android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview
Блог Bank shot

12 классных парней, которые вернули веру в российский баскетбол

Итоги.

Евгений Бабурин (12 минут, трехочковый против Испании)

Игрок, «которого не выпускают из номера», все же оказался на площадке трижды по ходу турнира – с Турцией на несколько секунд, а после того, как Никита Курбанов подсел на фолы, вышел сначала в матче с Хорватией (0 из 2), а потом и с Испанией (треха). 

Как сказал потом сам Базаревич, «для нас его выход не стал сюрпризом»: Бабурин отметился важным броском в матче за третье место, ничего не испортил, выложился на своей половине и закрыл дырку на необходимый срок.

Помимо того, что Бабурин – органичная часть влиятельной нижегородской группировки в сборной, даже эти минуты оправдали его место в заявке: уже неплохо, когда ваш 12-й игрок приносит какую-то реальную пользу на площадке, а не только машет полотенцем и кричит всякую нецензурщину в эфир.

Михаил Кулагин (15 минут, 1 из 4)

Самое замысловатое кадровое решение Сергея Базаревича: по ходу подготовительных матчей Кулагин наигрывался в качестве бэкапа Хвостова, но уже тогда постепенно давал понять, что к этой роли совсем не готов.

Классный бросок – это прекрасно, но проблема в этой команде для младшего Кулагина – это проблема его самоидентификации. Недостаток физики, определяющий его слабую защиту, сборная России была готова компенсировать командными усилиями. Но для этого ей нужен был первый номер, который бы контролировал игру, организовывал нападение и обеспечивал бесперебойную доставку мяча в необходимые зоны. И вот как раз с этим у него и возникли сложности. Пока функционал Кулагина характеризуется дефиницией «Швед для бедных», и в присутствии оригинального Шведа он был вынужден смотреть на игру команды со стороны.

В любом случае Кулагин – это будущее сборной, и хочется, чтобы доверие Базаревича дало импульс к дальнейшему прогрессу. Сам тренер посетовал на то, что так и не нашел игровых минут для самого молодого игрока команды и важной части ее будущего. 

Владимир Ивлев (36 минут, 6 очков)

Ивлев – один из главных элементов сюрприза, которые были в распоряжении сборной. И, к сожалению для всех, сложное расписание и неуверенность самой команды в своих возможностях привели к тому, что эта способность удивлять улетучилась задолго до начала стадии игр на вылет.

Ивлев выходил в старте с Турцией и Сербией и провел, наверное, лучшие 14 минут своей жизни.

Его задача состояла в том, чтобы слегка помучить «больших» соперников и облегчить миссию Тимофея Мозгова, чтобы тот с самого начала не набирал фолы. Но центровой на этом не останавливался – вел себя гиперактивно, не жалел никого и себя в последнюю очередь, залезал под майки опекунам, боролся за позицию так, словно выходил на ринг с сумоистами, и даже что-то выдумывал полезное впереди.

Оба выхода на групповом этапе получились очень качественными и помогли дальнейшему развитию событий в пользу сборной.

Но дальше от этой функции нападать на ничего не подозревающих «больших» Ивлева освободили, а его выходы со скамейки на ограниченное время не несли в себе такой же воодушевляющей силы.

Ивлев напрямую повлиял на результат сборной – две победы в стартовых матчах собственно и создали команду, сплотили всех и позволили ей решать совсем другие задачи, чем те, за которыми она приехала. И все же как было бы красиво, если бы он набросился на сербов с тем же энтузиазмом не во втором матче, а в полуфинале. Вот тогда это был бы играющий символ всей сборной.

Семен Антонов (9,6 минуты, 1,8 очка, 2 подбора в среднем)

Человек в самой неблагодарной роли – форвард ЦСКА в сборной выходит на площадку чаще всего в качестве центрового и чаще всего таскает на себе сильно превосходящие в габаритах тела. Во многом из-за этого оценить его объективно не так просто – за весь турнир он ни разу не попал из-за дуги, по-дурацки психанул в матче с Латвией, когда схватил неспортивный в партере, и внес сколько-нибудь ощутимый вклад лишь в победу над Бельгией. Турнир вышел каким-то невнятным, хотя даже в гораздо более квалифицированной сборной Блатта у него получалось быть более заметным. От этого же на память останется лишь момент с «банками» в игре с Латвией, симпатичный, но отдающий неприятным привкусом.

Впрочем, кто слышал, чтобы Антонов жаловался на непривычные функции, неудобных соперников, рваный режим и вообще хоть на что-то?

Андрей Зубков (14,1 минуты, 5,5 очка, 2,3 подбора)

Зубков – основной индикатор состояния этой сборной: сама команда оказалась такой непредсказуемой и щедрой на разные откровения, а форвард давал все то же самое, но только в индивидуальном исполнении.

То он не получал особенного игрового времени (первый матч с Сербией).

То выходил каким-то потерянным и не мог особенно ничем помочь (с Великобританией).

То начинал бомбить из-за дуги (с Турцией).

То терял уверенность в себе и предпочитал проходы в стиле Мело (с Хорватией).

То его убирали с площадки из-за проблемной защиты (с Грецией).

То оказывалось, что маленькая пятерка с его участием агрессивно выжигает поляну и возвращает команду в игру (полуфинал с Сербией).

То опять начинал бомбить из всех позиций (с Испанией).

Конечно, Зубкова, который два года назад был лучшим у Пашутина и поразил всех работой ног в «посте», очень сильно не хватало. Как не хватило и стабильности в его исполнении в целом. Как не хватило какого-то логичного объяснения, почему каждый его выход столь же непредсказуем, как весь турнир в целом.

Два года назад все надеялись на прорыв Зубкова на клубном уровне. Евробаскет-2017 возродил все те же ожидания.

Никита Курбанов (20,3 минуты, 5,6 очка, 3,9 подбора)

Матчи с Сербией – это та синусоида, по которой Никита Курбанов движется на протяжении сезона в ЦСКА: между визуализируемыми приглашениями из НБА и функциями заметного лишь на одной половине ролевика.

В первом Курбанов оказался главным героем – вышел со скамейки, набросился на сербов цепным псом и вдохновил остальных на такую же агрессию, заменил Мозгова в качестве игрока «поста», когда начал продавливать своих оппонентов спиной. Когда после этого он еще и на пресс-конференции, сидя рядом с Базаревичем, сказал что-то вроде «как говорит наш тренер, мы должны стараться выиграть в каждом моменте», показалось, что пазл сошелся и главный атлет команды превратился в ее системообразующего игрока. В свои лучшие моменты Курбанов бывает таким неотразимым, что перед ним просто все убегают – в Европе, где судят по минимальным дозировкам, он зачастую превращается в идеального игрока 3&D (идеального, потому что кладет практически все броски, которые на него приходятся).

Но не совсем срослось.

Во второй игре против Сербии Курбанов все то же самое повторить не сумел – его вновь пробовали заигрывать в «посте», но на этот раз к нему и готовились, да и мячи упорно не хотели залетать после столь же мощных разворотов.

Понятно, что основная задача единственного легкого форварда в сборной на турнире – это определять защитное лицо команды, брать на себя опеку лучшего игрока соперников, давать всем остальным тот самый импульс. Но этого оказывается вполне достаточно в ЦСКА – в сборной хотелось бы, чтобы Курбанов превратился в стабильного исполнителя обеих сторон площадки и подхватывал атаку в качестве одного из лидера, ветерана, того, кто прислушивается к тренеру.

Курбанов – один из недооцененных героев всего успеха сборной, и как раз повторение первой игры с Сербией помогло бы сделать его статус более декларативным.

Виталий Фридзон (17,9 минуты, 7,8 очка, 35% из-за дуги)

Дедушка Время неумолим в своем болезненном пристрастии к символичным жестам. Потеря Фридзона на последних секундах полуфинала с Сербией – точно не самая затейливая его выдумка, уж слишком все очевидно.

Защитник еще до турнира напомнил, что это его последний Евробаскет. Да и в целом, учитывая все, что происходит в международном баскетболе, его карьера в национальной команде приближается к завершению. В ней было много запоминающихся моментов, сумасшедших побед и бесконечного восторга, и очень хотелось увидеть в исполнении суперснайпера что-то столь же мощное по исполнению.

Но на этот раз Фридзон обошелся без магии.

В этом нет ничего страшного – в отличие от массовой публики, баскетбольные болельщики любят боевого защитника не за его дальние попадания, а скорее за характер, за настойчивость, за преодоление.

Весь турнир получился для новоявленного капитана очень сложным. Сначала он все никак не мог попасть и явно очень переживал. Провалил игру с Сербией. Не мог попасть камнем в море в матче с Бельгией. И пришел в себя лишь благодаря британцам, не особенно усердствовавшим в защите.

Невозможно объяснить эти мучения со стороны. То ли на него как-то давила вся эта история с назначением его капитаном команды. То ли он не чувствовал себя комфортно в нападении Базаревича и не получал передачи под удобные для себя броски. То ли он стал терять в атлетизме – момент в игре с сербами, когда его как-то пугающе легко обошли, тоже довольно показателен. То ли еще что…

Суть не в терзаниях и не в том, что Фридзон не осенил всех трехочковой феерией.

Вся его карьера – это история преодоления. И именно этим капитан занимался в Стамбуле: боролся за бросок и уверенность на групповом этапе, внес определяющий вклад в победу над Хорватией, а затем просто выдрал с мясом победу над греками. Здесь не было ничего волшебного, ничего, что сделало бы его героем хайлайтов, ничего эстетичного. Только вырванные подборы, только неуклюжие проходы, завершающиеся падениями и ударами, только попытки найти фол, только прыжки за мячом.

Фридзон провел не лучший Евробаскет. Но он сражался едва ли не больше всех, стал очень важным игроком в обеих победах плей-офф и, конечно, заслужил как минимум того, чтобы ту потерю легко забыли. Как и необъяснимый «сквозняк» в решающие мгновенья игры с Испанией.

Андрей Воронцевич (26,8 минуты, 7,3 очка, 5,5 подбора, 2 передачи)

Воронцевич так долго въезжал в турнир, что у бедного Базаревича спрашивали о форварде после каждого матча. Когда тренер истощился на изящные формулировки, в дело пошла тяжелая артиллерия – и последовал вопрос напрямую:

– Андрей, чем вы занимались в первых четырех матчах?

– Да все нормально было. Те, кто понимают игру, те все видят.

При всей своей неоднозначности – спорных моментах в защите, периодически проявляющемся нежелании бросать, постоянном недовольстве окружающими – Воронцевич, конечно, ключевая фигура в этой сборной и тот, кто своими действиями выносит ее на принципиально иной уровень.

Все это он показал дальше в матчах плей-офф.

Когда Воронцевич не боится бросать из-за дуги и попадает, это создает то самое пространство в атаке.

Когда Воронцевич выкладывается на своей половине, то его подстраховка устраняет множество недостатков остальных.

В самых важных матчах Сергей Базаревич вообще старался не убирать форварда с площадки – тот уходил чуть ли не тогда, когда сам просил себя заменить. Ну, потому что игрока таких умений, таких габаритов, такой мобильности и понимания в сборной на этой позиции нет. Четвертый номер, превращающий нападение в бесконечную карусель и готовый таскать на себе пятых под своим щитом.  

Постепенное формирование по ходу турнира – это во многом инкорпорирование Андрея Воронцевича в той же комфортной роли, к которой он привык в ЦСКА. Когда неловкость, дерганность, промахи и прочее ушли, он предстал в своей лучшей игровой ипостаси. Правда, попытки повлиять на его бесконечно режущую не всегда нужную правду натуру так и оказались бесполезными.

Говорил, говорю и буду говорить – это девиз Воронцевича, за который его любят, как минимум, журналисты. Но в команде его способности делать баскетбол увлекательным ценят чуть меньше: длинный язык в итоге привел к конфликту в решающий момент, когда Базаревич оставил двух говорунов на скамейке во второй половине матча за третье место. И это тоже очень символично: эту команду сделали невообразимые эмоции, которые иногда играли против нее: вечно булькающий котел взорвался в самое неподходящее время.

Дмитрий Кулагин (17,7 минуты, 5,3 очка, 1,6 подбора, 1,6 передачи)

Главный момент Кулагина на турнире нужно повторить.

За несколько минут до конца игры с греками Кулагин травмировал больной голеностоп и красочно уползал с площадки.

Затем было долгое общение с врачами на скамейке для процедур. Огромный пакет со льдом. Немая сцена под накинутым полотенцем, после которой уже разволновался даже брат Михаил. Возвращение на свое место вприпрыжку.

За минуту до сирены Кулагин вернулся на площадку, чтобы защищаться в последнем владении и забрать ключевой отскок.

А затем выходил через боль и полуфинале с Сербией, и в матче за бронзу с Испанией.

Все это – от человека, который приехал в сборную без контракта.

Все это – от вечного раздолбая, которого, как казалось, ничего особенно не интересует.

К нему можно относиться как угодно, но Кулагин – игрок.

И на турнире он показывал это очень часто.

И когда был едва ли не единственным, кто приноровился к прессингу обезумевших турок в первом матче.

И когда снимал нагрузку со Шведа своими индивидуальными номерами, бросками под сирену и лихими наскоками под щит.

И когда никак не реагировал, когда пропадал бросок, принимая функцию питбуля на формально не родной позиции третьего номера.

И когда поразил шутками на расслабленно-уверенном английском на пресс-конференции. 

Очень хочется, чтобы все это стало прологом к контракту, который тоже всех удивит – не суммой, а направлением.

Дмитрий Хвостов (31,3 минуты, 6,6 очка, 3,3 передачи, 1,3 перехвата)

Вы же запомните это навсегда? Кроссовер вправо, резкий разворот с чуть ли не падением на колени, кроссовер влево, резкий разворот с еще одним почти падением – точный бросок.

Так Хвостов решал в матче с Грецией, когда у Шведа не летело, судьи позволяли сопернику более жесткую игру, а все функции по созиданию и набору очков замкнулись на фигуре самого маленького представителя сборной.

Хвостов настолько важный человек для этой команды, что сам Сергей Базаревич с трех попыток не смог дать этому развернутое описание.

Ну просто очень важный.

Хвостов настолько важный человек для этой команды, что он единственный, с кем главный тренер связывался несколько раз по ходу сезона, когда накопленная до этого уверенность начала таять вместе с игровым временем и доверием в «Локомотиве».

Тот, кто контролирует команду на паркете и транслирует идеи тренера.

Тот, кто очень хорошо чувствует и читает игру и не позволяет нападению захлебнуться ни на владение. Не позволяет ни сбиваться на пальбу, ни делать то, что заранее обречено.

Тот, кто смотрит на баскетбол в отрыве от личной статистики и всяких посторонних бонусов – «чистый разыгрывающий» он создает ситуации для остальных и в последнюю, как показал матч с Грецией, критическую минуту думает о своих атаках.

Тот, кто готов в своих дирижерских функциях принимать совсем неожиданную роль для разыгрывающего – на этом турнире Хвостов почти всегда отдавал мяч Шведу, а сам отходил в сторону в качестве бросающего. И просто контролировал плавное течение атаки. 

Хвостов удивителен не только своим забавным видом. Не только тем, что игрок сборной отказывается общаться с журналистами. Не только жемчужинами-выдумками на площадке.

Хвостов удивителен тем, что при всей своей ограниченности оказывается основным разыгрывающим одной из четырех сильнейших команд континента.

Ему тяжело в защите. Ему не хватает габаритов. У него короткие руки и маленькие ладони. Он далеко не суператлет. Он видит и понимает гораздо больше, чем может сделать. Он не выглядит каким-то важным авторитетом, чтобы считаться «генералом на паркете», и гораздо более точно характеризуется легкомысленным прозвищем «Хвостик».

И при этом у него есть что-то невидимое, что все это в большой степени нивелирует. Хвостов – «мозг» команды в чистом виде, не обремененный ничем лишним и подчеркивающий превосходство баскетбольных навыков перед физикой. И это потрясающе.

Тимофей Мозгов (24,8 минуты, 13,3 очка, 7,1 подбора)

Мозгов подарил четверть, к которой мысли сами возвращаются снова и снова. Он остался против Порзингиса и начал просто топтать несчастного латвийца. Понятно, что тому не хватало мощи, чтобы сопротивляться против настоящего пятого номера, взрослого, имеющего опыт подготовки НБА, но эта пятиминутка ненависти показала, каким страшным и неудержимым может быть российский центровой – взлетающий с силовыми данками, не замечающий сопротивления, держащий оборону под своим щитом, доминирующий в самом пугающем смысле этого слова.

Во второй половине Мозгову просто перестали доставлять мяч.

Вот эта загадочное противопоставление определило выступление центрового на турнире.

Мозгов выглядел эффективным практически во всех матчах, за исключением игры с Великобританией – даже с ее учетом у него 57% попаданий и 6,2 штрафного в среднем.

Но зачастую и игра команды смещала баланс в сторону периметра. И сам центровой время от времени пропадал – то не получал мяч, то больше сил тратил на сражения на своей половине. Ему приходилось много работать – Мозгов выбегал с заступом на середину площадки, потом несся обратно. Ему не всегда удавалось адаптироваться под стиль соперника – Сергей Базаревич несколько раз отмечал, что ему не понравилась пассивность Мозгова или его не совсем верные действия в обороне. Ему пришлось выдержать на себе ярость Бобана Марьяновича, выдавшего  лучшие матчи своей жизни. С ним часто играли за получение, и решить эту проблему команда не всегда могла.

Как всегда бывает с «большими», конкретизировать причины возникающих проблем не так просто, так как на обеих половинах площадки у них слишком сильна зависимость от остальных…

И тут мысли опять возвращаются к той второй четверти с Латвией.  

Для Мозгова это был хороший, достойный турнир, но постоянно оставалось ощущение, что из него можно выжать еще больше, что он может смотреться не менее доминантным, чем Марьянович под щитом сборной России, что те красочные полеты с данками и выловленными парашютами могут стать нормой, что когда человек отвешивает смачный горшок Принтезису на последних минутах, отбегав уже больше 25, нельзя искать у него проблем с физикой.

В общем, примерно все те же соображения, что сопровождают Мозгова всю карьеру, характеризовали и этот чемпионат. Все круто, но всегда хочется еще.

Алексей Швед (31,5 минуты, 25,1 очка, 6,3 передачи, 2,8 подбора, 1 перехват в среднем)

Печально то, что именно игра за сборную заставила сформулировать правило, которое можно назвать «правилом Шведа».

Суть его такова.

Швед выдает что-то грандиозное, набирает 25+ очков, раздает 5+ передач, показывает не просто добротный, а охренный процент эффективности атак, не сбивается только на трехочковую пальбу, а лезет под щит и заставляет на себе фолить, зарабатывает 8+ штрафных, ограничивает число дерзких-или-как-бы-дерзких выпадов в адрес тренера в размере 0,5 за турнир, ограничивается разумными для его нагрузки 3 потерями – но ему все равно после каждого матча предъявляют за плохие броски, потери и неправильный баскетбол.

Давайте договоримся:  если для Шведа качество броска определяется лишь по тому, попал он в цель или нет, то к его броскам не следует подходить с категориями плохой-хороший. Если человек таскает мяч так много и делает так много, то логично, что он может часто терять. Швед – единоличник, нацеленный на набор очков для себя. И если ему доверили команду, а он дотащил ее до полуфинала и без него бы ничего не было, ну вообще ничего, то не надо предъявлять ему задним числом, не надо ругать за бросок, только потому, что он не залетел, и не надо вешать на него поражение.

Вот это и есть «правило Шведа»: если вы подписались на бодрый экшн с Вином Дизелем, то не надо требовать на 75 минуте включить классическую музыку, ввести интеллектуальные диалоги и избавить сценарий от несуразностей и допущений. 

Швед дарит вам незабываемое приключение на опасном аттракционе, а вы требуете от него чинности и всяческой солидности. Глупо обижаться, что у этой нескончаемой феерии есть и побочные эффекты. Если бы их не было, можно было улететь от восторга прямо в космос – иногда нужен и утяжелитель.

Если серьезно.

Игрок «А»: 25,1 очка, 6,3 передачи, 2,8 подбора, 3,3 потери, 48,1% двухочковых, 36,6% трехочковых, 8,6 штрафного за игру

Игрок «Б»: 21,0 очка, 5,4 передачи, 4,1 побора, 2,5 потери, 50,5% двухочковых, 37,5% трехочковых, 6,9 штрафного

Игрок «В»: 23,7 очка, 5,6 передачи, 2,6 подбора, 4,7 потери, 51,1% двухочковых, 38,7% трехочковых, 6,4 штрафного

Это три индивидуально лучших маленьких Евробаскета: два из них зарабатывают 15+ миллионов в НБА, а один из них скорее всего станет MVP турнира, так как его команда вышла (и скорее всего, победит) в финале.

Но с точки зрения чистой продуктивности и вклада в игру команды лучшим среди них явно является игрок «А». Так ведь? Совсем немного просаживается по потерям и проценту, зато делает гораздо больше, активнее идет на фол, гораздо больше набирает.

«В» – это Деннис Шредер, черный мститель в форме Германии.

«Б» – это Горан Драгич, на турнире показывавший, что вместе со стартовым спорным где-то звучит «Дракарис».

«А»? Да-да, «А» – это наш вечно осуждаемый Аркадий Паровозов, спаситель и отщепенец, супергерой и суперзлодей, неуправляемая иррациональность и самый потрясающий игрок Евробаскета-2017.

Швед – особенный. Мы всегда это знали, но, наконец, он полноценно заявил о себе.

Он не станет MVP Евробаскета-2017 просто потому, что так и не попал в главный финал. Но по всем другим критериям – статистической полезности, мощи выступления, эстетической оценке – именно он – главный игрок этого турнира.

(Здесь должна была быть картинка со Шведом, надевающим солнцезащитные очки, и надписью «Deal with it!»).

Сергей Базаревич

Базаревич – это не ваш безупречный тренер, баскетбольный наполеон, квинтэссенция самоуверенности и сознания собственной правоты.

Базаревичу легко не доверять, потому что он не пытается пыжиться, не строит из себя самого умного, не запасается оправданиями заранее и сам признает свои недостатки…

Он не подавляет интеллектом на послематчевых конференциях – скорее, бодро отшучивается...

Он говорит что-то вроде: «Перед турниром я готов был завершить тренерскую карьеру».

Не твердит, что все было сделано, но вот, дескать, обстоятельства… А детально описывает то, что не получилось, то, что хотелось бы сделать, но не удалось. Преступно заявляет, что это всего лишь игра, где исход могут решить несколько рандомных эпизодов. Допускает саму мысль, что не все зависит от него самого…

Его тайм-ауты, попадающие в трансляции, изнутри не вселяют уверенность, но вызывают лишь недоумение. Иногда возникает ощущение, что тренер «поплыл» и не знает, что делать в критичные моменты…

Он дает слишком много свободы игрокам – и потому заслуги в победах логично пытаются перехватить...

Он ценит неосязаемую возможность говорить по-русски в команде выше натурализованного парня, который бы взял на себя роль одного из лидеров...

Он призывает всех радоваться после обидного поражения в матче, где все было возможно…

Черт, он даже признается, что читает комментарии на Sports.ru и осуждает их качество...

И так далее.

Базаревич не пытается как-то скрывать свои уязвимости – он на виду, и его легко критиковать.

Простой факт заключается в том, что Базаревич очень здорово разбирается в баскетболе, хорошо анализирует соперников и четко понимает, какой должна быть игровая модель. Он много философствует на баскетбольные темы, он хочет не только результата, но и привлекательной игры, и он умеет делать так, чтобы то, к чему он стремится, если не воплощалось на площадке в кристально чистом виде, то просматривалось бы непрофессионалами уж точно. Его команды выглядят лучше после большого перерыва и переламывают ход встречи, уходя с 14-16 очков. Его команды борются до конца.

Если вы посмотрите на его тайм-ауты, вы никогда не поймете, как он этого добивается.

Но тем не менее он этого добивается.

Потому что его знания и его талант в игре вытягивают все остальное.

Сейчас можно много рассуждать о том, что сборной не хватило чуть-чуть, чтобы дотянуться до главного финала, что поражение в полуфинале предопределили некоторые не самые очевидные решения главного тренера, что можно было бы сделать так и так, но нужно принять две вещи:

Первое – сборная показала результат гораздо выше того, что от нее ждали, и заслуга в этом тренера, как минимум, бесспорна. Он не только построил вполне жизнеспособный играющий организм, но и ударил в слабые стороны всех соперников, включая латышей и сербов. И не менее спорные решения главного тренера до поражения в полуфинале шли на пользу российской сборной.

Второе – никто не сомневается в решениях Базаревича больше, чем сам Базаревич. И хотя бы поэтому он вызывает дикую симпатию. Сложно назвать другого столь же искреннего, столь же настоящего тренера вообще в спорте. Сам по себе со своей самоиронией, с этими нелепыми моментами на пресс-конференциях и неожиданными фразами в тайм-аутах, с вечными терзаниями у боковой, с постоянным поиском он едва ли не самый интересный персонаж в этой команде.

Даже если вас не убедил второй пункт, то принятие хотя бы первого закрывает все вопросы на данный момент: тренера определяет результат, а не наши измышления, а с результатом  у него все в порядке. И учитывая все сомнения, учитывая вечные финансовые проблемы во всех его клубах, учитывая баскетбол, ориентированный на зрителя, за него можно лишь порадоваться. Наконец-то, 15-летний путь привел его к удовлетворению от результата, а не только от игры.   

Фото: fiba.basketball/eurobasket

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы