android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview

Владимир Логинов: «Бедные спортсмены, страдают. Это глупость полная или необъяснимая жадность»

Президент Федерации лыжных гонок России Владимир Логинов де-факто подал в отставку, а де-юре до сих пор в должности. В эмоциональном интервью Sports.ru одиозный руководитель рассказал, почему он уходит, осудил письмо команды президенту Медведеву, посчитал деньги государства и спонсоров и дал понять, что чиновники не всегда «только плохие» и во всем виноваты.

Владимир Логинов: «Бедные спортсмены, страдают. Это глупость полная или необъяснимая жадность»
Владимир Логинов: «Бедные спортсмены, страдают. Это глупость полная или необъяснимая жадность»

- Владимир Алексеевич, если не брать в расчет письмо лыжников президенту, на вашу отставку что повлияло? Кто-то на вас давил или вы сами приняли такое решение?

– Решение принял задолго до этого письма. Кстати, этого письма официально пока нет ни у кого – ни у Олимпийского комитета, ни у Минспорта. Обычно такие письма с обращениями к руководству страны имеют серьезное прохождение. Но мое решение было принято давно, выступили мы на Олимпиаде ниже возможного уровня. Хотя мы не самые худшие, выступление можно рассматривать как нормальное. Команда заняла общее 4-е место.

Да, по медалям мы выступили скромнее, чем могли, но бывало, и во времена Советского Союза команда лыжников оставалась без золотых медалей. Мы не доработали! А если уж не доработали, значит, нужно найти таких людей, которые смогут все четко организовать. Я не хочу сказать, что я делаю только все плохое. Наверное, я сделал что-то и хорошее. Так во всех сферах деятельности – что-то получается, что-то нет.

«Я не хочу сказать, что я делаю только все плохое. Наверное, я сделал что-то и хорошее»

- Как вы думаете, кого поставят на ваше место или, может быть, вы сами кого-то предложите?

– Варианты могут быть разные. Бывало и по 7 человек на место президента федерации метят, бывал и один кандидат.

- А может быть есть такие люди, кто сам хочет? Вы таких знаете?

– Я не знаю, мне еще никто не заявлял. Наверное, кто-то хочет, у кого-то есть сила, энергия, опыт, желание… Я хочу сказать, что работа в общественной организации – тяжелейшая работа. Рассказам о том, что федерация получает сумасшедшие деньги от государства, верить не надо. Федерация от государства никаких денег не получает. И не одного рубля от государства на счет федерации никогда не поступало.

Федерация имеет поддержку спонсоров. «Кольская горно-металлургическая компания» до сих пор выполняет свои обязательства, «ЛУКойл» уже много лет не только выполняет, но и помогает. А государственные средства идут на учебно-тренировочную подготовку, сборы. За них федерация полностью отчитывается. Конечно, государство было, есть и будет самым главным, так сказать, спонсором. Это стабильная зарплата спортсменов и тренеров.

А вот когда бизнес идет на помощь, получается хороший результат. То, что говорят спортсмены, что им все время не хватает, это зря. Федерация и не должна им платить. Они должны быть счастливы, что их пригласили в сборную России, защищать честь Родины. Федерация добывает каждую копейку для решения оргвопросов.

- Вы когда шли на эту должность, были готовы, что будут критиковать больше, чем хвалить?

– Ну, какая же эта общественная должность, если не критикуют.

«То, что говорят спортсмены, что им все время не хватает, это зря. Федерация и не должна им платить»

- Но получается, сформировано мнение, что президент федерации – чуть ли не злодей. Разве это правильно?

– Это еще может и от страны зависит. Один раз сказали, что ты плохой, уже тяжело стать хорошим. Я думаю, к таким должностям надо нежнее относиться, люди занимаются общественными делами. Вот в нашей федерации 37 членов, все разные. Есть тренеры, есть олимпийские чемпионы, есть даже генералы. Владимир Барнашов, кстати, главный тренер сборной по биатлону, тоже является членом президиума. Мы с биатлоном всегда много вместе работали, многие лыжники уходят в биатлон.

- А какие у вас отношения с Минспорта? Юрий Чарковский упоминал, что вам не раз удавалось выбивать деньги для команды на дополнительные расходы.

– Отношения очень хорошие. Деньги не выбиваются, деньги планируются, их надо обосновывать, доказывать.

- Но ведь дополнительные расходы тоже бывают.

– Бывают. Например, когда готовились к Ванкуверу, было принято решение об увеличении тренировочных дней на снегу. Было принято решение в мае выехать на снег. Обращались в министерство.

- Не отказывали?

– Нас старались всегда поддерживать. Поэтому в адрес руководителей Минспорта и структурных подразделений я могу сказать самые добрые слова. Да, к сожалению не все получилось. Все уже привыкли, что лыжники всегда побеждали… Ну тут много разных причин: все меньше и меньше внимания лыжам, уже давно нас нет на экранах телевидения.

- Сейчас вроде бы наоборот – телетрансляций стало больше.

– Сейчас больше говорят, какой я плохой.

«Сейчас больше говорят, какой я плохой»

- А как же НТВ-Плюс и Евроспорт?

– А что НТВ-Плюс, это общедоступный канал?

- Как вы считаете, за последнее время имидж нашей некогда лыжной державы удалось поднять? Все-таки неудач больше, чем побед.

– Я ничего не считаю, я констатирую: за последние девять лет сборная России заняла 2-е место в общем зачете Кубка мира. До этого мы были пятыми, четвертыми, два раза третьими. Конечно сейчас нет таких лыжниц, как Елена Вяльбе, Люба Егорова…

- А среди современных лыжников и лыжниц вы кому симпатизируете?

– Я ко всем отношусь ровно. С чего иногда берут, что у меня к кому-то предвзятое отношение, ума не приложу. Бывает, когда мы тоже ворчим, но причины на то есть. Вот после Ванкувера у многих не было желания выступать не заключительных этапах Кубка мира. Был жесткий ответ с моей стороны и со стороны главного тренера: «Вы профессионалы, люди государственные, защищаете честь страны, вас содержат, экипируют, вам платят в нескольких местах, так что будьте добры, иначе вас со всего снимут».

- А что на самом деле средняя зарплата у сборников 15 тысяч рублей?

– Существует финансовая поддержка с разных сторон, потому что человек не может получать несколько зарплат, но должен быть оформлен в одном месте. Зарплата у сборников официальная в центре подготовки сборных команд гораздо меньше – всего несколько тысяч. А федерация поддерживает каждого спортсмена исходя из результатов: кого-то в размере 10, кого-то в размере 15-20 тысяч. Допустим, Саша Легков, Женя Медведева, Коля Морилов имеют поддержку в 40 тысяч рублей, кто-то – 35 тысяч, кто-то меньше.

«Я ко всем отношусь ровно. С чего иногда берут, что у меня к кому-то предвзятое отношение, ума не приложу»

- Это помимо зарплаты в регионе или в центре подготовки?

– Это помимо всех зарплат. Эти деньги спортсмен может использовать на карманные расходы, напитки, еду. Плюс ребята получают еще экипировку, которая достается им за счет спонсоров. Лыж по 10, по 20, а то и по 40 пар в год. Поэтому разговор о том, что они бедные и страдают, это глупость полная или уже какая-то необъяснимая жадность.

- И все-таки есть спортсмены, которые к вам хорошо относятся, позитивно отзываются о вашей работе?

– Мне трудно сказать, чем вызваны все эти претензии. Вот они говорят: «Врачи!» Ну, разрушен этот институт, разрушена система, раньше было медико-биологическое управление. Сейчас сложно найти спортивного врача, подготовить его. Да и потом не каждый врач за небольшую плату будет ездить 10 месяцев в году по учебно – тренировочным сборам, по соревнованиям. Это тоже огромный труд. Поэтому спортсмены здесь правы, налаживать систему надо. Но это не так просто. Из Минспортра забрали институт спортивных медицинских работников, теперь он подчиняется Минздраву.

- Начальник команды и ребята из сборной не раз обозначали проблему бюрократии – быстро принять решение о перемещении спортсмена, тренера или группы спортсменов из одного места в другое почти невозможно. Нужно пройти очень много согласований. Как ускорить все эти процессы?

– Это запланированные расходы, их нужно соблюдать. Вообще это вопрос не к нам, а к центру подготовки сборных команд, у которого есть жесткие инструкции. Если билеты заранее куплены, то их не поменять и не сдать. Такая проблема существует, согласен, надо ее решать, но это опять не так быстро. Это практически невозможно сделать прямо сейчас. Есть определенный порядок расходования средств, он должен выполняться. Вот, например, деньги по безналичному расчету переведены за отель, билеты, как их вернешь? Ну, пожалуйста, уезжай, если у тебя есть дополнительные средства на все свои желания. Но это не значит, что эту проблему должен решать президент страны, у него я, думаю, другие дела есть.

- В FIS у нас достаточный «вес» сейчас?

– В FIS у нас более 20 представителей. Вице-президент международной федерации и член совета FIS Тягачев. У нас во всех комитетах есть представители, в горных лыжах, во фристайле, в сноуборде, я член исполкома гоночного комитета. Есть Юрий Гармаш в комиссии по правилам и контролю… Я еще могу сказать, что впервые Алексея Кадыков от России был членом жюри на Олимпийских играх в Ванкувере. Технических делегатов FIS у нас уже 10 человек, несколько международных инспекторов по гомолагации лыжных трасс – Игорь Беломестнов, Андрей Арсеньев, Арсен Оганесян.

«Если билеты заранее куплены, то их не поменять и не сдать»

- Вы разговаривали с Чарковским после того, как он узнал о письме? Успели что-то обсудить? Какое у него настроение?

– Настроение у него плохое. Этот человек, который работает 24 часа в сутки, помогает во всем. И вдруг со стороны сказали, что все не так. Я думаю, это неправильно, и ребята не раз перед ним извинятся.

Ну и что, уйдем мы все сейчас и все, работать никто не будет? Надо искать людей, вносить предложения. Только вот людей-то особо и нет, спортивный круг очерчен. Спортсменов мы всех внимательно посмотрели, изучили, составили примерный список. Для страны в целом этот список не такой уж и большой. Нужно определить, кто способен физически провести психологические тесты, работы полно…

- Какие ваши личные планы? Чем планируете заняться?

– Трудно сказать. Посмотрим, обсудим на президиуме: нужен буду – помогу, если скажут – хватит, не буду помогать. Прямо сейчас сказать не могу, что точно будет дальше. Надо все правильно завершить, провести конференцию и сдать все полномочия.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы