Реклама 18+
Реклама 18+
Блог ARMADA

Пресс-конференция Надаля после победы в финале РГ 2019

 

Вопросы на английском, пожалуйста.

Вопрос: Мои поздравления!

Рафаэль Надаль: Спасибо!

В: За последние 12 триумфальных побед и два прошедших часа Вас уже спрашивали обо всем, что только возможно. Вы бы не могли задать себе вопрос, который Вам еще не задавали?

РН: Я практически не успел ответить еще ни на один вопрос.

Но, скорее всего, ответы и вопросы будут такими же, как и всегда (улыбается).

Но я очень рад на них ответить.

В: Тогда скажите, как вам удалось выйти к сетке 27 раз и выиграть очко в 23 случаях, что мало кто ожидал.

РН: Обычно, когда я выхожу к сетке, я делаю это из выгодного положения, из той позиции, которая мне дает преимущество. Обычно я хорошо заканчиваю розыгрыш игрой с лета, чтобы выиграть очко, да? Для меня было очень важным не уходить далеко за заднюю линию и одновременно не давать Тиму входить в корт, потому что у него очень сильный форхенд, а его бэкхенд так сложно отбивать, когда эти удары ему удаются, если играть далеко за задней линией.  

Но, думаю, я хорошо справился с этой ситуацией. Первый сет был очень тяжелый. Высокая интенсивность игры, отличные розыгрыши.

Но невозможно было сохранить такой уровень игры во время всего матча. Второй сет стал менее нервным (?): каждый из нас спокойно брал свою подачу. А потом он сыграл хороший гейм, а я сыграл плохо при счете 6-5 – ну и все. А потом я пошел в туалет. Там у меня была возможность немного подумать о том, что происходит, и я вернулся с более ясной головой.

В: Поздравляю с 12 титулом открытого чемпионата Франции по теннису. Вы совершили огромное достижение. 12 побед на этом турнире Большого шлема. Если говорить о здоровье, у Вас был сложный год. Вам пришлось сниматься с одних турниров и отказываться от участия в других. Сделало ли это сегодняшнюю победу на Ролан Гарросе для Вас более важной?

РН:  Да. Не только это год, но и прошлый год были тяжелыми. Год был отличным, что касается тенниса, потому что я сыграл в девяти турнирах, полностью отыграв только в семи, и закончил год первым рейтинге. Я победил здесь и мне чуть-чуть не хватило до победы в Уимблдоне. В США я вынужден был сняться. В общем, много проблем, в конце сезона подвело колено, а потом пришлось делать операцию на стопе.

А в начале этого сезона с теннисом все было неплохо, но опять проблемы, так? В Индиана-Уэллс, Брисбейне и в Акапулько тоже. Слишком много проблем за последние 18 месяцев. И от этого эти последние несколько недель кажутся мне такими особенными.

В: Мои поздравления! Можете ли Вы уделить минутку, чтобы поговорить о своей воле, о своем стремлении, о том, что каждое очко Вы играете будто это матчбол. Откуда это идет? Это Ваше главное оружие?

РН: Ой нет, я не играю каждое очко, как будто это матчбол, иначе бы я чаще проигрывал, чем выигрывал. Проигрывая матчбол, ты нервничаешь куда больше, чем если речь идет о простом очке, ведь так?

Но не знаю, думаю, у меня было столько проблем со здоровьем в течение всей моей карьеры, но я всегда играл с большой самоотдачей, со страстью.

А еще с азартом, с желанием соревноваться. Все то, через что я прошел, наверное, придает мне еще больше запала, когда я играю, потому что я знаю, что так не будет длиться вечно. Вот я и стараюсь сохранять позитивный настрой, энергию, делать все с полной самоотдачей.

Каждый раз, когда я выхожу на корт, мне нужно играть именно с таким настроем. А иначе на этом этапе карьеры просто нет смысла.

В: Что Вы испытывали, когда сам Род Лэйвер вручил Вам кубок?

РН: Это всегда большая честь, разве нет? Он часто приезжает на турниры, и это отлично. Когда теннисные легенды приезжают на турниры- это поднимает престиж тенниса, и это отлично. На мой взгляд, в последние несколько лет это стало случаться чаще, чем раньше.

Легендарные личности на турнирах повышают престиж спорта, это хорошо для всех. Мне было очень приятно, это большая часть для меня принять кубок из его рук. Мы хорошо его знаем, он прекрасный человек. Несомненно он один из самых великих теннисистов в истории нашего спорта.

В: Карлос Мойя рассказал нам, какими тяжелыми были последние пара месяцев. Насколько тяжело Вам было вернуться в форму психологически?

РН: Что ж, тяжело, когда проблемы возникают одна за другой. В этом все и дело, так? И честно сказать, после Индиана-Уэллс, как я уже несколько раз говорил, психологически я чувствовал себя на нуле. Физически и психологически, но я всегда уделял больше внимания психологическому аспекту.

Психологически у меня был спад энергии, потому что слишком много на меня навалилось одно за другим. Сложно, когда случается одно, потом другое, а потом ты чувствуешь себя будто пришибленным, понимаете (улыбается). Но вы понимаете, откуда это.

Для меня было очень важным, что в эти моменты рядом со мной была моя команда, моя семья, рядом были именно те, кто был мне нужен. Это очень помогло. Скажу честно,  Монте-Карло и начало турнира в Барселоне, как я уже несколько раз говорил, были для меня сложными, потому что психологически я не получал удовольствия от игры. Я слишком нервничал из-за здоровья и, честно говоря, я был слишком негативно настроен.

После первого круга в Барселоне у меня была возможность побыть несколько часов одному в номере, все обдумать, подумать о том, что происходит, что мне нужно. Мне нужно было решить несколько проблем. Одним из вариантов было сделать перерыв на какое-то время и дать возможность восстановиться организму. А другой вариант – радикально изменить отношение и настрой, чтобы отыграть последующие несколько недель.

Хорошо все обдумав, в конце концов, думаю, я смог измениться, мне удалось побороть себя и добиться небольших улучшений. И после того первого матча с Майером в Барселоне, думаю, день за днем дело постепенно пошло на лад.

Я неплохо отыграл в следующих трех кругах в Барселоне, потом я лучше сыграл в Мадриде и еще намного лучше в Риме, а здесь я сыграл отличный турнир. Так что, конечно, все эти нюансы, над улучшением которых я работал каждый день, работал с нужным настроем, с самоотдачей, - это то единственное, что позволило мне вернуться и оказаться там, где я сейчас.

Разумеется, победа, этот кубок очень многое значит. Но лично для меня большее значение имеет то, что я сумел изменить положение вещей, изменить динамику происходящего – и этим я доволен больше всего.

В: Отличная игра сегодня, поздравляю. После Открытого чемпионата Австралии в начале года перед нами сидел Новак, прямо как Вы сегодня, и после победы в 15 турнире большого шлема он сказал «А теперь я хочу побить рекорд Роджера с его 20 победами в турнирах Большого шлема». Никогда еще на протяжении своей карьеры Вы не были так близко от Роджера – теперь вас отделяет всего два кубка. Прежде всего, меня интересует, насколько потрясающе для Вас оказаться в двух шагах от Роджера, учитывая со сколькими травмами и с какой борьбой Вам пришлось столкнуться в ходе карьеры. И второе, насколько это Вас мотивирует?  Все трое из вас говорили, что вы мотивируете друг друга брать новые вершины. То, что Вы так близки к тому, чтобы побить рекорд Роджера, мотивирует Вас?

РН: Конечно, мы cтимулируем друг друга двигаться вперед. Но я пропустил, кажется, что-то около 15 турниров Большого шлема из-за травм. Поэтому это все сложно.

Но, честно говоря, я никогда особо не жаловался на этот счет, я старался не думать о том, догоню ли я Роджера или нет. Честно сказать, я не особо переживаю по этому поводу. Невозможно постоянно впадать в отчаянье из-за того, что у соседа дом больше, чем у тебя (улыбается), или больше телевизор, или сад красивее. Я по-другому отношусь к жизни, понимаете?

Я просто стараюсь делать что должно. Мне вообще очень повезло с тем, что со мной происходит. И если в конце своей карьеры мне удастся завоевать еще несколько кубков Большого шлема и приблизиться к Роджеру, это будет просто невероятно. Если нет, все равно невероятно, разве не так?

А сегодня пока Вы меня об этом не спросили, это было последним, о чем я думал. Для меня важен Ролан Гаррос, снова получать удовольствие на корте – это главное, разве не так?

А что произойдет в будущем, будет видно. Я буду прилагать все усилия, чтобы продолжать получать удовольствие от тенниса, обеспечивая себе возможности быть конкурентноспособным на самом высоком уровне, а там посмотрим, как все сложится.

В: Раньше постоянно говорили, что Ваш стиль игры не позволит Вам играть долго. Каково Вам было это слышать? Каково это было побеждать, когда Вы были подростком – и сейчас, когда Вы уже ветеран тенниса.

РН: Не знаю. Дело в том, что люди любят предсказывать будущее, а я этим не занимаюсь, никогда. Поэтому когда я слышу что-то подобное, всегда говорю «может быть». Я не расстраивался, когда такое слышал. Я говорил: «Ну ок, может быть, так, а может, и нет». И все.

Плюс в том, что да, у меня, конечно, есть проблемы, но я всегда нахожу выход, чтобы продолжать двигаться дальше, понимаете, чтобы идти своим путем. И вот мне уже 33, и я все еще играю на хорошем уровне, получаю удовольствие – посмотрим, сколько времени мне удастся справляться и поддерживать такой уровень.

В: Можно задать Вам вопрос об Уимблдоне? Как Вы думаете, будете ли Вы играть турниры перед Уимблдоном? И мне интересно, как Вы ощущаете... Вы провели очень хороший турнир в прошлом году. Можете ли Вы сравнить свое состояние сейчас перед Уимблдоном и то, каким оно было 12 месяцев назад?

РН: Я знаю, что провел отличный турнир в прошлом году. Я был очень близок к тому, чтобы выиграть еще один титул Уимблдона. Как все знают, я люблю играть на траве. И как все знают, я не в состоянии играть на траве столько недель подряд, как десять лет назад, восемь лет назад. Поэтому мне придется придерживаться своего графика.

Сказать честно, последние два года, когда я играл на Уимблдоне, я чувствовал, что могу бороться за титул. Даже в 2017 году, когда я играл с Мюллером, я тоже показывал хороший теннис. Я был близок к тому, чтобы выйти в четвертьфинал, а в прошлом году для финала мне не хватило всего одного очка.

Так что я, конечно, не буду играть перед Уимблдоном. Сужу по своему опыту: все, что мне нужно, это хорошая подготовка, тренировки, ну и, может быть, несколько матчей перед турниром. Я чувствовал себя вполне готовым к борьбе последние пару лет, так что зачем мне что-то менять? У меня больше шансов показать хорошую игру, когда я здоров, а не когда я играю множество матчей до турнира.

В: Как Вам казалось на корте, Вам помогло, что Доминик закончил свой полуфинал только вчера? И удивило ли Вас, что тот полуфинальный матч перенесли на день?

РН: Это вопрос скорее к Доминику, а не ко мне, потому что я не знаю, как он себя чувствовал. Но ему 25 или 26. 25?

Что касается физического самочувствия, я не думаю, что он больше устал. А что до подготовки к матчу, да, конечно, когда ты играл накануне, это меняет подготовку. Так что, вероятно, в идеальном мире было бы лучше, если бы вчера у него был отдых.

С другой стороны, он молод. Он в очень хорошей физической форме, он очень хорошо готов для подобного. Иногда за счет того, что ты играл накануне, адреналин зашкаливает и на следующий день, особенно после такой победы, как вчера. Не знаю. Конечно, я видел, что сегодня он в очень хорошей физической форме. Я не думаю, что проблема была в физической форме. Вам нужно спросить у него, был ли он очень усталым или нет. Но бегал он много (улыбается).

Уровень тенниса был хорошим. Думаю, что начало третьего сета было ключевым. Первый сет был очень напряженный, а потом он смог выиграть второй. Не знаю.

Вопросы на испанском, пожалуйста.

В: Прежде всего, мои поздравления. Я бы хотел узнать, что Вы чувствовали, когда выиграли первый шлем здесь и что Вы чувствовали сегодня.

РН: Что ж, мы все меняемся в этой жизни, и понятно, что и наши чувства меняются со временем. Но первая победа была для меня очень эмоциональной, потому что это же был первый шлем, о чем говорить.  

А теперь я, конечно, очень доволен, очень рад тому, что я на этом этапе карьеры сумел добиться еще одной победы. Я благодарен всем тем, кто меня поддерживает, своей семье, команде за их огромную поддержку, которая мне очень нужна, просто необходима.

В (не слышно)

РН: Ну что ж, это было сложный год. И когда ты раз за разом получаешь удар в лицо, конечно, это приводит к тому, что тебе становится плохо.

У меня были очень сложные моменты, когда я страдал из-за своих физических проблем. Но при поддержке всех тех, кто меня окружал и благодаря своему желанию продолжать, мне удалось оставить это позади.

Несколько недель назад я был в сложном положении, и я решил, что буду вносить изменения шаг за шагом, просто выходить на корт и постепенно работать над улучшением без каких-то резких изменений.

Я говорил об этом в Барселоне и Мадриде. Я не думаю, что вносить какие-то радикальные изменения, что-то радикально улучшать – это полезно. Лучше меняться понемногу и постепенно закреплять эти изменения, наращивать обороты. Мне кажется, что за последние четыре недели мне удалось это сделать, с каждой неделей, с каждым матчем – по чуть-чуть, но я все больше и больше прибавлял.

Матч с Циципасом в Мадриде показал мне, что я не только стал играть лучше, но что и лучше стали мои субъективные ощущения. И это был большой шаг вперед. И конечно же, мне помогли победы, но даже больше, чем победы, мне помогла уверенность, которая у меня появилась. А произошедшее в Риме помогло мне приехать сюда с уверенностью в себе.

В: Поздравления с сегодняшним титулом! Я хотел задать следующий вопрос, в этом турнире Вы проиграли сет Гоффену и сегодня Тиму, а еще играли с Федерером. Скажите, победа в каком матче по пути к 12 титулу больше Вас порадовала?

РН: Наверное, все же победа в сегодняшнем матче. Он был самым сложным соперником, и это был самый сложный матч. Так что сегодняшний матч.

Нет, я бы не сказал после предшествующих матчей, что играй я так, я смогу выиграть свой 12 титул. Нет, я об этом не думал.

Может быть, такой подход имел смысл в Риме, где я мог думать «Так, мне нужно пойти и выиграть, чтобы поехать в Париж». Нет, я просто считал, что мне нужно сыграть хорошо. А когда я попал сюда, я чувствовал себя хорошо и показывал хорошую игру.

И когда так происходит, тогда у меня есть две возможности: ну что, выиграю или проиграю? А это уже зависит от матча. Случиться может все что угодно.

В: Мои поздравления! Переломным моментом в матче стало, когда Вы ушли в раздевалку и снова вернулись. Что происходило в твоей голове в это время? Что Вы поменяли, чтобы произошел такой перелом: от проигрыша второго сета к победе в матче?

РН: Ну, во-первых, мне нужно было в туалет. Но кроме того, я хотел подумать и прочистить мозги, и вернуться на корт с нужным настроем, чтобы взять матч под контроль, потому что до этого момента я этого не ощущал.

Он хорошо подавал. Я постоянно находился в плохой позиции на корте, потому что с таким игроком, как Доминик, сложно играть на приеме. Он очень сильно бьет по мячу. У меня получалось вводить мяч в игру из хорошей позиции. Но с ним очень сложно принимать, когда он находится в атакующем положении.

Так что я проанализировал игру и решил, что мне нужно решить эту проблему. В остальном я играл хорошо. Но важным было не давать ему преимущество, когда он хорошо подавал, а у меня были проблемы при приеме.

В: Если уж мы говорим о том, что Вы думали, о чем Вы подумали, когда упали на корт после победы?

РН: Честно говоря, я ни о чем не думал. Вы же не думаете: "О, вот сейчас я упаду на корт". Просто так получается.

Могу сказать, что я к этому не готовился, просто это было таким резким уменьшением прессинга. Не знаю. Могу только сказать, что победить опять на этому турнире - это ни с чем не сравнимое чувство. И сделать это представлялось мне очень сложным.

В: Я знаю, что Вы ответили на этот вопрос на английском, но все-таки то, что Вы хотите сравняться с Роджером по количеству титулов Большого шлема, - это то, что Вами движет?

РН: Ну, меня это мотивирует, но я не одержим. Если Вы спросите меня, хотел бы я этого, да, конечно. Но цель ли это моей карьеры? Нет. Это не то, что заставляет меня вставать каждое утро или выходить на тренировку или на матч. Это не то, как я вижу теннис, это не то, как я смотрю на свою карьеру в спорте.

Я хочу идти своим путем, я хочу обеспечить себе оптимальные шансы, возможность навязать борьбу на самом высоком уровне. И если я закончу карьеру в той позиции, как сегодня, игроком, который выиграл больше всего титулов Ролан Гарроса в истории, что ж, отлично.

Но я не думаю, что мое будущее будет более значимым, если я нагоню рекорд Федерера или если я сделаю что-то такое, как Джокович, да что угодно. Я считаю, что я достиг гораздо большего в спорте, чем мог даже мечтать.

У меня очень долгая и успешная карьера в спорте. Мне удается столько всего увидеть и узнать, о чем не могло быть и речи, не будь в моей жизни тенниса.

А что до карьеры, будет видно, чего я достиг. Как я уже сказал на английском, пока меня об этом не спросили, это было последним, о чем я думал, честно.

Больше всего я ценю то, что я играю, то, что у меня такая прекрасная карьера.

 

 

http://www.asapsports.com/show_interview.php?id=150671

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+