Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Никита Крюков: «На Кубе очень плохая музыка»

    Олимпийский чемпион Никита Крюков в эксклюзивном интервью Sports.ru – о знаменитом финишном рывке, знакомствах в «Русском доме», макаронах с яйцами, скучных телешоу, отпуске на Кубе, отсутствии перемен в федерации, а также таможенной истории Николая Панкратова на швейцарской границе. Спустя полгода о главной российской победе Ванкувера все еще помнят.

    – Как думаете, многие помнят, кто такой Никита Крюков?

    – Кто Олимпиаду смотрел, точно помнят. Думаю, таких немало. Во всяком случае, люди до сих пор подходят, фотографируются, поздравляют.

    – Внимание не раздражает?

    – Да нет, какое раздражение. Мне приятно.

    «Ношу с собой автокарточки: кто подходит – раздаю»

    – Особо отвязные поклонники вытворяли что-то из ряда вон?

    – У нас вид спорта не слишком популярный, поэтому большого фанатизма нет. Ношу с собой автокарточки: кто подходит – раздаю. Думаю, народ доволен. А чтобы какое-то безумство – не вспомню. Все ведут себя нормально, держатся в рамках приличия.

    – Что для вас изменилось бы, проиграй вы в знаменитом финишном рывке?

    – Ни разу не задумывался. Знаю, что про финишный рывок часто спрашивают Сашу Панжинского; мол, что да как. Он мне говорил, что остро чувствует разницу между первым и вторым местом.

    – Когда человек добивается крупного успеха, то некоторые из его поступков начинают трактовать как проявление звездняка.

    – Ой, не-е-е. Я не заболел. Меня предупреждали, что пройти медные трубы – самое сложное. Никто не жаловался ни в лицо, ни за спиной.

    – Помните, как после победной гонки вернулись в «Русский дом»?

    – Незабываемое время. Столько приемов, встреч, знакомств.

    – Не ощущали дискомфорта: множество знаменитых людей внезапно заинтересовалось вами...

    – Я просто знал, что они ко мне никакого отношения не имеют и находятся рядом только из-за триумфа. Сейчас ни с кем из звезд шоу-бизнеса отношений не поддерживаю. Если они жаждут познакомиться поближе – пожалуйста. По-моему, инициатива должна исходить от них, а не от меня. Нет, я с ними здоровался, конечно, было приятно всех видеть, но ничего более.

    «Когда приезжаю домой, хочется, в первую очередь, повидать родителей»

    – Знаете, что если в гугле набрать «Крюков», то он услужливо подскажет «и Панжинский»?

    – Ха-ха-ха, вот этого не знал. Воспринимаемся вместе, да – победа все-таки двойная. Не я один ее сделал, а с большой помощью Сашки. Наперед скажу, что отношения у нас точно не ухудшились. Недавно вернулись из Острова – там опять жили вместе.

    – Его проблемы с жильем еще не решены?

    – До сих пор живет в общаге. Москва вроде посодействовала и какие-то квартиры продала нам со скидкой. Хотя еще ничего не оформляли.

    - Вы сами перебираться в Москву планируете?

    – Пока нет, живу в Дзержинском с родителями. Вы же понимаете, сколько времени приходится проводить на сборах. Когда приезжаю домой, хочется, в первую очередь, повидать родителей. Если буду жить в Москве, шансов встретиться почти не будет.

    – Помнится, вы собирались провести отпуск на Кубе.

    – Да, весной с девушкой слетали на две недели, хорошо отдохнули на курорте Вардеро. Океан, Карибское море, острова – все понравилось. Гавану при этом так и не посетили. Зато выбрался на сафари – никого не подстрелили, просто на джипах гоняли, места осматривали. Впечатлен местными раритетными автомобилями – еще времен войны, пятидесятых годов. Специально катались на таких, там это такси.

    – Кстати о машинах. Вы собирались расстаться со своей через год. Решение не поменяли?

    – Нет, но пока езжу на ней и всем доволен.

    «Продаю свою первую машину – Volksvagen Passat B6»

    – Часто проскакивает мысль «Слава Богу, что я на машине»?

    – Ну я и раньше водил. Хотя сейчас автомобиль, по-моему, вообще необходимость, неотъемлемый атрибут человека. Постоянно приходится спешить куда-то, иногда на сборы и соревнования отправляюсь на машине. Месяцами она не простаивает.

    Кстати, пользуясь случаем, дам объявление через Sports.ru: продаю свою первую машину – Volksvagen Passat B6. Ха-ха, а вдруг кто заинтересуется.

    – Есть спортсмены, которые даже в отпуске не позволяют себе ничего лишнего. Вы из таких?

    – Нет, я могу немножко расслабиться и в плане режима, и в плане спиртного. Хотя проспать весь день – это не ко мне. Самое интересное, что на отдыхе, бывает, сплю меньше, чем по ходу сезона – тогда стараюсь до десяти часов набирать, это с учетом дневного сна. В отпуске без него получается часов восемь.

    – Когда последний раз бывали в ночном клубе?

    – Ой, даже не помню.

    – Может, пять лет назад?

    – Да на Кубе как раз был! Толпа народу, без кондиционера, все в дыму сигарет – жутко не понравилось, поэтому недолго там вытерпел. И очень плохая музыка – то ли кубинский, то ли турецкий мотив.

    – После Олимпиады вас на какие только шоу не приглашали. Где-то понравилось?

    – В принципе я не против участвовать, но только если нормальная передача. «Большие гонки», например. Меня туда приглашали, но отказался – был на сборе.

    Помню, зашел на какое-то НТВ-шное ток-шоу – не впечатлило. Вели эти дискуссии непонятно о чем, непонятно для чего. Одно дело, когда меня спрашивают – я отвечаю. Другое – когда люди просто друг на друга выливают негатив, сотрясают воздух. Сашке Панжинскому тоже не понравилось, поэтому мы почти всю программу сидели и молчали.

    – В программу «Смак» пошли бы?

    – Готовить? Сомневаюсь. Не привлекает.

    – А вообще приготовить еду можете?

    – Ну когда сильно надо, то что-то делаю. Не какие-нибудь изыски, конечно. Макароны с яйцом в состоянии пожарить. Если дома все готово, то лучше поем там, а не в ресторане.

    «Макароны с яйцом в состоянии пожарить»

    – С шоу понятно. А если в кино сниматься?

    – Это да! Помню, меня спрашивали про мечты, я говорил, что хочу сниматься в фильмах. Не в массовке где-то, а полноценным героем. Думаю, мне подошли бы комедии: сам люблю пошутить, да и сыграть, наверное, способен. До боевиков вряд ли дотяну – телосложение не то.

    – Вы уже вскользь упомянули, что лыжным гонкам недостает популярности. Не кажется, что в этом аспекте они проигрывают даже самим себе десятилетней давности?

    – Возможно. Обычному – не спортивному – населению мы не так хорошо известны. Лыжи по ТВ транслируют редко, сами знаете. Люди интересуются другими видами, тем же биатлоном, который постоянно на экранах. Даже в метро можно услышать, как бабушки обсуждают биатлон.

    – Когда последний раз спускались в метро?

    – Совсем недавно. Приезжал на экзамены, поступал в Московский университет МВД. И прямо с поезда поехал туда на метро. Никто не узнал, кстати.

    – Согласны с мнением, что лыжи – это рок, а биатлон – попса?

    – Знаете, я посмотрел, как тренировались биатлонисты в Раубичах. Правда, не российская сборная, а белорусская. Они очень много трудятся, постоянные тренажи по стрельбе и т.д. Наши, уверен, тоже пашут не меньше. У биатлонистов, похоже, еще меньше свободного времени, чем у лыжников. Так что про попсу я бы говорить не стал. Но при этом хочу, чтобы нас показывали так же часто, как биатлон.

    – В вашей федерации поменялась власть. С приходом Елены Вяльбе ощущаете перемены?

    – Пока не ощущаю.

    – Правда, что теперь на сборы привозят по семьдесят спортсменов?

    – Насчет семидесяти не знаю. Вот у нас спринтерская команда: группа А и группа Б – мужчины и женщины, вместе человек двадцать пять. Раньше ездила только группа А – порядка четырнадцати.

    – Готовы прокомментировать ситуацию с Николаем Панкратовым?

    – Я по большому счету не в курсе, даже толком новостей не читал. Слышал, что он попался на капельнице и ампулах. Правда это или нет – понятия не имею. Коля достаточно порядочный спортсмен. Не думаю, что он собирался пойти на такое.

    – Вообще для чего в сумке спортсмена может лежать капельница?

    – Мало ли, перевозил кому-нибудь, еще для чего-то. За себя могу сказать, что я к подобным вещам отношусь серьезно. Видите, на такой мелочи человек попался. Неприятный факт – именно для России. Вроде бы боремся с непонятными скандалами, а теперь опять нашего поймали.

    «У биатлонистов еще меньше свободного времени, чем у лыжников»

    – На будущий сезон от вас ждать улучшений в коньковом стиле?

    – Я тренирую оба. Классика, к счастью, получается. Не собираюсь сдаваться в коньке, стараюсь реализовать потенциал. Коньком на роллерах почему-то выступаю сильнее, чем на лыжах. Классикой – наоборот.

    – Можете уверенно назвать себя знаменитостью?

    – Нет. Человеком, который хочет доказать, что если правильно работать, то добьешься больших высот. Я не фанатик, но от многого отказался ради спорта.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы