Блог Тушите свет

Bienvenido, Marco Antonio

В общем, свершилось. То, что выглядело изначально, как короткая дорога к чемпионскому титулу обернулось долгой прогулкой в никуда. Не знаю, насколько правомерно называть неполные пять раундов с Ханом долгими для мексиканца… «Руки у него быстрые, но его удары для меня ничто, я их не чувствовал», – утверждает Баррера. Я ему, кстати, верю.

Просто Хан не шел за ударом. Он выбрасывал руку, но ноги не шли за ударом, он в привычной по сегодняшним временам любительской манере бросал удары, выстреливал, но не бил. Это ему было и не нужно. Британец должен был исключить для себя риск схватить ответный удар, а для этого нельзя было оставаться вблизи после своей атаки, и нельзя было даже думать о раннем нокауте. А боксировать на большом ринге, избегая жесткого боя, Хан умеет. Баррера честно пытался догнать или поймать в ответ. Кроме парочки ударов по корпусу и случайных хуков на излете – получалось плохо. А тут еще рассечение. С этого момента давайте поподробнее.

Перспектива огребать от мексиканца еще несколько раундов в его планы не входила

Баррера ведь секся в предыдущем поединке. Тогда, перед Ханом, ему нужен был хороший разминочный бой. Не очень длинный, т.к. лишние раунды спортивной молодости не добавляют, особенно когда число боев в послужном списке перевалило за 70. Что Марко-Антонио хотел, то он и получил. Короткий бой, который закончился дисквалификацией соперника, который решил Барреру боднуть в область глаза. Очевидно, перспектива огребать от мексиканца еще несколько раундов в его планы не входила.

А когда Барреру ударил головой Амир Хан, рассечение образовалось значительно выше глаза, уже там, где начинается волосяной покров, но бил-то Хан строго в ту зону, где была прежняя сечка. Ну не учили его раньше работать головой, не попал в ту же точку. Да и незаметно это сделать у британца тоже не вышло. Пауза, которую он взял перед тем, как ударить снизу, довольно четкое движение головой вперед и вниз – несвойственное Хану при его стиле движение... Сказать, что кровь хлынула ручьем – это будет правдоподобной, но неточной метафорой. Но крови было достаточно, она сильно затрудняла обзор, а в углу заклеить рассечение за несколько минутных перерывов так и не смогли. Хан, в свою очередь, совершенно разумно, не сближаясь, всаживал в лоб мексиканца несильные удары справа.

«Рефери сразу подтвердил, что рассечение было от удара головой, но почему он не остановил бой после первого же раунда, – спрашивал Марко-Антонио после боя. – В тот момент рассечение было таким же большим, как и теперь. С первого раунда я не видел этого парня, кровь заливала глаз».

Было что-то безжалостное в его медлительности

И Баррера не лукавит, весь путь от рассечения к победе Хана техническим решением был после первой трехминутки рассчитан по ходам. Незабываемое зрелище: как седой британский доктор в сереньком пиджаке в середине четвертого раунда внимательно и хладнокровно рассматривал лоб мексиканца и струящийся по нему красный ручеек. Было что-то безжалостное в его медлительности, он даже не попытался убрать кровь ватным тампоном и посмотреть, что там под треснувшей кожей. Зачем, он ведь и так все знал и понимал. Спустя раунд бой будет остановлен. Остановка боя до четвертого раунда – техническая ничья. После четвертого уже можно считать очки в судейских записках. Вот таким вышел для Марко-Антонио первый бой за всю его долгую карьеру, проведенный в Европе.

Для Барреры бой с Ханом сравнивали с боем против Хамеда. Натянуто. А для Амира Хана это в глазах британских обозревателей было, как бой Хаттона с Цзю. Общее и вправду есть. В обоих случаях бой обернулся для приехавшего на Британские острова большой подставой. Добро пожаловать на родину бокса. Mi casa es tu casa.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.