Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview
Блог Полюса Хоккея

«Готов поспорить, он бился с террористами врукопашную». Кого НХЛ потеряла 11 сентября

Последний полет Эйса Бэйли.

Хоккейный скаут – одна из самых мобильных профессий в мире. Живой просмотр игроков не отменило даже наступление цифровой эпохи, так что этих неутомимых путешественников можно встретить на любой арене, а на матчах НХЛ – всегда в большом количестве. 

Специфика работы, завязанной на расписанный по дням календарь хоккейных событий, не подразумевает опозданий. Вот и директор скаутской службы «Лос-Анджелеса» Гарнет Бэйли, по жизни слывший весельчаком и заводилой, в этом отношении был человеком строгим и дисциплинированным. Нужно лететь из Бостона в Лос-Анджелес в открывшийся тренировочный лагерь «Кингс» вместе с коллегой-скаутом Марком Бэвисом, значит, нужно, и именно в намеченный день.

Вместе с ними собирался и главный тренер фарм-клуба «королей» Брюс Будро, но в итоге свой вылет отложил. А Бэйли вдруг проспал и на свой утренний рейс 175 успел буквально в самый последний момент. Обычная история, но в этот раз именно здесь прошла грань между жизнью и смертью, потому что это было 11 сентября 2001 года. «Боинг» с Бэйли и Бэвисом на борту был захвачен террористами и врезался в южную башню Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Все 65 человек, находившиеся в лайнере, погибли. Бэйли, которого в хоккейном мире называли Эйс (Ас), было 53 года, Бэвису – всего 31. Получилось так, что прозвище Гарнета в каком-то смысле предопределило его судьбу, ведь многие летчики-асы погибали в воздухе. 

175-й рейс перед стокновением с южной башней ВТЦ

НХЛ потеряла двух бесконечно преданных хоккею людей. У одного из них все было впереди, а другой был личностью уважаемой и яркой, но в то же время не слишком привлекающей внимание. Гарнет Бэйли не сделал громкой игровой или тренерской карьеры карьеры в НХЛ, никогда не был звездой. Рабочая лошадка, но из тех, на ком держатся команды, лига, да и весь хоккей в целом. 

Не сын знаменитого отца

В НХЛ было немало случаев, когда однофамильцев упорно записывали в родственники. Не избежал этого и Гарнет Бэйли (фамилия, в общем, не из редких), которого постоянно связывали со звездой НХЛ 1920-30-х годов Ирвином Бэйли, впоследствии включенным в Зал Славы.

Действительно, как можно любителю хоккейных династий пройти мимо того факта, что они носили одно и то же прозвище Эйс? И сегодня еще можно встретить публикации, в которых их называют отцом и сыном. На самом деле Гарнет действительно получил свое прозвище в честь знаменитого игрока прошлого (такие случаи в спорте бывают), но родственных связей между ними не было. 

Кубок Стэнли с Орром и Эспозито

Фил Эспозито

«Бостон» начала 1970-х был в полном порядке и заслуженно выиграл два Кубка Стэнли. Понятно, что те «Брюинс» всегда считались прежде всего командой Бобби Орра и Фила Эспозито. Звезды есть звезды, но в истории любого чемпионского похода в НХЛ можно найти матчи, которые выигрывались за счет героев второго плана. В плей-офф их роль традиционно становится более заметной, потому что на лидеров соперники обращают особое внимание. В тогдашнем «Бостоне» одним из таких незаметных героев стал и Гарнет Бэйли. 

В юные годы он блистал в одной из юниорских лиг родной Западной Канады, и в 1966 году «Брюинс» выбрали его на драфте. В основную команду пробиваться пришлось через АХЛ, где Эйс быстро навел шороху, оказав «Херши Беарс» («медвежьи» клубы в то время сотрудничали) существенную помощь в выигрыше очередного Кубка Колдера.

«Брюинс» в те годы гордо носили прозвище «больших и злых мишек», и Бэйли в эту агрессивную модель вписался превосходно. Пусть тафгаем он не был и габаритами особо не выделялся, но играть жестко умел, а главное – всегда ставил интересы команды выше своих собственных. Поначалу Эйсу из-за большой конкуренции не всегда находилось место в нападении, и тренеры периодически передвигали его на позицию защитника. Он не роптал и старался помогать там, куда поставили, так что дела в итоге пошли в гору. 

Правда, в победном плей-офф-1970 Бэйли не сыграл ни одного матча, невовремя травмировав ногу. А вот двумя годами позже он уже крепко утвердился в основной обойме «Бостона». Его персональный звездный час настал в первом матче финальной серии Кубка Стэнли против «Рейнджерс» – при счете 5:5 («Бостон» по ходу дела упустил преимущество в 4 шайбы) он прошел лучшего защитника нью-йоркцев Брэда Парка, выскочил к воротам и пробил Эдди Джакомина. Этот гол в итоге принес «Брюинс» очень важную первую победу в серии. 

Команда в том «Бостоне» подобралась дружная, а Бэйли пользовался особым уважением и любовью партнеров – за непосредственность и веселый нрав.

«У каждой команды должен быть свой Эйс Бэйли. Он постоянно создавал позитив – в раздевалке, на льду, за его пределами. Он не был парнем, который набирал по 50 очков за сезон, но добивался своего за счет характера» (Джон Бьюсик, экс-форвард «Бостона», Acebailey.org).

Остались воспоминания, что на командных вечеринках Гарнет был особенно популярен у детей игроков, потому что мастерски подражал голосу Дональда Дака и других мультяшных персонажей. Детей он вообще любил очень искренне и взаимно, его и самого часто называли большим ребенком.  

Кстати, именно в период игры за «Бостон» Бэйли встретил свою будущую жену Кэти. Знакомство произошло в самолете – она работала стюардессой. Флиртовать с пассажирами девушкам в форме, вообще-то, запрещалось, но устоять перед напором светловолосого балагура-хоккеиста было невозможно. И получилось так, что полет их сначала объединил, а потом, тридцать лет спустя, навсегда разъединил. Записи автоответчика позже показали, что уже после захвата самолета Бэйли сделал несколько попыток дозвониться до Кэти, но поговорить с ней в последний раз ему не удалось. 

Первый друг Гретцки в «Эдмонтоне»

В 1978 году Бэйли, к тому времени уже обменянный из «Бостона» и сменивший несколько команд, попросился обратно в «Брюинс» на пробный контракт. Дружба дружбой, но по итогам тренировочного лагеря генменеджер Гарри Синден был вынужден сообщить Эйсу, что он не проходит в команду. 

«На следующее утро после этого разговора я вошел в свой кабинет и обнаружил на столе большую бутылку виски с запиской «Большое спасибо за этот шанс. Эйс Бэйли». Это был единственный отчисленный мной из команды человек, который так поступил» (Гарри Синден, экс-тренер и генменеджер «Бостона», Globe & Mail, 2001 год). 

Без команды Бэйли тогда не остался, подписав контракт с «Эдмонтоном» из уже трещавшей по швам ВХА. Вскоре в составе «Ойлерс» оказался еще один новичок – 17-летний Уэйн Гретцки. Эйс стал для будущего супербомбардира и главного рекордсмена НХЛ первым другом и наставником в профессиональном хоккее. Конечно, не в плане игры как таковой, но зато сколько историй он рассказал жадно впитывавшему все молодому Уэйну про того же Бобби Орра. 

«В свой первый год в «Эдмонтоне» я узнал очень много нового, и в основном – от Эйса Бэйли. Мне было 17 лет, ему исполнилось 30, и он был для меня всем – отцом, партнером, соседом по комнате, другом.

С первого дня он заботился обо мне, подсказывал, что делать, как одеваться и вести себя. У меня хватило ума прислушаться к нему. Он многому меня научил и показал, как можно по-настоящему наслаждаться жизнью» (Уэйн Гретцки, Sport Illustrated, 2001 год). 

Кроме того, Бэйли и сам постоянно попадал во всяческие переплеты. Гретцки вспоминал, как однажды они опаздывали на утреннюю раскатку, и хитрый ветеран решил вообще не показываться на льду, а просто шмыгнул в раздевалку, сходил в душ и потом натянул на себя амуницию. Тренеры его отсутствие на льду проморгали, а потом мокрый Бэйли был тут как тут – вроде как трудился до седьмого пота. 

Легендарной стала и история про то, как он «вслепую» арендовал дом в Эдмонтоне. Выпив с друзьями, он решил посмотреть свое новое жилище, но ключ никак не подходил. Бравые ребята начали ломиться в дом через гараж и крышу и были немало удивлены приезду полиции. Как оказалось, они ошиблись домом, и настоящие хозяева приняли их за грабителей. 

Удивительно, но и в истории дружбы Бэйли и Гретцки важную роль сыграли самолеты. Молодой Уэйн терпеть их не мог и постоянно нервничал во время воздушных путешествий. Эйсу же все было нипочем, и он помогал своему соседу по креслу преодолеть страх.

Вместе они провели весь сезон-1978/79, который для Гретцки стал в большом хоккее первым, а для Бэйли (и, кстати, для ВХА) – последним. 

«В том, что он погиб именно в самолете, есть определенная злая ирония судьбы. Он очень помог мне в то время, когда я боялся полетов. Меня успокаивало только то, что в самолете мы всегда сидели рядом. Он был очень спокоен, и когда говорил, что ничего страшного не случится, я ему верил. Может быть, он возился со мной и по другой причине – когда пару раз я засыпал в самолете, однажды он измазал меня кремом для бритья, а в другой раз куда-то спрятал мои туфли, так что мне пришлось прогуляться по аэропорту Атланты босиком. 

Знаете, если говорить о его последнем полете, я уверен, что он не отсиживался где-то сзади. Готов поспорить, он собрал вокруг себя людей и изо всех сил бился с террористами врукопашную, до самого последнего момента. Любой, кто знал его, сказал бы то же самое. Это был Эйс Бэйли» (Уэйн Гретцки, Sport Illustrated, 2001 год).  

Герои не умирают

Имя Гарнета Бэйли в Национальном мемориале 11 сентября

После завершения карьеры игрока Бэйли довольно быстро нашел себя в новой роли скаута. Сначала он работал в «Эдмонтоне» и застал всю золотую эпоху команды. Трижды на Кубок Стэнли наносилось и его имя. 

«Он любил жизнь больше всех, кого я знал. Эйс всегда отлично ладил с детьми, с молодежью и перенес это на свою скаутскую работу. Именно поэтому он добился успеха и в ней. У него было отменное чутье на людей. Когда я думаю о нем, то всегда вспоминаю, как он относился к людям, а они к нему. Его невозможно было не любить» (Джерри Чиверс, экс-вратарь «Бостона», Globe & Mail, 2001 год). 

В середине 1990-х он ушел в «Лос-Анджелес» с повышением и на какое-то время снова оказался в одной команде с Гретцки. А потом случилось 11 сентября. 

После трагедии семья Бэйли создала благотворительный фонд его памяти, который оказывает поддержку больным детям, в частности, финансируя создание игровых комнат при детских больницах. При жизни Эйс часто их навещал, и однажды на него произвел сильное впечатление один неизлечимо больной мальчик, который назвал свою золотую рыбку в его честь. Сейчас имя Бэйли носит лев-талисман «Лос-Анджелеса», а многочисленные хоккейные друзья Эйса помогают работе фонда и продолжают его дело.

Некоторые люди не умирают, даже когда уходят из жизни. Эйс Бэйли именно из таких.

Фото: Gettyimages.ru/Melchior DiGiacomo; REUTERS/Sean Adair; en.wikipedia.org/Boston Bruins; Gettyimages.ru/Mike Powell/Allsport; Gettyimages.ru/B Bennett; commons.wikimedia.org/Luigi Novi

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы