Реклама 18+
Реклама 18+
Блог 7On/Off
Трибуна

Шарапова думает, что ее рост – результат Чернобыля. Такого не может быть

Фактчек.

От редакции Sports.ru: вы находитесь в пользовательском блоге 7On/Off. Его автор – опытный теннисный журналист. Это его дебют на Трибуне, так что поддержите его плюсами и комментариями. И обязательно подписывайтесь.

«Чернобыль» HBO возглавил список самых рейтинговых сериалов в истории по версии IMDb. Люди вновь обсуждают причины и последствия аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году. Эта катастрофа сказалась и на Марии Шараповой. «Если бы не чернобыльская авария, моя жизнь была бы совсем другой. Я, вероятно, даже не играла бы в теннис», – заявила теннисистка, родившаяся через год после взрыва, в телеинтервью в 2010 году.

Юрий и Елена Шараповы

Родители Марии Юрий и Елена жили на окраине Гомеля примерно в 140 километрах от Чернобыля. «Апрельским утром 1986 года мама, работая в саду, услышала вдали грохот, похожий на гром. Она посмотрела в небо и продолжила работу. Вначале это выглядело именно так – просто что-то, что заставило вас поднять голову. Она должна была вот-вот забеременеть мной, своим единственным ребенком. В ту ночь по городу стали распространяться слухи, какие-то кошмарные рассказы. Чем был вызван этот грохот? На следующее утро небо заволокло дымом. И тогда слухи стали превращаться в догадки», – пишет в автобиографии Шарапова. Во многом из-за общей неосведомленности о случившемся и последствиях, которые ждали жителей близлежащих районов, семья Шараповых осталась в городе.

Ограждения на улицах Припяти, 30 мая 1986 года

Значительная часть Гомельской области в считанные дни оказалась заражена из-за выброса в атмосферу большого количества радиоактивных веществ. «О боже мой! Это было просто безумие. Люди паниковали, хватали сумки и, кто мог, пытались бежать», – признавался много лет спустя Юрий. 30 мая 1986 года исполком Гомельского областного Совета народных депутатов принял решение о временном выселении жителей ближайших к Припяти районов. Однако семьи Шараповых это решение не коснулось.

Через четыре месяца после аварии Елена узнала о беременности. Это заставило Шараповых срочно переехать. В автобиографии Мария пишет, что это мать Елены настояла на том, чтобы семья перебралась в Нягань. «Чернобыль был смертельно опасен. Он убивал все живое. Это была невидимая смерть. Мы знали об этом, потому что встретились с человеком, который участвовал в ликвидации последствий аварии. Он рассказал, что радиация зашкаливала. Вначале официальные лица молчали. Людям даже не посоветовали закрыть окна! Все продолжали жить как и раньше. Я помню, как этот человек говорил: «В лесу росли грибы со шляпками величиной с тарелку». Когда он пытался сделать фотографии, вся пленка оказалась засвеченной. Он умер в возрасте то ли 45, то ли 50 лет. Как и все ликвидаторы», – писала теннисистка.

Дозиметристы в проводят контроль радиации в районе аварии на Чернобыльской АЭС, 1 июня 1986 года

Нягань был одним из немногих мест, куда Шараповы могли себе позволить переселиться: там жили и работали родители Елены. Город находится в 500 километрах от Северного полярного круга, зимой температура воздуха опускается ниже минус 40. Дорога туда заняла 36 часов от Гомеля до Екатеринбурга, а потом еще два часа на самолете. «Отец называет Нягань «дерьмовым городишкой». В нем я и родилась 19 апреля 1987-го. В тот момент отца не было дома – он вернулся к работе, как только устроил маму. Он был в Гомеле, где праздновал Пасху со своими родителями, когда узнал, что стал отцом. Через несколько недель Юрий прилетел ко мне. Именно в тот раз он смог подробнее рассмотреть Нягань, грубое индустриальное поселение, состоящее из заводов и многоквартирных жилых домов. Отец понял, что не сможет жить там так же, как не сможет вернуться в Гомель. Тогда он решил воспользоваться ситуацией и уехать с нами в тот город, в котором всегда мечтал жить, – Сочи», – пишет Шарапова в автобиографии.

Мария предполагает, что четыре месяца в Гомеле после взрыва на ЧАЭС не прошли бесследно для ее семьи и нее самой – и помогли ей стать высокой. «Вернувшись туда через много лет, мы были потрясены величиной грибов в лесу. Все тогда говорили, что это из-за радиации, и это наводит меня на некоторые мысли. Мои родители – люди среднего роста. Во мне метр восемьдесят восемь без каблуков. Я всегда возвышаюсь над ними. Откуда такой рост? Папа говорит, что я выросла, потому что рост был мне необходим для успешных выступлений. Он верит в силу духа человека. Но реактор взорвался незадолго до моего зачатия – мама пила местную воду и ела овощи и продолжала пить и есть и после зачатия. Так что кто его знает?».

Юрий и Мария Шараповы

Скорее всего, Шарапова просто пошутила. Но возможно ли это на самом деле? Могло ли это как-то отразиться на ее росте?

***

В 2008 году был опубликован отчет Научного комитета по действию атомной радиации ООН «Человеческие последствия ядерного инцидента в Чернобыле». Заглянув в него, Мария смогла бы сама найти ответ на свой вопрос про рост: он никак не может быть связан с последствиями аварии. Никаких генетических дефектов или мутаций за все прошедшие годы не зафиксировано.

29 апреля 1986 года

Более того, радиация на Шарапову не могла повлиять вообще никак. В научном журнале The Lancet в августе 2015 года опубликованы единые выводы, к которым пришли 93 исследования, проведенные разными мировыми учеными в 1989-2015 годах. Большая доза радиации, полученная беременной женщиной, действительно может вызвать отклонения в развитии еще не рожденного ребенка. Но это должна быть очень большая доза – 3,4-4,5 зиверт (единица измерения степени воздействия радиационного излучения на организм человека. Например, доза радиации, получаемая нами при просмотре теннисного матча по телевизору – 0,01 микрозиверт. 4,5 зиверт приводит к смерти половины облученных). Для получения такой высокой дозы беременная должна находиться в непосредственной близости к АЭС сразу после аварии. Таких случаев зафиксировано не было, так как женщины не участвовали в ликвидации последствий.  

Ученые поясняют, что плод защищен от ионизирующего излучения телом матери, а плацента снижает количество радионуклидов, которые могут попасть в организм плода из материнского. Нанести реальный ущерб может лишь такая доза, после которой самой женщине не выжить. Проанализированные данные о последствиях трагедий в Хиросиме и Нагасаки указывают: у 3 000 беременных женщин, подвергшихся максимальному уровню радиационного поражения, не выявлено никакого увеличения числа врожденных дефектов среди их детей. Это никак не сказалось ни на их росте, ни на массе тела, ни на особенностях развития.

Атомная бомбардировка Нагасаки

Популярная точка зрения о том, что женщина из-за радиации может стать бесплодной, также не подтверждена исследованиями. При аварии радиация влияет на все тело женщины. Бесплодие может наступить только при таком уровне воздействия, который раньше приведет к смерти человека. Гораздо более серьезный вред беременные женщины после аварии на ЧАЭС получили из-за огромного стресса, чем из-за ионизирующего излучения. Также, по словам очевидцев, тысячи женщин заставляли или активно уговаривали сделать аборт независимо от срока беременности, а многие приходили провести эту процедуру добровольно.

Как бы там ни было, Мария не раз признавалась, что ей невероятно повезло, что родителям удалось уехать подальше от Чернобыльской АЭС. «Очень много людей не смогли это сделать. Многие пострадали из-за аварии позднее, многие погибли от болезней. Это ужасно, невообразимо ужасно. Мне повезло, что я жива и здорова», – заключила Шарапова.

Ликвидаторы чернобыльской аварии играют в футбол в Припяти

Футбольные клубы из покинутых городов

Фото: youtube.com/ Jamie Owen!; РИА Новости/Игорь Костин (2,3,6); facebook.com/sharapovatwitter.com/MariaSharapova; globallookpress.com/World History Archive

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+