Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Юрий Чарковский: «Если что-то не нравится, надо говорить в лицо, а не президенту письма писать»

    Российские лыжники написали открытое письмо президенту Медведеву с просьбой «реформировать федерацию». Досталось и главному тренеру сборной России Юрию Чарковскому, который до сих пор не может простить предательства. Спустя сутки он дал первое большое интервью корреспонденту Sports.ru Марии Командной – о том, как жить дальше, куда уходят деньги, как бороться с безысходностью и почему чиновники не всегда виноваты.

    Юрий Чарковский: «Если что-то не нравится, надо говорить в лицо, а не президенту письма писать»
    Юрий Чарковский: «Если что-то не нравится, надо говорить в лицо, а не президенту письма писать»

    – Я категорически против всяких писем. Если что-то кому-то не нравится, надо говорить открыто, в лицо. А не так, президенту письма писать.

    - Вы знаете, кто был инициатором этого письма?

    – Примерно. Но я не представляю, с чьей подачи оно было написано.

    - Что вы сейчас чувствуете?

    – Глубокое разочарование. Я не ожидал такого.

    «Я категорически против всяких писем»

    - Юрий Анатольевич, а чего вы ожидали? Того, что спортсмены будут молчать?

    – Некоторые из тех, кто поставил свою подпись под этим письмом, вообще не представляют, что у нас в сборной творится. Артем Жмурко только пришел в нашу команду, мы ему выдали экипировку, взяли в Отепя (Артем занял 9-е место — М.К.), взяли в Рыбинск (1-е место — М.К.), а он в знак благодарности такие письма подписывает. Но я его в какой-то степени могу еще понять. Из-за того, что он в нашей команде недавно, ему было труднее отказать. Но остальные-то подписали! Я, когда был таким же молодым и неопытным спортсменом, однажды тоже подписал коллективное письмо. Славу Богу, оно не пошло далеко. Один умный человек мне объяснил, почему не надо никогда подписывать коллективные письма.

    - Так почему же?

    – Потому что нужно придерживаться своей точки зрения, а не точки зрения большинства. Если тебе есть, что сказать, – говори. Но не так. Говори в открытую.

    - Неужели никто из спортсменов, подписавших письмо, не пытался для начала поговорить с вами? В это просто невозможно поверить.

    – Никто со мной ничего не обсуждал и даже не пытался. Я узнал об этом письме в понедельник, когда мне позвонила ваша коллега и попросила прокомментировать письмо президенту. Я спросил, что за письмо. Она объяснила. Так я обо всем узнал. Журналисты в этот день звонили до самой ночи.

    - Вы с кем-нибудь из наших спортсменов разговаривали после того, как письмо появилось в прессе?

    – Нет, я ни с кем из них не разговаривал. И не хочу. Я даже не представляю, как буду работать с этими людьми в дальнейшем.

    - А с Логиновым говорили?

    – С Логиновым у меня была короткая, но очень конкретная беседа. Он сказал мне, что жизнь продолжается, что мы обязательно встретимся на днях и все обсудим.

    «Я даже не представляю, как буду работать с этими людьми в дальнейшем»

    - Вы всегда отзывались о нем в положительном ключе. Вы правда считаете, что Логинов – хороший руководитель?

    – Любой человек, занимающий его должность, будет облит грязью. До Логинова президентом федерации был Анатолий Акентьев, его тоже облили перед уходом. А Логинов привлек в нашу федерацию молодых сотрудников, заставил их получать второе высшее. У нас сейчас в федерации работает четверо молодых. У нас только с тренерами плоховато.

    - Но ведь глупо сейчас отрицать, что в нашей команде большие, даже очень большие проблемы. Такие письма ведь не просто так пишутся, а скорее всего от полной безысходности.

    – Безусловно, даже Логинову было, куда двигаться. Совершенствоваться всегда нужно. Но как же так можно рубить с плеча-то?

    - Наверное, ребятам просто хочется, чтобы у них в команде были менеджеры, пресс-атташе, каждый человек отвечал за свой маленький участок работы, прекратился бессмысленный поиск виноватых после каждого неудачного выступления.

    – Пресс-атташе, говорите? Да я знаю, как дела обстоят в австрийской или швейцарской федерациях. Там нет пресс-атташе. И ничего, живут люди, выигрывают. Может, пресс-атташе есть у норвежской команды, но у них там все так засекречено, что вообще непонятно, кто какую должность занимает. У нас такой вид спорта, нам рассказывать-то особо нечего. Мы же не футбол, не хоккей. К нам внимание только на чемпионатах мира и Олимпийских играх. Если у вас есть какой-то вопрос, смело звоните мне.

    - Юрий Анатольевич, я не пытаюсь Вас обидеть. Но вот в сборной России по биатлону два менеджера, каждый занят своим делам. И пресс-атташе у них, кстати, тоже есть.

    – Лыжники просто завидуют биатлонистам. Я по-хорошему им тоже немножко завидую. У них очень хорошее финансирование. Но я вам расскажу такой случай. В том году мы вместе с ними были в Рамзау, должны были получить экипировку. Приехал представитель компании Adidas, так его даже не свели с тем, кем надо. И он не мог выдать экипировку. Потому что получать ее никто не приехал. Так что в российском биатлоне много менеджеров, которые не знают, чем заняться.

    - Главное, что у биатлонистов есть результат.

    – Да какой результат? В Турине они выступили лучше, чем в Ванкувере. Тогда они завоевали пять медалей, теперь только четыре. Но они тоже недобрали медалей и выступили значительно ниже своих возможностей. Как и мы.

    «Лыжники просто завидуют биатлонистам. Я по-хорошему им тоже немножко завидую»

    - Значит, мы в Ванкувере медалей недобрали?

    – Естественно! При этом мы завоевали четыре медали. Четыре медали из пятнадцати! Это очень хороший показатель. В чем после этого можно обвинять меня и федерацию?

    - Но все эти четыре медали – это же в большей степени заслуга тренера спринтерской группы Юрия Каминского.

    – А что, его спортсмены готовились не по программе федерации? Конечно, это заслуга Каминского, но федерация всегда помогала ему материально, оплачивала дополнительные расходы. Об этом ни в коем случае нельзя забывать. В том году нас покритиковал Леонид Тягачев. Кстати, его тоже сняли, я тут по радио слышал... Так вот, он раньше работал тренером и проводил летом сборы на снегу. Он нас покритиковал, и федерация оплатила майские сборы в Норвегии. Отель, в котором мы должны были жить, специально для нас открыли на неделю раньше – в начале мая он был закрыт. Деньги на этот внеплановый сбор выбивал у Виталия Мутко именно Логинов. Мы в мае ездили на снег, потом в августе и октябре. Это не так-то просто. Но федерация нам помогала, все оплачивала.

    В том же году была создана экспериментальная группа Николая Седова. Вы бы знали, сколько мы за нее бились. Ее должны были начать финансировать с того июля. А начали с мая. Мутко пошел на встречу. Ирина Хазова, бронзовый призер Олимпиады, между прочем, там тренируется. Москвичи тоже потихоньку начинают создавать подобные группы. Но в масштабах всей страны группа Седова такая одна. А такие группы надо создавать по всей стране и по всем видам спорта. Но спортсмены об этом молчат, они вместо этого президенту письма пишут. В колокола нужно бить, но не так.

    - И все-таки наши сборники, это касается дистанционщиков, подошли к Олимпийским играм неподготовленными.

    – Я не отрицаю: тренерские просчеты действительно имели место. Но мы делали все, чтобы их избежать. К Олимпийским играм мы шли двумя группами. Группа Каминского вместе с Ириной Хазовой вылетела в Канаду 25 января. Группа Бородавко (старший тренер мужской сборной — М.К.) и Смирнова (старший тренер женской сборной — М.К.) вылетела в Канаду 3 февраля. Мы, таким образом, шли к Олимпиаде двумя направлениями. Я был уверен, что у тех, кто вылетел третьего, тоже все получится. Но оказалось, что Легков болен... Там много всего оказалось.

    - Легков заболел еще в декабре. До февраля можно было человека как-то вылечить.

    – Возможно, на январском сборе в Тауплиц-Альме Легков провел тренировки, которые не пошли ему на пользу. Возможно, ему нужно было поберечь здоровье. Он же себя не берег совершенно. Что на «Красногорской лыжне», где он заболел, что на этапе в Оберхофе он вместо того, чтобы идти в теплое помещение, оставался на трассе и смотрел гонки. В Оберхофе я его погнал, смотрю, а через пять минут он опять тут как тут. За спринтеров болеет. Может, у Бородавко на этой Олимпиаде все бы получилось, будь его спортсмены чуть попослушнее.

    «У Бородавко на этой Олимпиаде все бы получилось, будь его спортсмены чуть попослушнее»

    - Олимпийский чемпион Евгений Дементьев высказал на прошлой неделе мнение, что «Красногорскую лыжню» вообще лучше не проводить, чем проводить в таких условиях и рисковать здоровьем спортсменов.

    – Это очень важное соревнование в плане отбора спортсменов в национальную команду. Все в Красногорске жалуются на размещение, на питание, но мы же не можем селить лыжников в пятизвездочные гостиницы, как футболистов. Что делать, если СССР распался, а инфраструктуру мы еще не успели поднять? Но это недоработка не только нашей федерации, но и всей нашей страны. Когда Мутко приехал в Остров, где мы летом проводим сборы, он схватился за голову. Там ничего нет, но мы не ропщем. И Вяльбе там тренировалась, и Лазутина, и Резцова, и тот же Дементьев. И все они стали олимпийскими чемпионами.

    - Всеми этими вопросами размещения-проживания-питания приходится заниматься именно вам. Вы главный тренер нашей сборной, забот у вас и так хватает. Не проще было найти еще одного человека, менеджера команды?

    – Зачем? У меня есть помощники. Мы справляемся. Или справлялись. Я уж и не знаю теперь. Спортсмены могут на нас обижаться, но у нас очень мало денег. Бюджет нашей федерации равен нулю, мы живем только за счет спонсоров. Из государственных денег нам не достается ни копейки. Но у спортсменов такое представление, будто у нас денег куры не клюют. Когда не до жиру, быть бы живу – вот это про нас.

    - А как же спонсорские деньги «ЛУКойла»?

    – «ЛУКойл» оплачивает нам все транспортные расходы, на деньги этой компании мы проводим некоторые сборы. Если бы не «ЛУКойл», нам были бы кранты. Вон, Канада на этой Олимпиаде завоевала 14 золотых медалей. А сколько денег правительство Канады на это потратило? Мне кажется, миллиарды долларов. (На подготовку олимпийцев Канада потратила 109 млн $ – М.К.) В нас же денег никто не вкладывает. (На подготовку олимпийцев Россия потратила 110 млн $ – М.К.) Но наши спортсмены по своей неграмотности считают, что мы эти самые миллиарды тоже имеем. Если мы хотим выигрывать на Олимпийских играх, в спорт нужно вкладывать гораздо больше денег.

    - Именно потому, что в федерации лыжных гонок нет денег, серебряный призер Олимпиады Александр Панжинский не получал в сборной зарплату?

    – Панжинского мы взяли в команду в последний момент. Он числится в Москве, там ему платят хорошие деньги. Что ему обижаться? Теперь, конечно, получать в сборной зарплату он будет.

    - Лыжники говорят, их буквально заставляли бегать некоторые этапы Кубка мира.

    – Было несколько таких моментов. Например, когда некоторые заявили, что не собираются по каким-то причинам выступать на финале Кубка мира. Мы тогда переговорили с Мутко, он сказал, тех, кто не побежит, будем снимать с работы.

    - Снимать с работы?

    – Зарплаты лишать! Конечно, многим это могло не понравиться. Некоторые спортсменки вообще попытались руководить, куда и кого ставить. Им, видите ли, не нравилось, что мы решили посмотреть на молодых наших спортсменок — на Кузикову, Николаеву и Медведеву. И вообще вы не на те проблемы смотрите. Мы в 2011 году должны проводить тестовые соревнования в Сочи, но трассы еще не готовы. Оргкомитет туда близко федерацию не подпускает. Я к ним приезжал несколько раз, они на меня смотрели, как будто я вообще никто. Вот по этому поводу надо бить тревогу и письма писать.

    «Пока меня не отстранили от работы в федерации, я добросовестно буду ее выполнять»

    - Кто, по-вашему, должен стать новым президентом федерации лыжных гонок России?

    – Я на этот вопрос с вашего позволения отвечать не буду. Пусть это решают те, с чьей помощью Логинова отправили в отставку.

    - Но вы не планируете оставить пост главного тренера нашей команды?

    – Пока меня не отстранили от работы в федерации, я добросовестно буду ее выполнять. Сейчас заказываю экипировку на лето, на зиму, по спонсорским нашивками решаю вопросы. Обязанности свои я пока с себя не скидывал. Но если в федерацию придут молоденькие менеджеры, мне придется уйти. Мне с ними делать нечего.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы