Блог Олимпийские виды

Легкая атлетика в коме: минус 14 медалей, 40 забаненных, лидер забил на допинг-контроль

Официально нашей легкой атлетики не существует почти три года – с ноября 2015-го, когда приостановили членство Всероссийской федерации (ВФЛА). Сейчас только отдельные спортсмены, прошедшие сложный фильтр, могут выступать на топ-турнирах в нейтральном статусе.

Перед стартующим сегодня Евро Россия оказалась ближе к тотальному бану, чем к восстановлению.

Самое печальное, что все по делу.

Формально ВФЛА не восстанавливают по двум причинам: а) РУСАДА по-прежнему без лицензии; б) WADA так и не получило доступ к базе московской антидопинговой лаборатории. Эти вопросы Федерация не способна решить своими силами – казалось бы, какие к ней претензии?

Но на самом деле ВФЛА – филиал управленческого ада на планете. И вот почему:

1) ее президента Дмитрия Шляхтина (на фото ниже) обвиняли в посредничестве при передаче взятки на должности министра спорта Самарской области. Якобы он просил директора престижной гимназии зачислить детей одного самарского бизнесмена за 800 тысяч рублей;

2) осенью 2016-го 42 легкоатлета получили щедрые компенсации за пропуск Игр в Рио. А через три месяца Шляхтин объявил об отсутствии у Федерации денег на допинг-тестирование спортсменов, не включенных в международный пул (обязательное условие для допуска в нейтральном качестве);

3) топ-атлеты (Мария Ласицкене, Сергей Литвинов, Елена Соколова) открыто возмущаются пассивностью Федерации в решении проблем – своих и вообще российской легкой атлетики;

4) в июле лучшую российскую юниорку Полину Миллер (на фото – справа) на чемпионате мира U-20 по ошибке заявили не на ту дистанцию – вместо 400-метровки ей пришлось бежать 200. Она заняла 4-е место; хорошо, не пришлось, например, прыгать с шестом или толкать ядро;

5) прошлым летом Федерация назначила чемпионат России на даты, которые не подходили для выполнения нормативов перед ЧМ-2017. Итог: несколько легкоатлетов норматив выполнили, но на ЧМ не поехали – не успели до дедлайна.

Фэйк, а не легкая атлетика. Что не показали Дмитрию Медведеву

Это не самое ужасное, что происходило с русской легкой атлетикой за последние три года. Просто отличная иллюстрация того, какие профессионалы собрались в ВФЛА.

А вот самое ужасное:

• после перепроверки олимпийских проб из Пекина-2008 и Лондона-2012 допинг обнаружили у многих легенд нашей легкой атлетики. Татьяна Лебедева, Анна Чичерова, Мария Абакумова, Елена Слесаренко, Татьяна Чернова, Юлия Зарипова, Мария Савинова, Татьяна Лысенко, Антонина Кривошапка – те, чьими успехами мы гордились;

у России отняли 14 олимпийских медалей, выигранных в Пекине-2008 и Лондоне-2012;

• недавно под подозрение попали еще полтора десятка действующих топ-атлетов из России, считавшихся незапятнанными. Имена самые громкие: Иван Ухов, Светлана Школина, Люкман Адамс;

• опального тренера Чегина снова видели рядом с ходоками из сборной России – на тренировках в Киргизии. Из-за этого пятерых спортсменов лишили допуска в нейтральном статусе;

36 легкоатлетов сбежали с регионального турнира в Иркутске в январе 2018-го после известия о приезде туда допинг-офицеров;

• 40 человек получили допинговые дисквалификации уже во время отстранения ВФЛА.

прыгун в высоту Данил Лысенко – лицо с обложки русской легкой атлетики – лишен нейтрального статуса и отстранен от международных соревнований за нарушение антидопинговых правил. Он пропустит чемпионат Европы, который начинается в Берлине (первые финалы – завтра).

И вот последний случай прыгуна, пожалуй, самый безумный.

Короткий разбор для тех, кто не следил за новостями.

На прошлой неделе Международная федерация (IAAF) отозвала заявку Лысенко. Причина –  расследование по нарушениям антидопинговых правил в части правил доступности. Простыми словами: Лысенко не указывал (по забывчивости или умышленно) свое местоположение в антидопинговой системе АДАМС. Допинг-офицеры приезжали к нему для внесоревновательного контроля, но не всегда находили.

За каждый такой пропуск допинг-контроля спортсмен получает предупреждение, которое отображается в его личном кабинете системы АДАМС. Если это происходит чаще двух раз за последние 12 месяцев, то превращается в серьезное нарушение антидопинговых правил. Наказание за него – от одного до двух лет дисквалификации.

Что нужно знать о Лысенко?

В 21 год он один из самых талантливых легкоатлетов за всю историю России. В июле на этапе «Бриллиантовой лиги» в Монако он взлетел на 2 метра 40 сантиметров – из русских до него выше прыгал только Иван Ухов (2,41), а вообще из людей всего пятеро. Действующие легкоатлеты такого уровня в России наперечет: Ласицкене, Шубенков… Пожалуй, все.

Вот динамика личных рекордов Лысенко за карьеру:

Последний год получился для Лысенко суперудачным. Он прибавил к личному рекорду 10 см, взял серебро ЧМ-2017 в Лондоне и выиграл ЧМ-2018 в зале.

Так уж совпало, что ровно за тот же период он пропустил несколько внесоревновательных допинг-проверок. То, как объяснял Лысенко этот кошмар в интервью «Р-Спорту», не укладывается в голове.

«Частенько были проблемы с входом в систему ADAMS, заходил с компьютера, и не получалось. Через неделю пробовал вновь, но ничего не получалось. И так довел историю до ужасного состояния. Можно было обратиться к кому-то за помощью, но сейчас уже поздно рассуждать, жалею, что так получилось. Сам виноват. Да, относился к заполнению к этому, так скажем, поверхностно. Это моя халатность».

Это слова спортсмена ультракласса, чья Федерация дисквалифицирована за многочисленные допинговые нарушения. Спортсмена, который половину прошлого года ждал допуска к международным стартам. Которого тренирует специалист, чью знаменитую ученицу ловили на туринаболе (речь об Евгении Загорулько и Анне Чичеровой). Который получает большие деньги за то, чем занимается. И которому не остается ничего, кроме как быть безупречным.

Но он ведет себя как школьник.

***

А отдельный привет, конечно, родной Федерации. Юридически она не имеет доступа к личным кабинетам спортсменов в системе АДАМС, но имеет все полномочия контролировать профили. Любым способом – запросить пароль у спортсмена, назначить специально обученных людей, ежедневно проверять заполнение. Когда у вас на чемпионат Европы едут всего три десятка спортсменов, а до международных выступлений допущены около 70, это потребует не так много лишних рук.

В ВФЛА два десятка штатных сотрудников, получающих зарплату. Это не тренеры, не врачи, не администраторы, не другие специалисты по подготовке спортсменов – с ними выйдет больше сотни. Но судьба спортсмена, который оправдывает смысл их работы, не заинтересовала никого.

И о первом, и о втором предупреждениях Лысенко ВФЛА была в курсе – еще в апреле им передали всю информацию. Но вместо того, чтобы кое-что внушить спортсмену, его личному тренеру, бесчисленным сотрудникам сборной России и всем, кому только можно, они просто связались с Лысенко. И сели ждать третьего предупреждения.

«Вопрос был решен», – объяснила антидопинговый координатор ВФЛА Елена Иконникова (на фото). Она занимается разработкой антидопинговой стратегии ВФЛА, осуществляет взаимодействие с IAAF, WADA, РУСАДА, CAS и другими профильными организациями, проводит образовательные антидопинговые программы – так описаны ее обязанности в штате Федерации. Наверное, неплохой специалист – как и все остальные сотрудники ВФЛА.

Если Лысенко получит стандартную для таких случаев 2-летнюю дисквалификацию, то не выступит на Олимпиаде в Токио. И еще неизвестно, выступит ли там хоть кто-то из российских легкоатлетов.

Фото: Gettyimages.ru/Alexander Hassenstein/IAAF; РИА Новости/Алексей Филиппов; Gettyimages.ru/Stephen Pond/IAAF; РИА Новости/Григорий Сысоев; globallookpress.com/Petr Sznapka/CTK Photo; instagram.com/d__lysenko; rusathletics.info; использовано фото: globallookpress.com/Jaroslav Ozana/CTK Photo

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья