Блог ARMADA

Рафаэль НАДАЛЬ: «Не могу представить, что буду играть в теннис в возрасте Федерера»

   2017-й сложился для Рафаэля Надаля в высшей степени успешно – к коллекции титулов на турнирах «Большого шлема» добавлены еще два экспоната, достигнуты три (!) фантастические Десимы, включая Ролан Гаррос, и вишенкой на торте – первенство в рейтинге по итогам сезона.

рафа намбаван

   За год Рафа дал бесчисленное количество интервью, вопросы в которых, увы, по большей части повторялись. Интервью журналисту издания As Начо Альбаррану, данное по случаю признания Рафы лучшим спортсменом Испании последних 50 лет, можно считать финальным для сезона-2017.

   - Когда вам было 16 лет, вы заявили – и этому есть видео-подтверждение, - что играть на харде и траве вам нравится больше, чем на грунте, и что вы хотите быть похожим на Карлоса Мойю… Как сильно все изменилось с тех пор!

   - Я не видел этого видео, однако, несмотря на то, что мой успех на грунте находится в некоторой диспропорции с успехом на других покрытиях, должен сказать, что я никогда специально не готовился как грунтовый игрок. Когда я был ребенком, мой дядя Тони никогда не тренировал меня с упором на грунтовую специализацию, ни психологически, ни технически. Да и, вопреки всеобщему заблуждению, на грунте я тренировался не так уже много. Другое дело, что моя игра и мой успех, которого я добился в начале карьеры, позволили мне набрать большую уверенность на грунте.

   - Звучит дико – при нынешних-то обстоятельствах…

   - Мой теннис хорошо адаптирован к грунту, но на самом деле мне всегда хотелось хорошо играть на траве, ведь к тому времени у нас в Испании не было ни одного игрока, кто был бы хорош на этом покрытии. Это была моя большая мечта, мой источник мотивации, мне казалось, что у меня есть для этого все возможности, ведь если в тебе живет неиссякаемое желание стать лучше, то ты неизбежно получаешь для этого возможности. То, что у меня так здорово выходило на грунте, мотивировало меня совершенствоваться и на траве. Это совершенно другая игра, но вера в себя мне помогла. Я приспособился, я получал от этого удовольствие, однако позже мои колени перестали позволять мне играть на траве так, как я мог и хотел. В этом сезоне я был в отличном физическом состоянии, я получал удовольствие от игры на траве, не испытывал дискомфорта.

   - Это были ваши детские мечты. А о чем вы мечтаете сейчас, если мечтаете?

   - На самом деле особенно ни о чем, ведь все, что случилось в моей карьере, намного превзошло все, о чем я когда-либо мог мечтать или фантазировать. Сейчас у меня одна мечта – год за годом оставаться конкурентным и продолжать получать удовольствие от игры в теннис. Мне повезло заниматься в жизни тем, что мне нравится, что делает меня счастливым. Если настанет такой день, когда я перестану ощущать себя счастливым, выходя на корт, я пойму, что пришло время заняться чем-то иным. Пока же моя цель – как можно дольше продолжать играть на том уровне, который позволяет сражаться за те вещи, которые меня по-настоящему мотивируют.

   - Вы вернули себе первую строку рейтинга, весомое и особенное достижение. Вас беспокоит, что теперь вам нужно будет ее отстаивать, или же это не является для вас целью?

   - Здорово, что на данном этапе моей карьеры мне представилась возможность снова занять первую строку рейтинга. Я этим шансом воспользовался, чем очень счастлив, поскольку туда меня привели мои результаты. Но я никогда не ставил перед собой цели непременно стать первой ракеткой мира, и не буду ставить впредь. Моя цель – оставаться здоровым и сражаться за право быть конкурентным, ведь если так будет, значит, я получу шанс битьcя за самые большие победы, и высокие месте в рейтинге придут как следствие, и именно это придает мне мотивации. Если же у меня не получится, что все станет значительно сложнее. Мой календарь и мои цели сфокусированы на том, чтобы оставаться здоровым и счастливым, и, хотя бесспорное первенство в рейтинге делает меня счастливым и является значительным достижением в моей карьере, оно временное, в моем возрасте самое важное – это чувствовать себя способным тренироваться с полной отдачей, на максимуме, быть готовым к турнирам, выходить и сражаться, а не быть там статистом.

   - Мотивирует ли вас тот факт что Федерер в свои 36 лет по-прежнему играет на столь высоком уровне?

   - Я про это не думаю. У каждого свой путь, и пути эти разные. Думаю, что то, что хорошо для одного, не обязательно так же хорошо для другого. Мне сейчас 31, и 37, до которых скоро доберется Федерер, еще очень далеки. Я стараюсь идти по жизни день за днем и не думаю, что он шесть лет назад заглядывал так далеко вперед. Все ведь зависит от твоего здоровья, физического и психологического состояния, от того, в каком направлении ты хочешь двигаться. Когда мне было 26, я думать не думал, что в 31 все еще буду играть. А сейчас я представить не могу, что буду играть в теннис в возрасте Федерера. Никто не знает, как все сложится, тут ведь вопрос упирается в физическое состояние, в энтузиазм, в желание продолжать и возможность это делать.

   - Но вы приблизились к рекордным достижениям Федерера…

   - Если смотреть с точки зрения ТБШ, я бы так не сказал, потому что три титула ТБШ – это очень много. Да это и не та вещь, что меня на самом деле заботит. Я счастлив тем, что сделал, а если дела пойдут хорошо и мне еще представятся такие возможности, это будет фантастика. Но если к тому моменту, как я повешу ракетку на гвоздь, я таки смогу опередить Роджера, это не сделает меня счастливее.

   - Давайте поговорим о вашем дяде Тони. В письме, которое он опубликовал в El País, он признался, что всегда был к вам очень требователен, не давал малейших поблажек и редко хвалил…

   - Между нами всегда были очень хорошие отношения. Моя дядя очень впечатлительный, чувствительный, чуткий человек, но в то же время с очень сильным и жестким характером. По правде говоря, он был гораздо жестче и требовательнее ко мне, пока я был ребенком, чем на более поздних стадиях карьеры. Он всегда был тем, кто шел своей дорогой и делал все по-своему. Он не из тех, кто хвалит без причины. Он никогда не станет уверять, что ты играешь хорошо, если ты играешь плохо, и, хотя иногда самообман может быть полезен в краткосрочной перспективе, тем не менее, он никогда не старался подсластить пилюлю ради того, чтобы воодушевить на какой-то момент. Он вообще очень критичен, как и я, но еще в большей степени.

   - Между вами когда-нибудь возникали проблемы?

   - Слушайте, он вообще-то очень дружелюбный парень, хотя иногда, когда я был моложе, его постоянное желание сделать меня еще лучше приводило к напряжению на тренировках. Однако я всегда понимал, что все это происходит от его горячего желания сделать все как можно лучше ради меня. И я знаю, что есть совсем небольшое число людей, которые хотели бы чего-то лучшего для меня больше, чем он. Но это не значит, что не возникало моментов, когда я думал – «Чертов дядя! Заноза в заднице!» Но как только я остывал и успокаивался, возвращалось понимание, что он все делает ради меня.

   - Он определенно оказал на вас существенное влияние…

   - Я и пожелать бы не мог, чтобы рядом со мной был кто-то другой, кто-то лучше, потому что характер и дух, который я демонстрирую на корте, преодолевая сложные ситуации, это результат всего того, что мы пережили вместе в жизни и спорте и в которых он помогал мне становиться лучше. Никогда не смогу достойно отплатить ему за все то, что он для меня сделал. Он самый важный человек в моей карьере.

   - И как идет процесс смены тренерского штаба с Карлосом Мойей?

   - Ну, год вышел совершенно фантастический, мы классно отработали и сформировали отличную команду вместе с Тони и Франсисом Роигом. Это сработало со всех точек зрения. И теперь уже не идет речь ни о каком переходном состоянии, мы начинаем сезон с Карлосом, с ним мы сформируем расписание и тренировочный процесс. Думаю, это начало новой эры, нового ежедневного процесса, к которому предстоит адаптироваться. Мы постараемся сделать все как можно лучше и качественнее. Мойя пришел со свежими идеями, которые сработали, с несколько иными тренировочными методиками, которые оказались полезны для всех. Так что встречаем новый сезон с воодушевлением и надеждой.

   - Одним из аспектов вашей игры, в котором вы добились наивысшего прогресса, стала вторая подача. По итогам 2017 года вы возглавили список игроков АТР, выигравших больше всего очков второй подачей.

   - В этом сезоне я подавал вторую лучше, чем когда бы то ни было раньше в своей карьере. Я смог добавить в скорости несколько км/ч в целом и думаю даже, что в этом сезоне моя вторая подача была даже лучше первой. Должен сказать, что со второй подачи я выиграл много практически свободных очков. Нужно будет продолжать работать над этим компонентом игры, ведь в моей карьере были две ключевых составляющих, подача и прием, то есть моменты, в котором начинается розыгрыш очка и в котором я могу атаковать и при этом не бегать больше, чем необходимо. Мой прием в этом сезоне был весьма неплох.

   - Как вам удается настолько точно запоминать свои матчи, статистику, другие данные?

- Сразу после матча я вообще помню абсолютно все. То, что ты пережил на корте, остается с тобой навсегда, потому что это для тебя важно.

   - Будет ли ваше расписание турниров, стартующее в январе в Брисбене, таким же, как в минувшем сезоне, или вы решите пропустить какие-то Мастерсы? Вы имеет право пропустить три без штрафных санкций, потому что достигли возраста, который позволяет это делать согласно правилам…

   - Я еще ничего не решил, и хотя у меня есть совершенно конкретные идеи на сей счет, все же реальный календарь определяет результат. В 2017-м я сыграл 18 турниров, это не много, но я выиграл много матчей. Можно играть меньше? Да. Логично ли это? Нет. Хорошо ли это сработало в случае с Федерером? Определенно да. Логично ли это? Нет. То, как он прошел свой сезон, для него было хорошо, для него конкретно это оказалось наилучшим способом, но с логической точки зрения такого не должно было произойти.

   - Почему?

   - Когда играешь так мало, легко угодить в ловушку неуверенности, но Федереру удалось не проигрывать по два матча подряд. Я не отношу это на счет удачи, потому что играл на фантастическом уровне, но грань очень тонкая. Мое расписание в 2017-м было правильным, фактически я сыграл только на обязательных турнирах, исключая несколько тех, где играешь ради подготовительных целей. Идея на 2018-й такая же, хотя в какой-то конкретный период я могу что-то еще и пропустить. Но все будет зависеть от результата.

https://as.com/tenis/2017/12/23/mas_tenis/1514059244_545061.html?id_externo_rsoc=comp_tw

 

   Взяла на себя смелость добавить сюда фрагменты еще парочки интерфью Рафы, данных им до, в ходе и после Берси и Лондона.

Рафа

   Фрагменты интервью Рафы для французского издания LeMond, которое он дал во время турнира в Берси после него накануне Итогового.

   - Ваша карьера постоянно омрачается травмами. Как вы живете с болью каждый день?

   - Большую часть времени – при помощи противовоспалительных и обезболивающих. Нет, серьезно, это кое-что, с чем нужно научиться жить. Это тяжело, но с другой стороны – это часть нашей жизни.

   - Были ли дни, в которые вы играли без боли?

   - Хм… Были, конечно, но, честно говоря, это случается не очень часто.

   - И в чем тут удовольствие, когда играешь через боль?

   - Удовольствие заключается в другом. Для меня – в том, чтобы быть конкурентным, играть на глазах многих тысяч людей на стадионах, которые ты, будучи ребенком, видел только на экране телевизора. Однако ни разу мне не приходила в голову мысль прервать карьеру из-за боли. Никогда. Боль – это одно, а вот то, как сильно она сказывается на игре, как сильно ограничивает тебя, не дает пройти дальше, другое. Если ты испытываешь боль, которая ограничивает движения, не дает играть на том уровне, на котором хочешь, тогда да, возможно, вопрос о том, чтобы остановиться, может возникнуть. Но со мной это не тот случай: я могу справляться с ней, могу играть через боль. Проблемы возникают тогда, когда она становиться слишком сильной, и ты уже не можешь использовать свои шансы. (…)

   - Осенью 2016-го Роджер Федерер присутствовал на открытии вашей академии в Манакоре. Честно – тогда вы могли представить, что ваше соперничество достигнет новых высот?

  - Конечно, нет. Год назад в это же время мы оба старались выздороветь. Он был вне тура уже какое-то время, я же после Ролан Гаррос не мог играть на том уровне, на котором хотел. Это был непростой момент для нас обоих. Все, о чем мы могли тогда думать, это просто вернуться на корт, снова окунуться в атмосферу соревнования и посмотреть, как все пойдет. И посмотрите, где мы оказались всего лишь год спустя!

   - Федерер постоянно повторяет, что вы остаетесь его самым главным соперником, тем, кто помог ему добиться прогресса и стать лучше, как игрок. Вы можете сказать то же о нем?

   - Когда сталкиваешь с игроком, который лучше тебя, это, конечно, помогает. В начале моей карьеры факт, что кто-то вроде него стоит выше меня в рейтинге, был и знаменательным, и сложным, раздражающим. Я многого достиг, но в то же время отчетливо видел, что на харде он намного лучше меня. И это заставило меня искать пути и добиться того прогресса, которого я в итоге добился. В этом смысле – да, иметь таких соперников, как он, как Новак, мне помогло. (…)

fedal

   - На кубке Лэйвера вы сыграли парный матч. Он вдохновил вас на то, чтобы повторить этот опыт в следующем сезоне, но уже в туре?

   - Не знаю, не могу гарантировать, что такое произойдет, пока сложно строить какие-то планы и проекты, да мы об такой возможности и не говорили. Играть за одну команду и на одной стороне корта – это был фантастический опыт. Для меня эти моменты незабываемы, да и для него, думаю, тоже. С точки зрения характеров, командного духа наша пара была прекрасна.

   Хочу сказать, что во время Кубка Лэйвера мне даже в голову не приходило как-то его «анализировать», рассматривать, как соперника. Я видел в нем коллегу, партнера по команде, я не подвергал анализу ни его поведение, ни его игру, ни что бы то ни было еще! Ощущения были совершенно особенными еще и потому, что это  был он, и из-за того, сколько всего мы вместе пережили в туре, однако я был сосредоточен только и исключительно на том чтобы выиграть, ни на чем больше.

   - Вы часто повторяете, что он – лучший. Если бы вам дали возможность позаимствовать  какие-то его качества или умения, что это было бы?

   - (без заминки) Подача. Я выбрал бы его подачу, без сомнения, а не его элегантность. Он, конечно, очень элегантен и эстетичен на корте, но и у меня есть свои отличительные черты. Я мощнее, я могу быть более зрелищным, когда пробиваю виннеры из позиций, очень трудных для него, но, конечно, он суперэлегантен, я никогда не видел никого, кто бы играл в теннис так же элегантно, как он.

   - В этом сезоне он выиграл у вас все четыре матча. До этого момента вы были его немезидой. Создается впечатление, что все изменилось в обратную сторону…

   - Нет, думаю, чтопо-прежнему могу его побеждать. Просто в этом сезоне мы играл только на харде, на покрытии, которое ему подходит гораздо больше. В Австралии матч был очень упорным, в Индиан Уэллс уровень его игры был очень высок, в Майами у меня были шансы. Правда, в нашем последнем матче, в Шанхае, он действительно имел преимущество. На покрытиях, которые ему нравятся, он играет очень агрессивно. Возможно, на грунте все было бы иначе… Однако это не значит, что, когда мы встретимся на корте в следующий раз, я скажу себе, что у меня нет шансов на победу. Я уверен, что смогу у него выигрывать, хотя для этого мне нужно будет быть на своем самом высоком уровне, особенно на харде.

(…)

   - Современная игра, олицетворением которой стали Александр Зверев и Ник Киргиос в особенности, тревожит вас?

   - Времена меняются… У нового поколения игроков иная персоналия, они, возможно, любят спорт как-то иначе, не так, как любим его мы, у них иное отношение, они не так работают. Но если быть честным, но, думаю, Киргиос хороший персонаж для шоу. Не знаю, можно ли его считать примером для детей, но для игры – да, он хорош, он зрелищен, у него есть то, чего нет у других.

   Но что больше всего поражает и удручает меня в одно и то же время, так это то, что эти парни по каждому мячу лупят со всей силы, в ущерб стратегии. Их стратегия – виннеры на каждом очке. Но если вы спросите меня – не как игрока, а как любителя тенниса, я отвечу, что мне нравится смотреть на игру совершенно другого стиля. (…) Не думаю, что для шоу, для зрелища хорошо, что очки разыгрываются так быстро. Публике нравится смотреть на более зрелищные розыгрыши, длинные ралли, где судьба очка решается и головой, и физической составляющей. Если игра сведется к подаче и розыгрышу в пару ударов, не верю, что публика будет по-прежнему так любить теннис. http://www.lemonde.fr/tennis/article/2017/11/13/rafael-nadal-je-joue-avec-la-douleur_5214107_1616659.html#LQwZur3erhE7tly2.99

 

   Фрагменты интервью Рафы для издания Generacion young.

Рафа яхта

   - Когда вы дома, валяетесь на диване и смотрите ТВ, какие сериалы выбираете?

   - Мне нравится «Игра престолов», хотя чаще я смотрю их во время путешествий. Когда я дома, я мало что смотрю, потому что мне предпочитаю тратить время на другие вещи.

   - Говоря об «Игре престолов», с кем из персонажей вы захотели бы сыграть в паре, кого выбрали бы в свою команду, а кого в команду-соперника?

   - (смеется) Не знаю! Представления не имею. В «Игре престолов» здорово то, что сериал абсолютно непредсказуем. Это затягивает. И среди персонажей есть те, кто умеет выживать в любых условиях, вот их бы я хотел видеть на своей стороне.

   - А конкретно?

   - Тириона. 

   - Если бы вам предложили сыграть в теннис с кем-то из истории, кого бы вы выбрали?

   - Борга. Про него всегда говорили, что он непобедим, особенно на грунте. Хотел бы испытать его силу.

   - Какой еще рекорд в жизни, помимо теннисных, вы хотели бы побить? Или какой суперсилой хотели бы обладать?

   - Суперсилой? Никакой. Но хотел бы иметь возможность успешно побеждать болезни, от которых у человечества нет лекарств. Это единственное, чего я хотел бы достичь.

   - Куда бы, кроме Майорки, вы хотели отправиться на каникулах?

   - Я уже говорил, что на каникулах не люблю много путешествовать, мне хорошо там, где я есть. Я достаточно много времени провожу в поездках. Но если говорить о том, где я бы хотел побывать, то в мире есть множество прекрасных мест. Я много где был, но времени на то, чтобы узнать эти места по-настоящему, у меня не было. Например, в Риме, узнать который на 100% мне пока не удалось. Но на самом деле мне больше хотелось бы побывать на природе, потому что она нравится мне больше больших зданий.

   - И что предпочтете – лес, пляж?...

   - Я люблю море. Но хотел бы побывать в Норвегии, посмотреть на фьорды, побывать в Шотландии, в горах. Так же во Французской Полинезии, на Фиджи, в других местах, в Новой Зеландии… Много где, где уже побывали мои родители и где им понравилось.

   - Три вещи, без которых вы не отправляетесь в путешествия?

   - С паспортом, это важно.

   - На самом деле мы имели в виду ваш мобильник…

   - (смеется) Понимаю! Но сложно было бы куда-то попасть и что-то организовать, не имея с собой одной базовой вещи. Для меня к базовым относятся так же мой мобильник и компьютер. В поездках мне нужно иметь возможность держать связь с миром, быть ближе к семье, друзьям, ко всем тем, кого я люблю.

   - В поездках вы могли познакомиться с кухнями многих народов мира. Какой отдаете предпочтение?

   - В Перу вкусно кормили… Очень люблю средиземноморскую кухню, итальянскую в частности (в Риме очень вкусная еда), люблю поесть на севере Испании, в Галисии, ну и на Майорке. Так же нравится японская кухня. (Так же обожает шоколад во всех видах, кроме… мороженого!)

https://www.generacionyoung.com/destacado/rafa-nadal-mas-alla-de-la-pista/?smp=smp-20171117-twitter-sbrsads-134

 

 

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.