Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Дональд Делл: «Коннорс взял перерыв, пошел в ванную комнату, там ему сделали второй укол, и он смог закончить матч»

То, каким мы видим теннис сегодня – во много заслуга Делла. Первые контракты со спонсорами и телевидением, без чего ни один спорт не может нормально развиваться, заключал Дональд Делл. А еще в 1972 году он принял непосредственное участие в создании ATP. 2 сентября 2009 года в Нью-Йорке прошла презентация новой книги Дональда Делла «Never Make a First Offer». Это событие и стало поводом для интервью, хотя о книге в нем говорится немного.

Дональд Делл: «Коннорс взял перерыв, пошел в ванную комнату, там ему сделали второй укол, и он смог закончить матч»
Дональд Делл: «Коннорс взял перерыв, пошел в ванную комнату, там ему сделали второй укол, и он смог закончить матч»

Справка.

Дональд Делл родился 17 июня 1938 года в США. Играл в теннис в студенческие годы, когда учился в Йельском Университете, три раза становился чемпионом Всеамериканских студенческих игр в 1958-1960 годах. Был членом сборной США в Кубке Дэвиса в 1961 и в 1963 году, а в 1968-1969 годах в качестве капитана сборной выигрывал Кубок Дэвиса. В 1970 году основал первую в мире компанию, занимающуюся спортивным менеджментом – ProServ, которую он возглавлял до 1997 года, пока она не была приобретена SFX Sports Group. Начав с тенниса, компания постепенно стала заниматься другими видами спорта. Среди клиентов компании был, в частности, Майкл Джордан. В 1972 году Дональ Делл участвовал в создании ATP. В 2009 году был введен в Зал Славы ITF.

Я был первым, кто сыграл с советскими теннисистами

– В нашей стране спортивный менеджмент не самая известная часть спорта. И если вы знамениты в США и во всем мире, то в России о вас мало кто знает. Поэтому я начну издалека, не с тенниса. В конце 60-х вы занимались политикой и были в команде кандидата в президенты Роберта Кеннеди. Расскажите об этом. В то время между США и СССР были напряженные отношения, только недавно случился Карибский кризис. Какие у вас воспоминания о том времени? Каким человеком был Роберт Кеннеди?

– О, это были интересные времена. В 1961 году, когда президентом был Джон Кеннеди, госдепартамент выбрал меня в качестве первого игрока США, который участвовал бы в официальных соревнованиях против теннисистов из СССР. Я в то время находился в Южной Африке, и мне пришлось оттуда лететь в Москву, чтобы принять участие в соревнованиях.  Это было очень важно, потому что до этого никому не разрешалось играть против советских теннисистов. Турнир, кстати, проходил в зале. Так что я был первым, кто сделал это. А 1968 году я был капитаном сборной США в Кубке Дэвиса.

В том же году Роберт Кеннеди решил бороться за президентское кресло. Я познакомился с ним раньше, когда работал в юридической компании, у меня были неплохие политические связи в Вашингтоне, и через них я с ним и познакомился. Вообще-то, мы с Робертом играли в теннис вместе. Можно сказать, я был его тренером почти два года, в 1966-67 годах. Мы были довольно близки. Когда в марте 1968 года он объявил, что выдвигает свою кандидатуру, Роберт попросил меня помочь с праймериз в нескольких штатах: Калифорнии, Аризоне, Джорджия, Небраска, Западная Виржиния, ну и так далее. Это была большая и очень интересная работа. Все свое время я посвящал ей. А 6 июня его убили.

Я решил больше не заниматься политикой, а направить свои силы в теннис. Я стал капитаном сборной США по теннису, в которой играли Артур Эш и Стэн Смит. А в 1970 году я решил заняться спортивным менеджментом и основал свою компанию – ProServ. Моими первыми клиентами стали Артур и Стэн. Это была первая компания в мире, которая занималась спортивным менеджментом.

– Политический опыт как-то помог вам в спортивном менеджменте?

Артур интересовался всем, был очень позитивным, любил встречаться с людьми, был активным. Любил жизнь. Всегда вертел головой по сторонам.

– Конечно. В 1966-67 годах я был помощником Сарджента Шрайвера, – директором Корпуса мира и Управления по созданию экономических возможностей. Сарджент был в команде сенатора Кеннеди. Вместе с ним я объездил весь мир. В общем, это научило меня договариваться с людьми, чувствовать их желания, характер, что они любят и не любят. Все это в том числе помогает и в бизнесе, конечно. Когда меня спрашивают, на что я в первую очередь обращаю внимание в спортивном менеджменте, маркетинге, я говорю: на навыки людей. То, как они умеют договариваться с другими людьми, просто общаются – все это очень важно.

– Давайте теперь о теннисе поговорим. Вам повезло: вы работали с великими игроками. Артур Эш, Стэн Смит, Иван Лендл, Джимми Коннорс, Яник Ноа. Расскажите о них. Что это были за люди? Как вам с ними работалось?

– Все они были очень разными. Артур интересовался всем, был очень позитивным, любил встречаться с людьми, был активным. Любил жизнь. Всегда вертел головой по сторонам. Он и в теннис так играл: свободно, любил сильные удары. Я с ним дружил. Мы были очень близки. А Стэн Смит был абсолютно другим. Он был тихим, серьезным, он хотел быть первым и выиграл Открытый чемпионат США в 1971 году, а в следующем году – «Уимблдон». Артур тоже хотел быть лучшим теннисистом, но он также хотел что-то получить и вне тенниса, какой-то другой жизненный опыт. Трудно так рассказывать. Все были разными, повторюсь. Коннорс, например, был чрезвычайно упорным, отличным спортсменом и очень эмоциональным. Иван Лендл был очень организованным, он очень усердно работал каждый день и стал действительно лучшим в мире. Или вот Яник Ноа, который выигрывал «Ролан Гаррос»… Яник Ноа как будто терял иногда интерес к теннису. Когда? Почему? Он очень любил петь, любил музыку. А когда выходил на корт, то играл, как ураган. Пять великих спортсменов, пять эпох…Мы и с женщинами работали, с Трэйси Остин, например. Она выиграла US Open в 16 лет, до сих пор самая молодая теннисистка, выигравшая этот турнир. Она в финале обыграла тогда саму Мартину Навратилову. Габриэла Сабатини, которая тоже выигрывала US Open...

– О вашей новой книге. Не знаю, когда она будет переведена на русский…

Проблема в том, что можно было брать только один медицинский перерыв и один туалетный. Мы решили эту проблему так: в туалете спрятался доктор, а я стоял перед дверью и охранял.

– Я надеюсь, что она будет переведена на русский. Мы сейчас ищем, кто бы мог за это взяться, и я надеюсь, что скоро мы решим эту проблему.

– Там есть замечательная история о финале US Open 1983 года, между Лендлом и Коннорсом.

– Это была очень необычная ситуация, и я никому о ней не рассказывал до сих пор. У Джимми Коннорса был большой нарыв на ноге между пальцами, и он не мог даже бегать в начале матча. Ему было очень больно. Его мать, Глория, сказала: «Мы закончим игру досрочно». Но мы поступили по-другому. Мы сделали укол обезболивающего, это был лидокаин, так что он мог играть некоторое время и не чувствовать боль. Через полтора часа игры лекарство перестало действовать, и Коннорс опять почувствовал боль. Это был второй сет, Джимми его проигрывал. Проблема в том, что можно было брать только один медицинский перерыв и один туалетный. Мы решили эту проблему так: в туалете спрятался доктор, а я стоял перед дверью и охранял. Коннорс взял перерыв, пошел в ванную комнату,  и там ему сделали второй укол, и он смог закончить матч. Коннорс выиграл финал в четырех сетах.  Мы никому не рассказывали об этом, потому что если бы тогда об этом узнали – я не знаю, что было бы. Хотя Лендл, судя по всему, что-то подозревал, так как кричал, чтобы никто не трогал ногу Коннорса.

– Как я понимаю, в этой книге полно околотеннисных историй, но называется она «Never make a first offer». То есть скорее она не о теннисе, а о чем-то другом, о переговорах, о бизнесе. Зачем вы написали эту книгу? Как вы думаете, что читатели найдут в ней для себя, помимо таких вот интересных историй?

– Да, я и правда надеюсь, что она будет интересна не только тем, кто интересуется теннисом, но тем, кто хочет знать, как нужно вести переговоры, добиваться своего, как научиться понимать людей. Там много интересных историй, но важно в них еще и понимание спорта с точки зрения бизнеса. Я надеюсь, что в этом смысле она будет полезна. Я постарался не писать о мелочах. Как заключать сделки и вести переговоры. Но, как я написал в конце книге, важно даже не это, а то, как ты относишься к людям, как ты их понимаешь. Я надеюсь, что она поможет обычным людям в нелегком таком деле, как разговор с боссом о повышении зарплаты.

– О, это полезная вещь! Может быть дадите какой-нибудь совет, как вести переговоры?

– Главное – не бояться прекращать переговоры, если вы видите, что сделка невыгодна для вас. Это очень трудно сказать: «Мне это не подходит». Вы просите о повышении зарплаты, но вам предлагают не то, что вы ожидали. Разве вы скажете: «Мне это не подходит, пойду поищу другую работу?»

- Ну, сейчас кризис...

- Кризис, да, но это один из примеров.

– Вы много говорите об отношениях и доверии. Что эти слова значат для нас?

– С профессиональной точки зрения?

– Да.

– Тут я не буду оригинальным. Нужно стараться узнать человека как можно больше. Чем больше вы друг друга знаете, тем больше вы доверяете друг другу. Тогда и договориться проще.

– В этом году вы были включены в Зал Славы Международной федерации тенниса.

– Попасть в Зал Славы – это нечто…не знаю, как сказать. Я очень рад и очень доволен. В него входят люди, которые много сделали для тенниса, и то, что теперь я нахожусь среди этих людей – это очень важно для меня.

– Как бы вы обозначили главную проблему современного тенниса?

В конце концов, ваша страна может отстать от других стран в этом виде спорта. 

– Теннис – глобальный спорт. И это очень хороший спорт, но я не думаю, что он достаточно хорошо продвигается ATP, WTA, ITF. ATP продвигает свои турниры, WTA – свои, а в результате получается, что они конкурируют между собой. Я надеюсь, что эта ситуация изменится. Это то, что нужно спорту. Проблема в том, что в Европе, например, спорт номер один – футбол, теннис в некоторых странах на втором месте, в других – на третьем. В США теннис на десятом месте. Так что здесь еще много работы, и не только в США. Взять, например, Россию. Не знаю, на каком месте теннис в России, но у вас много потрясающих игроков, в том числе среди молодежи. А если говорить о женском теннисе – то это вообще фантастика. Сколько их в Топ-10? Дементьева, Шарапова…Виктория Азаренко из Белоруссии. Очень много хороших игроков. Но проблема в том, что молодые игроки, чтобы набраться опыта и заработать деньги, едут тренироваться в Америку, потому что здесь проще заниматься теннисом, здесь лучше условия. Проще добиться своих целей. В результате российский теннис теряет очень многое, понимаете? В конце концов, ваша страна может отстать от других стран в этом виде спорта.

- Каким достижением в своей жизни вы больше всего гордитесь?

– Вы знаете, мы организовали профессиональный тур. Дело ведь не в деньгах, не только в деньгах. Сегодня любой молодой парень или девушка, которые решили заняться теннисом, посвятить ему жизнь, и упорно для этого каждый день работают, они могут сделать теннис своей профессией. Кому придет в голову подойти к Федереру и спросить: «Эй, а чем ты еще занимаешься помимо тенниса?».

И, конечно, я горд своей компанией. Я основал ее в 1970 году, мы были первыми, кто представлял интересы теннисистов. Я оставался в ней почти 30 лет. У нас были прекрасные клиенты, я уже говорил о них. Они были отличными людьми, и так получилось, что и отличными спортсменами.

– Напоследок не дадите прогноз на US Open?

– У мужчин Роджер Федерер безусловный фаворит. Он лучший игрок. Сейчас у него не было никаких проблем, посмотрим, конечно, что будет на второй неделе. Есть, конечно, такие игроки, как Мюррей, Роддик, Надаль – у них есть шанс победить. У женщин претендентов намного больше. Может быть, Серена и лучшая теннисистка, но после «Уимблдона» она играет нестабильно. Вообще, я считал Дементьеву главной претенденткой...

Автор
  • Oopatow

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы