков во время домашнего Чемпионата мира.

Именно этого сейчас и намеревается добиться фансцена. Парадоксально – несмотря на то, что формально фанаты выступали против Евро в Германии, им было нужно, чтобы Германия получила турнир. Теперь на страну направлено больше взглядов и внимания, и площадка для акций протеста будет освещена ярче. До тех пор, пока все еще в почете свобода слова и баннеры, обличающие вышестоящих лиц, можно беспрепятственно проносить на сектора, ультрас не замолчат. Ну а когда подойдет время, акции почти наверняка выплеснутся за пределы секторов – чтобы Гриндель и его команда (а заодно и стоящие выше лица) заново осознали, на что способны организованные группы болельщиков.

13

Все это пока лишь далеко идущий план, в который, конечно, могут вмешаться многие обстоятельства. Однако этот план есть. «Мы по-прежнему мотивированы отстаивать основные ценности футбола и мы знаем, что мы можем рассчитывать на десятки тысяч сторонников по всей стране» – говорили фанаты, прекращая диалог с DFB и DFL, и по всему видно, что слова их не расходятся с делом. И удивляться такой настойчивости не нужно. Де-юре немцы являются владельцами своих клубов, поэтому считают себя вправе требовать, чтобы их мнение учитывалось. Футбол для них – не пассивное развлечение.

Обидно лишь одно – функционеров все-таки тоже можно понять. На плечах Гринделя и его коллег лежат далеко не только проблемы с болельщиками, DFB и DFL работают над сотней других дел и вещей. Грустная история, которую можно сравнить с тем, как дети требуют от родителей склеить с ними самолет или собрать лего, когда те, вернувшись с работы, пребывают мыслями лишь в ужине, сломанной стиральной машине и взносе за ипотеку. Уделить внимание более мелким и не срочным проблемам нет почти что физических сил и времени. Здесь хорошо бы включиться няням, но специальные департаменты, созданные в DFB и DFL еще Тео Цванцигером, которые должны заниматься работой с фанатами, своих задач не выполняют – просто потому, что фанаты опасаются испорченного телефона и хотят напрямую говорить с теми, кто принимает решения.

Да и в целом взгляды на футбол у фансцены и правящих кругов все больше расходятся. От, казалось бы, одного спорта ультрас и функционеры хотят совершенно разных вещей. Найти компромисс здесь так же сложно, как делить один водоем рыбакам и детской школе по плаванию. Постаравшись, конечно, можно сделать все, но слишком уж проблематично то, что одна сторона не верит в желание другой идти навстречу, а у другой это желание под гнетом иных забот действительно слабеет день ото дня.

С вашим невежеством вы превратились в обезьян

14

Что ждет дальше эти отношения, можно лишь гадать. Ну, и верить в лучшее, конечно – что еще остается тем, кто переживает за немецкий футбол. А закончить хочется хорошей песней, которую неплохо бы дать послушать обеим конфликтующим сторонам. Забавно, кстати – она была саундтреком у пробирающего до мурашек рекламного ролика, снятого в ту неделю, когда из «Баварии» ушел больше не нужный ей Бастиан Швайнштайгер. Именно в те годы мюнхенцы, по мнению своих активных фанатов, пытались встать на путь коммерциализации усерднее многих, и что ж… «Бавария» ведь всегда была флагманом лиги.

Сейчас зато претензий к рекордмайстеру стало чуть меньше. И кто знает, может, лига вновь последует за ним? Ведь, по сути, фанатам нужно не так уж и много. Текст и перевод всей песни почитать можно (на русском – тут), но один лишь припев характеризует их единственное желание на все сто.

Оставьте театральный футбол Англии. Не гонитесь за успехами и деньгами, уподобляясь другим. Не забудьте о том, что в немецком футболе всегда было и пока еще остается главным. О том, что в первую очередь он – для болельщиков.

 

Ich mag dich so wie du bist,

Ich brauch dich so wie du bist,

Lass die ander'n sich verändern und bleib so wie du bist.

15

* по материалам DeutscheWelle, 11Freunde, FAZ и семинара «Футбол и фан-культура в открытом обществе» под руководством DRA e.V. и FanKurve Ost. С благодарностью главе координационного центра немецких фан-проектов Михаэлю Габриелю, а также работникам фанпроекта Берлина Томасу Йелински и Артуру Штаркеру за предоставленную информацию.

Автор
  • Ailin

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+
Реклама 18+