android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
    Artboard Copy Created with Sketch.

    Календарь Олимпиады

    Медальный зачет

    baltika
    Блог Тушите свет

    Крутой Нард

    Бернард Хопкинс решил, что самое время вспомнить Фрэнка Синатру. Очередное переложение легендарного My Way зазвучало в эти выходные в Монреале, провожая в последний по счету поход за славой человека в черной вязаной лыжной маске, с черными мыслями и светлыми глазами. Он уже смотрел в вечность. 12 раундов спустя, когда перед камерами Крутой Нард (Hard ‘Nard) толкал свою речь, достойную номинации на Оскар (вместил туда Роя Джонса, Тину Тернер и пацанскую-бандитскую тему), Жан Паскаль мог даже не искать себе оправданий. Это была великая демонстрация мастерства, самообладания и воли. Хопкинс действительно победил.

    Я насчитал на своей карте 116-113, затем подвел жирную черту и не нашелся ничего сказать вслух лучше, чем «я всегда за тебя болел, старая сволочь». И это чистая правда. Может, только кроме боя с Джо Кальзаге – но я, помнится, так и не смог определиться, кто из них больше достоин победы. Бой остался в прошлом, и Хопкинса поздравляют. Тот же Кальзаге. Битый им Антонио Тарвер. Джордж Форман, чей рекорд он побил. Когда придет в себя Рой Джонс – поздравит и он.

    Это была великая демонстрация мастерства, самообладания и воли

    «Я не должен был дожить до 18. Я не должен был пройти 9 лет испытательного срока», – он, конечно, немного преувеличивает, но имеет право. Подарил нам великие моменты. Побег от разъяренных пуэрториканцев и нокаут Тито Тринидада. Поднимающегося с настила с громким «FUCK» Оскара Де Ла Хойю. Изуродованного Уильяма Джоппи. Сломленного Тарвера. Телефонные переговоры с Роем Джонсом в прямом эфире. Наконец, вот это.

    21 год назад, 31 мая 1990 года Хопкинс сел в машину и поехал из Филадельфии в Рочестер, Нью-Йорк. У него было 5 часов. Он узнал о бое, собрал спортивную сумку и отправился в путь. Прошел медицинский контроль, вышел на ринг через длинный коридор и устроил ад Джовину Меркадо. Два десятка лет спустя, Хопкинс все еще в пути.

    Его бои великие, но не такие, как у Арчи Мура с Айвонном Дюреллом или у Хэглера с Хернсом. Он сам выбирает себе бои, выбирает задачи по силам. Он очень трезво себя оценивает, и это тоже вызывает уважение. Но симпатии мы начинаем к нему испытывать, когда слышим его голос, его интонации, видим его лицом к лицу с соперником. Как он его давит, ломает, душит. Когда Паскаль заглядывал ему в глаза, он уже видел свою голову, зажатую левой рукой Хопкинса, а правая рука Бернарда с размаху врезается ему в почку. Когда-то, он был сам олицетворением ненависти в боксе, но на самом деле он давно уже играет. Почти всегда. Может, ему в кино?

    Может, ему в кино?

    Альфред Коул и Джеймс Тони сыграли в фильме «Али». Дюран, Моррисон и Тарвер – в «Рокки». Варгас – в «Альфа-Доге». Льюис и Кличко – в «11 друзьях Оушена». Рой Джонс – в «Матрице». Талант и актерский диапазон Хопкинса мне видится куда шире. Он может, как 50 Cent, зажигать в кино с Аль Пачино и Бобби Де Ниро, и это будет дьявольски прекрасно и шансов больше, чем у Дэвида Хэйя сыграть Агента 007. В конце концов, речь на церемонии вручения кинонаград Хопкинс сможет написать лучше всех этих клоунов.

    Автор

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы