Загрузить фотографиюОчиститьИскать

«Тормоза придумали трусы»

Девушки в бикини и финики, дивный смех американцев и храп испанцев, тактики и навигаторы, русский мат по-итальянски и тайна новозеландских фамилий, а также философский разговор с сенатором и капитаном Валентином Завадниковым о том, почему жизнь нельзя прожить авансом. Репортаж Sports.ru из Пальма-де-Мальорки, где российской яхте «Синергия» совсем чуть-чуть не хватило до пьедестала чемпионата мира.

«Тормоза придумали трусы»
«Тормоза придумали трусы»

День первый. Ветер

– Хоть бы один «узелок» – и было бы уже совсем другое дело. Удивительная эта Пальма – с утра штиль. К обеду чуть-чуть колыхает, – яхтсмен Александр Груднин, встречающий меня из аэропорта, к палящему испанскому солнцу относится философски. За рулем компактного «Фольксваген Кольта» он разглядывает набережную, находит «свои» паруса и вздыхает. – Могут отменить контрольную тренировку. Нет ветра. Но будет через полчаса.

За гостиничным окном 30 градусов, девушки в бикини загорают на уютных скамейках. Туристы неторопливо ползут и активно мешают велосипедистам и роллерам – кажется, что на острове их больше, чем пешеходов. Для них даже есть своя дорожка – ровная, двухполосная. А еще все кругом бегают – испанцы на удивление спортивные.

Мальорка безмятежна и расслаблена – кажется, ее покой может нарушить только внезапный бриз

Мальорка безмятежна и расслаблена – ее покой может нарушить только внезапный бриз. В остальном удивительно идиллическое и популярное место: через каждые 4 минуты сюда улетает или прилетает хотя бы один самолет. В октябре плюс 37 по Цельсию – где найти на европейской карте еще больше солнца? И больше яхт…

Королевский морской клуб, организатор регаты, красуется в самом центре города и во время чемпионата мира забит командами – кто-то «растягивает» паруса, кто-то играет в нарды, кто-то, поругиваясь, таскает тенты и обливает их теплой морской водой. И только испанцы с яхты Bribon храпят, вызывая дивный смех американцев. До обеда они вольны делать что угодно. В этом вся прелесть парусного спорта – когда нет ветра, можно бездельничать, загорать, сидеть в кафе. Но как только хоть чуть-чуть подует, по команде шкипера все моментально снаряжаются.

Зычный голос судьи-информатора будит остальных. Значит, тренировка будет. Поедут и пресс-яхты, где не обгорают только счастливчики, предусмотрительно намазавшиеся жирным слоем солнцезащитного крема. Девушка-корреспондент, словно предчувствуя подвох, настойчиво ругает своего оператора. Заливающиеся чайки вмиг превращаются в слушателей. Перекричать пышногрудую брюнетку не получается даже у них.

…Яхты отправляются в путь. Брюнетка успокаивается.

День второй. Волны

Утро на Мальорке блаженное – запах свежих багетов из кондитерских, прохладный воздух, разбросанные финики около пальм. Сегодня большая экскурсия – едем в открытое море. На резиновой моторной лодке, которую изрядно потряхивает на волнах. Своеобразные американские горки.

Рулевой Дима ездить медленно в принципе не умеет. Наша лодка на каждой волне подпрыгивала, словно мячик, устремляла нос к небу и слушала пронзительные вопли пассажиров. Коллега Саша Разинков держался крепко и все повторял: «Тормоза придумали трусы». Удивительно правильная фраза для парусного спорта – выходишь в море, будь готов ко всему: тряске, качке, болевым ощущениям.

Наша лодка на каждой волне подпрыгивала, словно мячик, устремляла нос к небу и слушала пронзительные вопли пассажиров

– Мы если идем, то наверняка, – объясняет один из совладельцев «Синергии» Михаил Тузов. – Ну вот, представьте, я не готов или чувствую, что не готов на сто процентов – лучше остаться в отеле. Толку все равно не будет. Команда – это полтора десятка мужиков, которые вышли в море делать одно общее дело. Если кто-то выпадет – черта с два доковыляешь до финиша.

– Вы сегодня молодцы – прошли боевое крещение, – рулевой Дима сжалился над нами. – Три часа ждали гонку в открытом море, на пекле, потом терпели бриз. Обычно волны даже побольше, просто нужно научиться сидеть в «седле» лодки. Главное – не бояться. Кругом вода, глубоко, но очень интересно рассекать ветер. Такое ощущение, что летишь.

Самое страшное – догонять транспаки, стремящиеся к знакам, придающим гоночной дистанции очертания петли. Кажется, сидишь на терке и скоро взлетишь. Эти ощущения абсолютно не передать на бумаге. Пока не сядешь в лодку и не поплывешь со скоростью 50 км/ч, вряд ли поймешь.

– Если тебе понравилось, то это диагноз, – Дима в выражениях не церемонится. – Скорость надо чувствовать тем самым местом – буквально сидеть и чувствовать. Да, на «терке». Да, болтает. Но все искупает безумный кайф.

День третий. Солнце

Наблюдать вблизи за парусами и работой команд познавательно. Флот, как змейка, по цепочке забирает друг у друга энергию. Испанцы, за которых иногда выступает сам король, шумят. Англичане гудят, словно ненасытные пчелы. У наших эмоции тоже бьют ключом: ругнуться матом (причем по-русски) может даже итальянский навигатор Монджелли.

– Франческо – настоящий русский парень. Ментально наш – он в экипаже с первых дней, – говорит капитан и совладелец «Синергии» Валентин Завадников. – Новозеландцы – парни более выдержанные, но однажды, когда у нас был хороший результат, а взвешивание показало, что случился перевес на один килограмм, тактик Кэмерон Данн не выдержал и заплакал. Для него это была личная трагедия.

Испанцы, за которых иногда выступает сам король, шумят. Англичане гудят, словно ненасытные пчелы. У наших эмоции тоже бьют ключом: ругнуться матом (причем по-русски) может даже итальянский навигатор Монджелли

– В «Синергии» три иностранца: навигатор Франческо Монджелли, тактик Кэмерон Данн и гротошкотовый Крис Мэйн. Остальные – от рулевого Сергея Пичугина до парней из береговой команды – россияне.

– У нас стратегия такая – быть русскоязычной командой. Проблем с взаимопониманием у экипажа нет. Можно было, конечно, совсем отказаться от иностранцев. Но в нашей стране нет тактиков, нет гротошкотовых, нет навигаторов. Чтобы вырастить таких специалистов, должно пройти 20-25 лет.

– Пессимистично.

– Отнюдь. Два поколения – стандартный срок. Раньше нереально. Вот почему в Новой Зеландии есть такие экстралюди, Потому что они уже рождаются с фамилией Грот. Ты, кстати, знаешь, что такое грот?

– Грубо говоря, большой парус.

– Ну вот. Мэйн (с английского его фамилия переводится «грот». – Прим. Sports.ru) родился гротошкотовым. Судьба у него такая. Он живет на море и чувствует его так, как наши никогда не почувствуют. Но мы научимся. Обязательно научимся. Будем терпеть и ждать.

Два дня соревнований – вторые места, седьмые. «Синергия» пока нестабильна. Собственно, эта нестабильность и помешала команде попасть в тройку по итогам всех гонок. Но капитан не расстраивается.

– А зачем все мерить местами и очками? Это слишком просто, – уверяет Валентин Завадников. – Нельзя прожить жизнь авансом. К цели нужно идти поступательно – мы хотим показать результат, за который не было бы стыдно. Нашему экипажу два года. А мериться с американцами, шведами, испанцами, которые гоняются больше 10-15 лет, – это вовсе не амбициозно, а глупо. Мы не хотим быть глупыми.

…На Мальорке опять нет ветра. Даже утром, в день вылета, солнечные лучи обжигают порог отеля. Таксист слоняется из стороны в сторону и ждет моих указаний. Пора уезжать, хотя до окончания чемпионата мира еще три дня. Я не увижу двух подиумов «Синергии», радости от итогового четвертого места. Зато стало понятно, почему российская команда за два года вошла в элиту парусного спорта. Иногда все решают не деньги (бюджет всех команд примерно одинаковый), а любовь. Любовь к морю.

Чемпионат мира

TP52

Пальма-де-Мальорка, Испания

Итоговое положение

1. Matador (Аргентина) – 23 очка

2. Quantium Racing (США) – 23

3-4. Artemis (Швеция) – 30

3-4. Синергия (Россия) – 30

5. Bribon (Испания) – 35

8. Valars III (Россия) – 43

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы