Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Робин Содерлинг: «Победить лучшего на грунте – до меня это никому не удавалось»

    Пресс-конференции участников мужского финала оставили немного странное впечатление. Специальный корреспондент Sports.ru в Париже Наталья Копосова обнаружила Робина Содерлинга странно спокойным, а Роджера Федерера поймала на том, что он был смущен и даже пытался прятать глаза под козырьком своей фирменной бейсболки.

    Робин Содерлинг: «Победить лучшего на грунте – до меня это никому не удавалось»
    Робин Содерлинг: «Победить лучшего на грунте – до меня это никому не удавалось»

    Робин Содерлинг

    Робин, вы предполагали, что, возможно, проиграете этот финал лучшему игроку всех времен. Это повлияло на вас в этом матче? Что вам удалось сделать из того, что вы хотели, и чего вам сделать не удалось?

    – Это был именно тот матч, какого я и ожидал. Я играл с Роджером так много раз, что я уже знаю его игру. И я думаю, что я сам не играл сегодня достаточно агрессивно. Но с другой стороны, я могу сказать, что каждый раз, когда я играл против Роджера, я говорил после игры, что играл плохо. Теперь понятно, что фактически это не то чтобы я на самом деле плохо играл, это он меня заставлял играть плохо. Просто против него очень трудно играть.

    Вы обыграли Надаля, затем Роджер обыграл вас. В чем вы видите разницу между ними на корте?

    – Они оба великие игроки, но у них разный стиль игры. Я думаю, что игра Роджера не подходит мне, мне с ним неудобно. Он не позволяет мне быть агрессивным. Он меня постоянно заставлял бегать сегодня. С Рафаэлем это иначе. Легче быть агрессивным. Во всех играх против Рафаэля я диктовал игру. Но против Роджера мне до сих пор не удается этого сделать.

    Вы сказали, что Роджер это величайший игрок всех времен. Но как игрок вы не задавались вопросом, почему у него так много проблем с Рафой? Как можно быть величайшим, но иметь проблемы с одним единственным парнем? Или вам это не кажется противоречием?

    – Да, я играл с ним, поэтому я знаю, что он великий. Я никогда не играл с кем-либо, кто играет так быстро. У него абсолютно нет недостатков. И я думаю, что он действительно заслуживает того, чтобы называться лучшим игроком всех времен.

    Расскажите о том, что положительного вы вынесли из этого турнира.

    – У меня был великолепный турнир. Я играл две лучших недели в моей карьере. Я сыграл несколько очень хороших матчей и выиграл у нескольких очень сильных игроков. Но вы знаете, я знал и до этого, что когда я играю в мой лучший теннис, я могу побить любого игрока. Я думаю, что показал это в течении всего турнира, я мог делать это в течении многих матчей подряд, и это дает мне приятные ощущения, укрепляет веру в себя.

    Вы думаете это изменит что-либо в будущем? Ваша вера в себя?

    – Надеюсь. Я думаю, что я всегда верил в себя, но уверен, что сейчас у меня будет еще больше уверенности. Знаю, что не показывал лучших результатов в турнирах «Большого шлема» до этого турнира, но думаю сейчас я действительно показал себе, что я могу хорошо играть на таких турнирах.

    Что это за мужчина выскочил на корт и исполнил что-то вроде танца перед Роджером? Сотрудники безопасности не очень быстро отреагировали. Что случилось?

    – Да, это был не лучший момент матча. Конечно, плохо, что подобные вещи могут происходить. Мы играли лишь первый сет и мы оба должны были оставаться сконцентрированными. Я старался не очень сильно об этом думать. Позор, что подобные вещи могут происходить.

    В течение недели вы говорили, что этот прорыв на грунте был сюрпризом для вас. Чего вы ждете в будущем, на покрытиях, на которых вы чувствуете себя более уверенно?

    – Я думаю, что могу играть хорошо на всех покрытиях. Я хочу сказать, что не существует покрытия по поводу которого я бы сказал: «Нет, это не подходит для моей игры». До текущего момента, это правда, мои лучшие результаты были на открытых площадках, за исключением «Ролан Гаррос». Я себя чувствовал абсолютно уверенно и сейчас это должно быть еще лучше. Я хорошо играл здесь и, таким образом, от турнира к турниру это будет мне помогать.

    Вы будете разочарованы, если не покажете хороших результатов на «Уимблдоне»?

    – Да, я всегда разочарован, если я быстро проигрываю на турнире, если я играю плохо. Но я также знаю, что на «Большом шлеме» все матчи трудны. Нужно играть хорошо начиная с первого и до последнего очка. Да, это правда, я думаю, что если не сыграю хорошо на «Уимблдоне», я буду слегка разочарован. Но еще раз хочу сказать, что я могу обыгрывать всех игроков, но я также могу и проигрывать многим игрокам, если я не играю в мой лучший теннис.

    Робин, если бы вы могли оставить себе на память лишь что-то одно с этого турнира – что бы это было?

    – Есть столько вещей, столько осталось в памяти, но безусловно победа над Надалем! Это было супер для меня! Я думаю, что у меня получилось осуществить невозможное – победить лучшего в пяти сетах на грунте – никому другому это не удавалось раньше. И я, я в итоге смог! Я буду об этом помнить еще очень долго.

    Вы уже обсуждали с Магнусом матч? Что он сказал?

    – Я попытался, но он мне сказал: «нет, об этом матче мы поговорим завтра».

    Какой тактики вы придерживались в сегодняшнем матче? Что пытались предпринять и чего сегодня не получилось?

    – Я пытался оставаться агрессивным, я думаю это то, что нужно в игре против Федерера. Фактически он может играть так хорошо, когда ему удается взять инициативу. Но этого не получилось, как вы сказали, сегодня это не получилось. Он играл слишком хорошо, он мне абсолютно не оставил возможности быть агрессивным. Это будет тем, что нужно будет изменить в следующий раз.

    Как он вам помешал быть агрессивным?

    – Он был еще более агрессивен! Он играл еще быстрее, все очень просто!

    Роджер Федерер

    Вы вели 4:0 в первом сете, вы сразу сделали брейк во втором и в третьем. Матч был проще, чем вы того ожидали?

    – Я ожидал сложного матча, потому что Робин очень хорошо играет и потому что это был финал турнира. Для меня это турнир, который я не мог выиграть, и мне знакомы сложности этого матча. Я надеялся хорошо начать, то что я это сделал и позволило мне снять напряжение. Второй сет был ключевым. Я оставался постоянно в игре и я сыграл один из моих лучших тай-брейков. Но ментально для меня оставаться в матче было очень тяжело. В течение игры постоянно мелькала мысль «Что будет, если я выиграю? Что это будет означать? Что я скажу?». Когда мы выиграли, у нас есть время подумать обо всем этом, и тем не менее эта мысль постоянно возвращалась ко мне. Я очень нервничал. В начале третьего сета я осознал, что я уже совсем близко, я был очень взвинчен, и в последний гейм, вы не можете представить, до какой степени это было тяжело, я пытался хорошо подавать и заставить его сделать ошибки. Эмоционально это были самые напряженные моменты.

    Если вспомнить Австралию, можно сказать, что вы вернулись? Как вы ощущаете – это новый старт в вашей карьере?

    – Да, очевидно, что я очень горд своей карьерой. Мне удалось сделать гораздо больше того, чего я хотел. Моя мечта, когда я был мальчишкой, была выиграть однажды «Уимблдон». а я его выиграл 5 раз! Так как один раз меня не устроило (смеется). «Большой шлем» во Франции – это особая победа. В течении нескольких лет, когда я осознал каким большим игроком я могу стать, я начал обожать этот город, здешних людей, центральный корт, привыкать к здешним условиям. У меня никогда не получалось хорошо играть на центральном корте в начале, так как он такой большой. Поэтому я вкалывал, чтобы выиграть этот последний «Большой шлем» и это что-то невероятное, я очень горд.

    Вы выиграли «Уимблдон» в 21 год, Австралию в 22, США в 23. Это прибавляет ценности, что для победы в этом турнире пришлось столько ждать?

    – Да, прежде всего потому, что я был близок к успеху все эти последние годы. Мне было трудно принять первое поражение в 2006 году, потому что это был мой первый финал, который я проиграл. Я себе сказал: «Черт, нужно, чтобы я ждал год, и я даже не знаю дойду ли я до финала!» В другие годы было проще, так как я был менее напряжен и более спокоен по отношению к тому, что вокруг меня происходит. Я думаю, что ожидание это то, что делает эту победу еще более ценной. Для этого понадобилось время, но в конечном итоге я победил и я очень горд.

    Если вспомнить весну этого года, то вспоминаются ваши проблемы с Джоковичем и Мюрреем. Но сегодня вы вернулись к очень хорошей форме. Вы думаете продолжить выигрывать турниры «Большого шлема»?

    – Думаю, да. Много людей говорило о моих поражениях, и это правда – я потерял свой первый номер в рейтинге. Но тем не менее я не скатился далеко вниз, я продолжаю очень хорошо играть. И то, что для меня важно, – это продолжать усиленно работать. Это правда – в прошлом году у меня были проблемы – вы все в курсе. Иногда люди просто не дают вам времени поправиться, подлечить то, что нужно. Я не из тех людей, кто боится играть матчи не в лучшем состоянии. Не важно, если я проиграю, даже в первом круге. Я мог бы принять решение не играть в течении 3 месяцев и вернуться очень сильным. Но это не мой выбор. Я скорее предпочитаю выходить навстречу трудностям и видеть – на уровне я или нет. Я играл не очень плохо и я скорее удовлетворен тем, что я сделал в Австралии и на других турнирах. Когда я в Майами играл против Джоковича, моя игра меня абсолютно покинула, я не знаю почему, моя спина все еще немного болит, но я не знаю, что это была за проблема. Это все было, но я всегда верил в мои шансы выиграть здесь, в Париже, или в любом другом месте любой другой «Большой шлем». Именно поэтому я хотел взять 6 недель отпуска после Австралии, для того чтобы вернуться сильным, и понятно, что я очень доволен сегодня этим своим решением.

    Ваша супруга ждет ребенка. Для вас думать обо всем этом было важно?

    – Я не знаю... Для меня это две разные вещи. Моя личная жизнь и профессиональная жизнь. Благодаря Богу Мирка присутствует в обоих частях моей жизни, и я очень рад, что мы ждем ребенка. Мы ждем с нетерпением этого момента этим летом. Я надеюсь, что для нее все сложится наилучшим образом. Я не знаю, есть ли связь между сегодняшней победой и всем этим. Конечно, очень приятно выигрывать в этот момент моей жизни, не могло быть более подходящего момента, чем момент, когда я только что женился. Мирка ждет ребенка и, возможно, поэтому все происходящее еще более эмоционально. Я не знаю, какая между всем этим связь, если уж быть честным, но я просто счастлив. Моя жизнь действительно хороша в этот момент.

    Сегодня один зритель прорвался на корт. Это могло перерасти в неприятный инцидент. Что вы чувствовал в этот момент?

    – Я не понял, что произошло, я услышал крики толпы и увидел, что кто-то перепрыгнул барьер. Я даже не успел испугаться как уже увидел его перед собой. Но то же самое уже было со мной на «Уимблдоне». В Монреале тоже – когда я играл против Роддика, я тогда проиграл. Это не первый раз. Обычно они смотрят на меня с выражением типа: «Извини меня, но нужно было, чтобы я это сделал, у меня есть причина». Я помню, англичанин скорее сожалел, он на меня посмотрел и сказал: «Сожалею, но нужно было, чтобы я это сделал». Я ответил: «Все хорошо, но не трогай меня!» (смеется). Сегодняшний тип, я не понял, чего он хотел – если он хотел мне что-то дать, мне было не очень удобно... Но я слегка потерял мой ритм. Сейчас, когда я еще раз думаю об этом моменте, мне кажется, что я должен был взять пару минут на размышление о том, что произошло. Не знаю. Я хотел продолжить играть и закончить со всем этим. Но это меня тем не менее немного выбило из колеи.

    Светлана выиграла турнир вчера и она болела за вас сегодня. Что вы думаете о русском теннисе и о ее победе?

    – Я был рад, что она победила. Русский теннис показывает невероятную силу в течение нескольких лет. Это исключительные игроки, как мужчины, так и женщины, и я уверен, что в будущем мы их будем видеть все чаще и чаще. Мне очень нравится игра Светланы и я был очень рад, что она завоевала этот трофей.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы