android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
    Artboard Copy Created with Sketch.

    Календарь Олимпиады

    Медальный зачет

    Блог Автогол
    Спецпроект

    Яшин обожал «Волги», Федотов бросил «Победу» на месте ДТП. На чем гоняли лучшие футболисты СССР

    Много душевного ретро.

    В Советском Союзе жили отличные футболисты и хорошие автомобили.

    Игроки ездили на «Победах», «Волгах», «Жигулях» и «Москвичах», а единственная «Чайка» была у Йожефа Сабо из киевского «Динамо». Правда, управлял ей он только один раз – в 1969 году купил старенькую машину за 19 тысяч рублей у венгерского посольства, но руководство ГАИ умоляло вернуть, потому что ездить на «Чайках» могло только партийное руководство. Машину забрали назад – взамен Сабо получил «Волгу». Встречались и иномарки (их стало сильно больше после войны), но в основном у посольств и в окружении вождя. При Сталине для чиновников закупали американские «Кадиллаки» и «Линкольны», Хрущев посадил сына на 2300-й «Фиат», а дочь – на «Рено Флорида».

    Лев Яшин очень любил «Волги», ездил только на них и однажды получил штраф от болельщика «Спартака», а Виктора Понедельника любили так сильно, что носили его машину на руках. Евгений Ловчев и Олег Блохин перепродавали автомобили и здорово на них зарабатывали в 70-е: оба купили «Волгу» за 9 100 рублей и продали за 15 000.

    Всеволод Бобров часто садился за руль после пьянки и просил сидящих рядом друзей рассказывать эмоциональные истории, чтобы не заснуть («За Бобровым-автомобилистом водился один грешок: он мог сесть за руль в нетрезвом состоянии», – из книги Владимира Пахомова «Всеволод Бобров – гений прорыва»). В середине 1974 года, уже тренируя сборную СССР по хоккею (тогда – чемпионов мира и Европы), он возвращался из кафе на Тверской, где пил шампанское и коньяк, остался в машине один, задремал и протаранил автобус (без пассажиров). Боброва осыпало осколками лобового стекла, водитель автобуса не пострадал, тренер оплатил ему ремонт. Из ГАИ позвонили в ЦСКА, оттуда приехал человек – историю замяли.

    Были и трагичные случаи. В 1982 году Виталий Дараселия (25 лет) из «Динамо» Тбилиси не справился с управлением новой «копейки» и рухнул в горную реку. 1991 – молодой вратарь ЦСКА Михаил Еремин (23 года) через несколько часов после победы в Кубке СССР на «шестерке» столкнулся с автобусом (за рулем был его друг).

    Ниже – семь автомобильных историй звезд советского футбола.

    ***

    Алексей Хомич, за зрелищную игру его называли Тигром, годы карьеры – 1945-1956

     

    После поездки в Англию в 1945 году, где англичане дали ему прозвище «Тигр», Хомич первым в московском «Динамо» купил машину – «Москвич-400» (производился с 1946-го по 1954-й, 8000 рублей, разгонялся до 90 км/ч), совсем маленькую старенькую машинку, содранную с трофейного немецкого «Опель Кадет», на таких ездили фашисты в фильмах про войну. В отличие от немца, «Москвич» был четырехдверным – причем благодаря Сталину. Проверяя машину, он сел рядом с водителем и попросил конструктора пройти на заднее сиденье. Для этого Сталину пришлось бы выйти из машины – так и появились две дополнительные двери.

    После войны страна мечтала хотя бы о двух колесах (даже велосипед был страшным дефицитом), ездить на частной машине могли немногие, даже футболисты. Из Англии динамовцы привезли только номера на спине, а Хомич даже с «Москвичом» остался жить в коммуналке.

    ***

    «Хомич мне говорил: «Ты думаешь, зачем я стал Тигром?» – рассказал Sports.ru Сергей Шмитько, спортивный журналист и друг Алексея Хомича. – Все из-за девушки, за которой он ухаживал, но она предпочла ему инженера. По тем временам – большого человека. И Леша страшно переживал: «Я почему тянул из девяток и шестерок? Потому что хотел ей доказать – вот на кого ты меня променяла». И когда купил машину – решил ей отомстить, ведь они жили в одном доме. Хомич въехал во двор на «Москвиче», бабки выбежали смотреть на машину, он открыл окно и завел на патефоне Петра Лещенко: «Моя Марусечка». Девушка так и осталась с инженером.

    У него была одна из первых машин в советском футболе, и понятно, что в «Динамо» ему завидовали. С базы в Мытищах на игры Хомич выезжал за полчаса до команды. Машинка была маленькая, к нему подсаживались не самые крупные игроки – Василий Карцев, Василий Трофимов. Хомич так и не доезжал до стадиона, потому что ребята постоянно шкодили: то картофелину в глушитель засунут, то навредят так, что машина заглохнет. «Москвич» оставался на обочине, его догонял автобус, вся команда смеялась над Хомичем».

    Григорий Федотов, первым забил 100 голов в чемпионате, Кубке и сборной, 1938-1949

    Капитан ЦДКА был трусоватым, одноклубник Юрий Нырков называл его мнительным  – Федотов боялся самолетов, однажды в плохую погоду летели в Тбилиси через перевал, он писал прощальное письмо жене: «Прощай, Валя, береги детей».

    Федотов не любил машины, боялся на них ездить, но после трех чемпионств подряд (1946, 1947, 1948) ему выделили «Победу» – в 46-м на всю страну выпустили 23 машины этой марки, потому что после войны в СССР хлынул неограниченный поток трофейной техники (из зоны оккупации было вывезено вообще все) и престижнее было иметь вражеский «Мерседес» или премиальный «Хорьх».

    В конце 40-х «Победы» были жуткого качества и сгнивали за один год – в стране не хватало автомобильного металла. Качество стало исправляться в начале 50-х, а в 1948 году чиновникам запретили разъезжать на иностранных автомобилях и всех пересадили на «Победы». «Победа» – престижно; при этом оставались более комфортные иномарки. В немецких машинах были печки, в ранних «Победах» – не было. У немцев диван обшит кожей, в «Победе» был тряпичным.

    «К машинам Григорий Иванович был равнодушен, – вспоминает Сергей Шмитько. – Даже не умел водить: дали «Победу» и дали. Потом получил права и попробовал куда-то на ней выехать. Это происходило на площади Коммуны, там где стояла гостиница ЦДКА (теперь Суворовская площадь – Sports.ru). Проехал метров 150, уткнулся в какой-то бордюр, носом покорежил свою «Победу», плюнул, хлопнул дверью и сказал: «Больше к ней никогда не подойду». Так его машина несколько месяцев стояла около той ограды, пока куда-то не делась».  

    Лев Яшин, лучший вратарь XX века, 1950-1971

     

    Яшин ездил исключительно на светлых «Волгах», первая появилась у него после третьего чемпионства за пять лет (1954, 1955, 1957). В 1958 году команде дали талоны на три машины: Владимиру Рыжкину и Борису Кузнецову – на «Москвичи», а Яшин сказал, что в него не поместится, и попросил 21-ю «Волгу». На такой же ездили комментатор Николай Озеров, артист Марк Бернес, космонавт Георгий Гречко.

    «Волга» – главный бренд, самый дорогой и престижный общедоступный автомобиль в СССР. Ковер, телевизор, двухкомнатная квартира и «Волга» – если бы РФПЛ существовала тогда, Александр Кокорин стремился бы именно к такой жизни. На этой машине ездила первая пятерка сборной по хоккею, особенно после Суперсерии-1972, когда хоккеисты вышли на гагаринский уровень популярности.

    Яшину дали светлую «Волгу», на ней не были видны дождевые капли и пыль; стоила 33 тысячи рублей (по курсу до 1961 года) или четыре годовых зарплаты инженера, если не есть, не пить и только копить на «Волгу». В семье Яшина таких денег не было, пришлось занимать – сбрасывалась вся команда.

    У первой «Волги» Льва Ивановича на капоте был олень. «В конце 50-х мы были где-то в центре, сели в машину, и Лев говорит: «Чего-то не хватает», – рассказала Sports.ru вдова вратаря Валентина Тимофеевна. – Оказывается, кто-то покарябал капот и оторвал оленя. Через несколько дней на улице подошел мужик: «У вас нет оленя, могу продать». «Спасибо, не нужно, сам у себя оторвал», – ответил Лев. Больше на его «Волгах» оленей не было.

    Еще одна история. Ехали из пионерлагеря, недалеко от дома на Кутузовском проспекте нас остановил милиционер – говорит, превысили скорость, хотя Лев на подъезде домой всегда тормозил. У него все равно попросили права. «Да ладно, мы же свои, динамовцы». «Я за «Динамо» не болею, я за «Спартак», – ответил милиционер и проколол дырку в талоне предупреждений».

    ***

    За новой 24-й «Волгой» Яшин в начале 70-х ездил в Горький (теперь – Нижний Новгород) и снова взял белого цвета. За десять лет «Волга» подорожала почти до 10 тысяч по новому курсу: первую он сдал в комиссионку за те же деньги, за которые и покупал, так что на новую пришлось добавлять.

    ГАЗ-24

    «После игры мы собирались ехать за грибами, – еще одно воспоминание Валентины Яшиной. – Лев заправился и поставил машину на пригорок, чтобы стек бензин. Кто-то бросил окурок или спичку, бензин начал выгорать – пламя шло из бензобака, загорелись задние сиденья. Сначала горело не сильно, Лев прихлопывал огонь и сжег ладони. Потом зачем-то открыл багажник – ему надо было спасать колеса, но подъехал какой-то «Москвичок», его шофер затушил багажник из огнетушителя. Хорошо, что рядом была воинская часть, где эту «Волгу» починили».

    Через два месяца Яшин от нее избавился: во время перевозки из Горького в Москву у «Волги» покоробилась решетка, куда заливают воду для охлаждения, потом она постоянно текла, а машина сильно нагревалась. Сразу за ней – снова светлая 24-ая «Волга».

    В 80-е Яшин сильно болел – два инфаркта, инсульт, а в 1984 году ему отняли правую ногу. «Приходилось кого-то просить, чтобы поехать на дачу, и мне срочно пришлось сесть за руль – возила Льва на «Волге», потом отдали ее дочке», – вспоминает жена вратаря. Машина стояла почти 20 лет, а в июне 2006 года ее продали на благотворительном аукционе радиостанции «Серебряный дождь». Стартовая цена – 500 долларов. Автомобильный коллекционер Дмитрий Октябрьский купил «Волгу» за 9500 долларов – деньги отправили в Смоленский детский дом для детей с отсталым физическим развитием, им купили тренажеры и специальное оборудование.

    Сейчас яшинскую «Волгу» можно увидеть в музее «Московский транспорт» на Рогожском валу.

    ***

    В 89-м – за семь месяцев до смерти Яшина – на стадион «Динамо» приезжала сборная мира, отмечали 60-летие великого вратаря. Спонсоры из Германии подарили ему японскую «Мазду-626» третьего поколения с ручным управлением, но Яшин на ней не ездил, очень плохо себя чувствовал. «Лев смеялся, что у него двоилось в глазах, и то неправильно», – из воспоминаний Валентины Тимофеевны. 

    Виктор Понедельник, автор золотого гола в финале Евро-1960, 1956-1966

     

    – Очень любил водить, после школы в Ростове-на-Дону поступил в военно-инженерное училище и проходил практику на автобусе, грузовых машинах, даже водил танк Т-34, – рассказал Виктор Владимирович Sports.ru. – Дороги были не очень хорошие, но за рулем я всегда отдыхал и любил покопаться в двигателе.

    С 1956 года ездил на «Победе» желтоватого оттенка, в начале 60-х появилась белая «Волга» 21-й модели, для нее мне на заводе подарили желтые противотуманные фары. Позже была 24-я «Волга» серебристого цвета».

    ***

    Тем временем конец 50-х в Европе – популярны компактные машины (даже «Мерседесы»), Америка становится первым рынком сбыта «Феррари», появляется Citroen DS, как у Фантомаса, – один из самых красивых автомобилей ХХ века; наиболее массовая машина Европы – «Жук».

    Citroen DS

    В Америке эпоха гигантомании; машины из энциклопедий дизайна, уподобленные самолетам, ракетам и космическим кораблям. Он же расцвет детройтского барокко – длинные широкие и низкие машины с панорамным остеклением и мотором под 400 лошадиных сил. За аэростиль в СССР отдаленно отвечали «Чайки» и новый правительственный автомобиль времен Хрущеве ЗИЛ-111 – на нем 12 апреля 1961 года встречали Юрия Гагарина, а потом перевозили Брежнева. Футболисты (кроме Йожефа Сабо) за такими машинами замечены не были.

    ЗИЛ-111

    ***

    – Как бы я ни скрывал номера, в Ростове они стали известны, – говорит Понедельник. – И началась охота за моими автографами. Так в 60-е я чуть не сбил мотоциклиста. На дороге он заметил мою «Волгу» и стал преследовать – я сначала не понял, думал, что милиционер. А потом он начал делать финты: то справа появится, то слева, и сильно приблизился ко мне. Все это происходило на скорости, реакция помогла повернуть от него в сторону – иначе бы я мог его прилично поддеть. Автограф мотоциклист так и не получил.

    – Есть история, как вашу машину подняли на руки. Как это было?

    – Когда играл за СКА, приехали на товарищеский матч в Азов – городок недалеко от Ростова, его основал Петр I. Подъезда к раздевалкам тогда не было, машины оставляли возле забора. Прихожу с двумя ребятами из команды – стоит толпа, провожают команду. Мы садимся, я подношу ключи к зажиганию и в этот момент чувствую, что машина поднимается вверх и движется по воздуху – болельщики облепили ее, подняли на руки и несут.

    Машина весит около тонны, больше пяти метров не пронесешь, и они ее аккуратно поставили на место. Внутри все застыли, я говорю: «Ребята, вы не двигайтесь, я сейчас сразу начинаю ехать». Включил сигнал, потихонечку выехал со стадиона на шоссе и остановился на обочине. Открываю дверь, встаю двумя ногами и не могу выпрямиться – сажусь на землю. Какое было напряжение! В тот момент я думал, как бы машина не опрокинулась на людей.

    Анзор Кавазашвили, дважды лучший вратарь СССР (1965 за «Торпедо» и 1969 за «Спартак»), 1957-1974

     

    Первая машина Анзора Кавазашвили – черная «Волга» 21-й модели. Черный цвет – элитарный, на нем ездило начальство страны и КГБ. Черные  «Волги» упоминаются в песне Юрия Шевчука «Мальчик-мажоры», еще это машина космонавтов Юрия Гагарина и Алексея Леонова.

    – В 64-м году я играл в «Торпедо», – рассказал Sports.ru Кавазашвили. – И первым из всех футболистов Советского Союза обратился с просьбой к Аркадию Ивановичу Вольскому – секретарю партийного комитета завода имени Лихачева (ЗИЛ), который позже стал помощником Горбачева. «Хотел бы купить машину» – «Какую тебе, Анзор?» – «Черную «Волгу», в Москве такая только у членов КПСС». Он берет трубку прямой кремлевской линии (автозаводец должен помочь автозаводцу) и звонит министру внешней торговли Патоличеву: «Здравствуй, дорогой, ты знаешь, кто у меня тут сидит? Наш вратарь, мой названый сын Анзор Кавазашвили» – «Думаю, мы пойдем навстречу, дам команду директору горьковского автозавода».

    И Патоличев нажимает на правительственную связь в Горький: «Надо сделать спецзаказ. Но когда будете присылать в Москву эшелоном, напишите на большом листке бумаги: «Кавазашвили». Не перепутайте». Мне сделали спецзаказ, я был единственным собственником черной «Волги» с эмблемой оленя. Из-за границы привез великолепные красные чехлы, шикарные боковые зеркала, серебряные выпуклые диски, а в Южной Америке купил шестирожковый сигнал, он издавал очень громкие звуки.

    – Самая смешная история с вашей черной «Волгой»?

    – Машина стояла на торпедовской базе в Мячково рядом с «Волгой» старшего тренера Виктора Семеновича Марьенко. Перед игрой в гости приехал тот самый Вольский и говорит: «Похвастайся, какую машину мы у Патоличева взяли. Ну-ка дай покататься! Во время войны ездил на танке, а после ни разу за рулем не сидел». Побежал в здание, принес ему ключи, а руль у моей «Волги» был вывернут – выключил двигатель в таком положении. Вольский как газанул – моим металлическим бампером насквозь по центру протаранил «Волгу» Марьенко. На бампере – ни вмятинки. Машину Маренько ремонтировали в спеццехе автозавода Лихачева, сделали так, что он ее не узнал – была старенькая «Волга», а сделали как новенькую.

    Владимир Маслаченко, легендарный вратарь и комментатор, 1952-1968

     

    В юности Владимир Маслаченко учился ездить на «Виллисе» – модификации американского военного авто. После обучения пришлось пересесть на велосипед, потому что для городских дорог он был еще маленьким. Когда играл в «Спартаке» (с 1962-го), купил подержанную светло-серую «Волгу» 21-й модели, но через десять лет уехал тренером-координатором в Чад, продал ее и купил кинокамеру «Красногорск-2».

    Маслаченко вернулся в СССР в 1973 году и на полученные в Африке валютные чеки взял скоростную по тем временам вишневую «трешку» (Ваз-2103). На ней Маслаченко установил личный скоростной рекорд 185 км/ч – доехал из Москвы до Минска за шесть часов. На вишневых «Жигулях» вратарь путешествовал на Днепр и Дон, в Запорожье, а на следующей машине – серой «Волге» 24-й модели – на Чегет, оттуда на море в Новороссийск.

    ***

    – Уже при мне были «Нивы», а в 1997-м появилась первая иномарка – «Шкода Фелиция», потом – «Октавия», – вспоминает Юлия Маслаченко, внучка Владимира Никитовича. – Дедушка очень любил что-то чинить, копался в моторе, много времени проводил в гараже.

    – Опишите ваши поездки.

    – Помню наши долгие поездки на «Волге» с прицепом в деревню в Вышний Волочок – пять часов езды на скорости 80 км/ч. Мне всегда была плохо, потому что в этих советских машинах очень сложный запах, так что была рада, когда ее продали. Мы ездили с дачи по Новой Риге (там часто были пробки), и дедушка мог скандалить: показывал разные жесты, приличные, но которые в 90-е могли спровоцировать конфликт. Бывало, делал двумя пальцами глаза в глаза, открывал окна или выходил, – он любил всех поучить. Я всегда боялась этих стычек, но при мне ничего не случалось.

    Вообще он аккуратный водитель, с ним было спокойно, дедушка учил меня водить машину, и мы с ним в шутку ругались, потому что я начинала на автомате, а у него всегда была ручная коробка передач. В машине, как и дома, он слушал джаз. По дороге на дачу все два часа могли петь военные песни («Катюшу», «Три танкиста»), а бабушка слушала. Пели и в «Волге», и в «Ниве», – везде.

    Однажды дедушка опаздывал на работу на «НТВ-Плюс», пересек на Тверской двойную сплошную, за ним погналась машина ДПС. Он объяснил, что опаздывает на эфир, его узнали и отпустили.

    Евгений Ловчев, лучший футболист СССР 1972, 1969-1980

     

    – В 1974 году, когда «Спартак» занял второе место после киевлян, попросил машину, и Николай Петрович Старостин сделал мне «Волгу», – рассказывает Ловчев. – Мы поехали на сборы в Сочи, и в первой же игре с «Днепром» я получил травму колена – мне его практически разрезали шипами. Ногу зашили, но играть и тренироваться я не мог. Сказал: «Поеду в Москву, мне по очереди надо получить машину в Южном порту». Но я практически на ней не ездил – мы брали белые «Волги», чтобы перепродавать в Ташкент. Купил за 9 100 рублей, продал за 15.

    ***

    В 74-м Ловчев получил третью модель «Жигулей» зеленого цвета, в 76-м – вишневую «шестерку», потом – «девятку» и серый 190-й «Мерседес». Каждую из машин он продавал за такую сумму, чтобы купить новую. С тех пор – только BMW («пятерка», X5, сейчас – третьей серии; все, кроме последней, подержанные).

    На «шестерке» Ловчев подвозил после футбола Валерия Газзаева, у которого в начале 80-х не было машины, – вспоминает Сергей Шмитько:

    – Ловчев жил недалеко от «Сокольников», где-то рядом была квартира у Газзаева. Как-то мы ходили на матч «Динамо» (Ловчев уже закончил карьеру), сидели в его «Жигулях», Женя говорит: «Сейчас Газика подождем». Газзаев садится, захлопывает дверь, вынимает «Мальборо» и закрывает окно, потому что после игры футболисты больше всего боятся простуды. Прокуривает всю машину и говорит: «Джексон, если бы ты знал, как тяжело играть в футбол». Ловчев ему как молодому отвечает: «Это ты мне объясняешь?».

    ВАЗ-2109

    ***

    Антуражный тур на советских авто можно проделать во время чемпионата мира при помощи сервиса BlaBlaCar. Поехали вместе в Нижний Новгород – этим летом там пройдут четыре матча группового этапа чемпионата мира (Аргентина – Хорватия лучше всех!), 1/8 и 1/4 финала, приедут позитивнейшие шведы и костариканцы, все будут тусоваться возле Кремля, купаться в Волге и наслаждаться городом, где когда-то создавали автомобили для Льва Яшина, Виктора Понедельника и Анзора Кавазашвили.

    Фото: РИА Новости/С. Соловьев; ru.wikipedia.org/ГАЗ; globallookpress.com/National Motor Museum/Heritage-Images; РИА Новости/Юрий Иванов; ladaautos.ru

    Автор

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы