Блог Олимпийские виды

Бобслей и скелетон - худой мир

Спустя три месяца после окончания Зимних олимпийских игр в Турине Федерацию бобслея и скелетона России постигла трагедия – умер ее президент Валерий Лейченко. Человек, который сумел поднять свой вид спорта из того подвала, в котором он находился, до уровня ведущих мировых стран. В тот момент за дальнейшее развитие этого вида спорта в стране было действительно тревожно, ибо исключительно личным энтузиазмом Лейченко и его ближайших соратников Владимира Мысева, Владимира Любовицкого, Олега Сухорученко, а также самих спортсменов объяснялось неплохое состояние бобслея в России.

По счастью, бывший в пору правления Лейченко вице-президентом федерации Владимир Мысев, занимал аналогичную должность в транспортной компании «Автолайн» и сумел найти возможность для организации спонсорского контракта, по которому «Автолайн» становился генеральным партнером ФБСР. Эти деньги в то время оказались очень кстати, а в спортивных кругах стал ходить анекдот, о том, что пилотов бобов теперь можно смело сажать по обмену за руль маршруток.

Летом 2006 года новым президентом федерации избирают Никиту Музырю – президента той самой компании «Автолайн». К тому времени он уже успел вовсю увлечься бобслеем, выезжал на этапы кубков Мира, словом, чужим в этом мире не был. Будучи умелым менеджером и управленцем, Музыря сумел не только сохранить позиции россиян в элите мирового бобслея, но и вывести их на новые рубежи. Свидетельство этому – победа четверки Евгения Попова в общем зачете Кубка мира 2007 года, а также регулярное присутствие экипажей Попова и Александра Зубкова в числе призеров крупнейших мировых соревнований.

И к Ванкуверу наши экипажи подошли во все оружие. Правда говорить так можно лишь о мужских экипажах, так как прогресса в женском бобслее, по крайней мере ощутимого, нет – Виктория Токовая и Надежда Орлова в Турине стали седьмыми, а в Ванкувере Анастасия Скулкина и Елена Доронина уже девятыми. Тем не менее, мужчины продолжают бороться за медали, что особенно радует – прогресс в ранее не удававшихся нам двойках. Бронзовая медаль Зубкова и Воеводы в Ванкувере подтверждает это, хотя можно ее отнести и на счет случая – крушения во второй попытке канадского экипажа Линдона Раша, заметно опережавшего россиян после первой. Но правильно говорят, если где-то прибыло, значит где-то убыло – и в четверках аварию терпит уже экипаж Зубкова, несомненный претендент на медали.

По сравнению с Турином мы имеем медаль более низкого достоинства (там было серебро, но в четверках), прогресс второго экипажа в двойках (Попов в Турине – 18-й, Абрамович в Ванкувере – 7-й) и стабильность экипажа Попова в четверках (подъем с девятого на восьмое место).

Нельзя забывать и об еще одном виде, за который отвечает федерация – скелетоне. Медаль Александра Третьякова – несомненный успех (в Турине он был 15-м), при том, что Александр моложе олимпийского чемпиона Монтгомери на шесть лет, а, следовательно, впереди у него еще не одна Олимпиада. У женщин, увы, картина чуть менее радостная и Светлана Трунова в 2006 году выступила лучше, чем теперь.

Но, говоря о неплохих результатах и качественной работе федерации, не могу не добавить ложку дегтя в этот бочонок с медом. А ложка эта – отношения внутри мужской сборной, о натянутости которых можно судить по некоторым цитатам пилотов сборной России.

Дмитрий Абрамович: «В Ванкувере мы надеялись на медаль, но испытали шок. Накануне старта волевым решением у нашей четверки забрали коньки, на которых мы ездили весь сезон. Их отдали экипажу Александра Зубкова, а его коньки – нам. Точно также с нами поступили и в соревнованиях двоек. В нашем виде спорта, где инвентарь составляет большую часть успеха – это, согласитесь, ненормальная ситуация. Я ничего не имею против Зубкова-спортсмена, но Зубков-человек – это очень неприятная личность. Ради победы он готов поступиться такими человеческими понятиями как совесть и честь. С одной стороны, он олимпийский призер, и может требовать большего внимания. Но очень часто это выходит за рамки допустимого. Ему повезло в двойках, а в четверках судьба наказала его. В целом, мы привыкли не замечать друг друга. Хотя вроде бы одна команда, а живем на два лагеря. Долго ли он так протянет? На него зуб точит полкоманды, из-за него многие лишились заработка. Наш вид спорт и так не очень хлебный, а тут еще он дергает людей»

Александр Зубков: "Я не согласен с теми, кто считает Дмитрия «самым перспективным пилотом сборной России». В нашей стране есть несколько пилотов не хуже Абрамовича. Со мной конкурировать ему не под силу. И суть конфликта вовсе не в противостоянии Зубков – Абрамович. Я представляю Московскую область, Абрамович — Москву. Присутствие в руководстве сборной московской коалиции делает невозможным процесс моей работы. Так что одно из главных моих условий продолжения спортивной карьеры — уход из сборной трех московских деятелей. Они откровенно радовались аварии нашего четырехместного экипажа. И сейчас продолжают всем доказывать – какой плохой этот Зубков. И мне до сих непонятно — каким образом во время моей болезни коньки от моего боба оказались в распоряжении московской команды, то есть, у Абрамовича. Но, опять-таки, я об этом молчал"

Никто не требует, чтобы два конкурирующих пилота любили друг друга и рассыпались во взаимных комплиментах. Но вываливать свои претензии в прессу, чтобы весь мир видел, как эти русские дерутся между собой – просто недопустимо, ведь худой мир всегда лучше доброй ссоры. А если она еще и недобрая... Вот с этим что-то надо делать, иначе все наши успехи будут перечеркнуты одним махом.

 

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.