Блог Таких больше не делают

Золотая коллекция. Артуро Гатти – Уилсон Родригес

У любого образованного человека есть «свой Пушкин». У любого истого фаната бокса есть «свой Гатти». В видеоблоге «Золотая коллекция» бой Артуро против доминиканца Уилсона Родригеса – один из менее известных, но «совсем своих» поединков Грома.

Одна из отличительных черт классики – я имею в виду настоящую классику, а не китч или, не дай Бог, подделку – помимо прочих ее замечательных особенностей является внутреннее разнообразие, скрытое строгостью или даже каноничностью формы. Казалось бы, все задано, и ты не можешь и малейшего шага сделать в сторону от устоев, как вдруг оказывается – причем всякий раз совершенно неожиданно – что в узких рамках открывается пространство для самых головокружительных переворотов, реализации самых невообразимых фантазий и удивительной, скрытой от посторонних глаз красоты. И не так уж и важно, идет ли речь о музыке или танце, живописи или литературе – это общее свойство классики.

… Как любят говорить искусствоведы, «у каждого есть свой Пушкин». Каждый – конечно, не закоснелый гастарбайтер или его не менее ограниченный брат-гопник из России. Требуется некий уровень образования и культурной «вовлеченности». Но как только он достигнут, каждый открывает в себе Пушкина (Тургенева, Достоевского, Шекспира, Рубенса, Моцарта и так далее) со своей стороны. Кому-то нравится «Капитанская дочка», кому-то – «Дубровский», а кому-то по душе «Евгений Онегин» или поэмы Пушкина. Все не очевидно.

Все обратили внимание на крепкого и агрессивного итальянца-нокаутера

Вот и в боксе все совсем неочевидно, когда смотришь ту самую классику, анализируешь ее, пытаешься пропустить через собственное сознание, а подчас и подсознание. Возьмем, например, такого классика (классика живого – я хочу подчеркнуть это особо), как Артуро Гатти. Его бои четырежды (это не рекорд, но близко – Мохаммеда Али/Кассиуса Клея ценили более) признавались лучшими по версии «The Ring», что является поистине уникальным достижением для боксера времен расцвета более легких и более тяжелых весов. Две рубки с Микки Уордом, бой с Айвеном Робинсоном и поединок с Гэйбом Руэласом. А еще матч-реванш все с тем же Робинсоном и схватка с Анхелем Манфриди – есть из чего выбирать.

Но я не хочу выбирать очевидно, да и не нравится оно мне. Бои с Уордом и Робинсоном не были титульными, второй поединок с Уордом нес оттенок определенной постановочности (равно как, например, и третий бой Васкеса с Маркесом). Ребята должны были устроить – по законам жанра – кровавую баню, и они ее устроили. Поединок с Робинсоном я так и не увидел в хорошем качестве, а Руэлас тут вообще не пойми-за-что – этот бой совершенно точно не был самым интересным в карьере Артуро.

Нет, мы выберем правильный поединок, хотя и чуть менее раскрученный. Но он удовлетворял всем if и whether – был титульным, был зрелищным, был определяющим (как минимум для одного из них) и, наконец, он был первым таким. Последнее, конечно, не совсем верно. Еще до Родригеса Гатти успел стать чемпионом мира, победив упертого, но ограниченного Трэйси Хэрриса Паттерсона – к слову, приемного сына самого Флойда Паттерсона. И не то чтобы очень даже победив. Иными словами, про Гатти говорили (все обратили внимание на крепкого и агрессивного итальянца-нокаутера), но далеко не во всех разговорах сквозил восторг. Гатти, уже полюбившемуся всем в Нью-Джерси (но особенно, конечно, в Атлантик-Сити), нужна была достойная проверка на вшивость и, одновременно, яркое вторжение в район Большого Яблока – этакий плацдарм для завоевания всего Восточного побережья. И вот здесь-то как раз и возникла фигура Уилсона Родригеса.

Вопреки тому, что принято говорить сегодня, и о чем сказал перед этим поединком Джим Лэмпли, Родригес был отнюдь не котом в мешке. И дело не в его заметном послужном списке (44-7-3, 25 КО) на момент боя. Просто Родригес успел засветиться в самых разных боях в самых разных частях света и даже разок дрался за титул чемпиона мира, но неудачно – проиграл остановкой очень непростому пуэрториканцу Джону-Джону Молине.

Противостояние с Молиной было упорным – сам Родригес был родом из Доминиканской Республики, а между доминиканцами и борикуа почти столь же «добрососедские» отношения, как между Доминиканой и Гаити, или Пуэрто-Рико и Кубой. Впрочем, доминиканцем Родригес был только первые пять лет своей карьеры, когда колесил по Карбискому бассейну и делал это, кстати, не очень успешно (четырежды проиграл досрочно). В 1990-м Родригес объявился в Испании, где и расположился до окончания своей карьеры – стандартная дорога, которой позже прошествует один аргентинский паренек, лишь под занавес карьеры появившийся в Америке, но успевший наделать немало шуму. Но дрался Уилсон не только в метрополии – он курсировал по все Европе. Франция, Дания, Германия, Бельгия – это далеко не весь список. Родригес ухитрился отодраться и в Москве, и даже в Казахстане. Вместе с боями приходил и опыт, а с титулом IBF Intercontinental – место под солнцем тогда еще могущественного Боба Ли. Первый блин – комом, но отдохнув в… Нижневартовске, доминиканец вновь принялся за дело, и, наконец, 23-го марта 1996-го года объявился в «Мэдисон Сквер Гарден».

«Сынок, у тебя нет времени – пора вырубать его»

Как обычно, я не останавливаюсь на ходе моего любимого («своего») поединка Гатти. Зачем? У нас есть экран – он и поможет нам восстановить ход того памятного противостояния. Я лишь отмечу, почему он и только он особенно нравится мне во всем портфолио «человека из плоти и крови»:

• Это был второй в истории бой в рамках моей любимой (за вычетом FNF, разумеется!) HBO-шной серии – BAD, т.е. Boxing After Dark. Первый состоялся за полтора месяца и окончился грандиозным побоищем между Марко Антонио Баррерой и Кеннеди Маккинни, о котором мы еще поговорим. Ударный старт для любого начинания!

• «Родригес боксировал везде – даже в Казахстане, житнице бокса в горах Кавказа России», – отменное знание географии от Лэрри Мерчанта. Кстати, он тогда был еще почти не седым. Как и Лэмпли. А еще в команде работ Харольд Ледерман, а экспертом был Рой Джонс-младший. Ничего не напоминает?

• «Джуниор Джонс и Орландо Кэнса… Каниси… Канисалес», – «Vodka Breath» Strikes Again, как говорят, за океаном.

• «Сколько пальцев? Да пустите вы меня к нему, а не то дисквалифицирую нафиг! Ско-оль-ко пальцев?! Глаз закрыл! Закрыл левый глаз – я тебе сказал. Хорошо. А теперь??! Хорошо…» – за это мы и любим бокс, ведь так?

• «Сынок, у тебя нет времени – пора вырубать его», – это уже Джо Суза.

• А еще Гатти такой, каким мы его нечасто видим – грязный и постоянно бьющий ниже пояса и даже получающий от этого нагоняй от Уэйна Келли.

Это был отличный спектакль. Посмотрите его, если еще не посмотрели – оно того стоит.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья