Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать
Блог Олимпийские виды

Когда дрожат коленки

Алексей Авдохин рассуждает, почему талантливая российская молодежь – Лиза Туктамышева, Аделина Сотникова, Максим Ковтун – неудачно дебютировала на чемпионате мира по фигурному катанию.

Не завышены ли наши ожидания от молодежи?

Этим девочкам еще нет и семнадцати, но мы знаем их, кажется, уже целую вечность. Я до сих пор помню дебют маленькой Лизы на взрослом чемпионате России в Питере – шла первая неделя 2008-го, а ученице профессора Мишина едва исполнилось двенадцать. Кажется, уже тогда это глазастое чудо на коньках исполняло все женские прыжки, а в каскады скручивала даже кое-какие из мужских.

Или Аделина, начавшая взрослую карьеру на год позже в Казани, зато сразу с победы – маленькая, но упертая и бесстрашная. Сейчас уже и не вспомнить, кто первым заговорил о скором мировом доминировании русских юниорок – то ли соскучившийся по работе с гениями Мишин, то ли заскучавшая по противостоянию с ним консультант Сотниковой Тарасова, а может и сам Валентин Писеев, учуявший жар под ногами. Не так уж и важно – оптимистичную идею подхватили, торжественно водрузив на тоненькие плечи семиклассниц статус будущих олимпийских чемпионок. Девочек, которые «уже умеют все, а будут уметь еще больше».

Прошли годы. Девочки выросли, но оказалось, что счет на десятки сантиметров роста и килограммов веса, мешает парить на льду с той же легкостью. Большинство прыжков обеим пришлось разучивать почти заново – смещение центра тяжести тела, новая координация, длинные ноги, непослушные руки. Физиология, будь она неладна. Но если бы одна только физиология. И Сотникова, и Туктамышева на взрослом льду столкнулись со страшным чувством, о существовании которого прежде и не подозревали – страхом. Пока были детьми, они ничего не боялись – ни ошибок, ни падений, ни тем более чьих-то обманутых ожиданий. Раньше они выходили на лед кататься и выполнять элементы, а теперь выполняют работу. И очень сильно боятся проиграть.

Фото: REUTERS/Mark Blinch

Что не понравилось судьям в программе Сотниковой?

Хоть Аделина сейчас и самая стабильная из россиянок, ошиблась за программу дважды: сначала за недокрученный тулуп в каскаде из двух тройных лишилась примерно двух баллов, потом еще столько же, сорвав уровень в заклоне, потеряла на вращении. Вчерашним юниоркам подобное не прощается, особенно на чемпионатах мира – и компоненты моментально уползли вниз (полтора месяца назад на ЧЕ Сотникова второй оценкой проиграла итальянке Костнер всего полтора балла, теперь сразу пять), а вместе с ними и Аделина – аж на 8-е место.

Обидно, ведь нынче в женском катании до мирового пьедестала рукой подать – Алена Леонова не даст соврать. Пусть до гениальной кореянки Ю-На Ким, будто и не уходившей на год со льда, пока не дотянуться, но остальные... Вот элегантная Костнер свалилась на каскаде, вот хрупкая японка Асада порхнула бабочкой на риттбергере (всего 0,25 за элемент), а вот случаем воспользовалась прилежная ровесница Сотниковой из Канады Кейтлин Осмонд. Даже с поправкой на домашнее судейство ее четвертое место – не такая уж злая несправедливость.

Почему в середине программы развалилась Туктамышева?

«Начала-то хорошо», – растерянно бормотал в камеру Алексей Мишин после инфарктного катания своей ученицы. Еще бы – каскад из тройных лутц-тулупа, следом тройной риттбергер, все четко, на плюсы, и, как ошибочно казалось, самая сложная часть программы уже позади. Кто там сверху что-то шептал Лизе перед злополучным прыжком во вращение, до сих пор неизвестно, зато цена двух ошибок на ровном льду вполне осязаема – 3 балла за отсутствие вращения, 4 за срыв акселя.

Первый чемпионат мира, первый взрослый канадский лед, понимающая толк в фигурном катании публика, мегатонны ответственности и наши общие завышенные ожидания – российские дети с таким прессом пока, надо признать, не справились, а через год они станут всего на год старше, но будет им в тысячу раз сложнее. Наверное, не всем. Вчерашний Максим Ковтун, – отдельная история на несколько тысяч знаков. Уж очень сильно начало его карьеры и все происходящее вокруг напоминает судьбу предыдущего протеже Татьяны Анатольевны – Андрея Грязева.

Станет ли этот ЧМ последним для Леоновой?

Судьи Алену помнят, и даже, наверное, любят – серебряный призер чемпионата мира как-никак. Ее и в Канаду-то взяли, кажется, только за ту прошлогоднюю медаль, да за то, что благодаря ей у России здесь трехместная квота. Тем не менее, время Леоновой стремительно убегает – угробив сезон на что-то непонятное, она, похоже, теперь это понимает и сама.

Про нее вообще уже могли забыть, как почти не вспоминают сейчас Ксению Макарову, если бы не характер-дрель и умные тренеры рядом. Теперь именно Алена больше других заинтересована в максимальной российской квоте – теперь уже олимпийской. Жаль только до пьедестала, что Леоновой, что Сотниковой, что Туктамышевой, все равно далековато.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы