Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Николай Неруш: «Когда вышли на Кубок мира, у меня были слезы на глазах»

    Главный тренер сборной России по регби Николай Неруш дал первое большое интервью после исторического выхода на Кубок мира. В разговоре с корреспондентом Sports.ru он представил команду, которая побеждала испанцев, португальцев и румын, объяснил, почему нам всегда тяжело играть с Грузией, и дал понять, что на самом Кубке мира-2011 в Новой Зеландии нужно будет думать не о соперниках, а о своей игре.

    Николай Неруш: «Когда вышли на Кубок мира, у меня были слезы на глазах»
    Николай Неруш: «Когда вышли на Кубок мира, у меня были слезы на глазах»

    – После решающей игры с Румынией, в которой и была добыта путевка на Кубок мира, вы признались, что нет сил радоваться – так велика усталость. Прошло несколько дней, эмоции вернулись?

    – Да, теперь все в норме. После таких ярких событий все постепенно осознается, эмоции утихают, жизнь продолжается дальше. В Монино нас встретили с радостью. Кто-то был удивлен успеху, но многие верили в нас. Самые теплые поздравления, конечно, получил от семьи. Жена – мой самый большой критик и болельщик. Знаете, я даже больше переживаю за нее, чем за себя. Она очень волнуется за каждый матч.

    «Жена – мой самый большой критик и болельщик. Она очень волнуется за каждый матч»

    – Мне говорили, что после победы... вернее после ничьей с румынами... даже слезы у вас были на глазах?

    – Наверное, можно этот результат назвать и нашей победой. А что касается слез, когда идешь к достижению цели, а ведь многие не верили, что мы сможем этого добиться, помните, сколько было упреков... Так вот, когда ты доказываешь в первую очередь самому себе, что вместе с игроками смог это сделать, эмоции немного перехлестывают. Старею, видимо, сентиментальный стал.

    – Много получили поздравлений?

    – Каждый по-разному отреагировал на наш успех. Но эта победа – она для всех. Она не моя личная, а всего российского регби. Я благодарен всем клубам, которые готовили ребят, всем тренерам лично. По-честному говорю – спасибо. Мы впервые в истории попали на Кубок мира, надеюсь, это даст нам толчок в развитии. А вот как будем работать дальше, от этого будет зависеть, сможем мы в будущем добиться прогресса или нет. Выход на Кубок мира – только первый шажок.

    – Какой из матчей отборочного цикла был самым сложным?

    – Да все были сложные. Сначала было трудно, потому что совсем не было времени на подготовку. Я сборную взял в ноябре. Времени на эксперименты не хватало. Сразу же пришлось играть первый матч – с Испанией, с Португалией встречались в феврале. Нужно было побеждать, иначе бы мы потеряли все шансы. И выездной победный матч с румынами был очень важен... Первый этап, наверное, был чрезвычайно эмоциональным. Во втором мы все-таки уже узнали состав, знали приблизительный расклад, знали, что нас ждет. Но тоже была своя специфика – нельзя было проигрывать португальцам и румынам тоже, несмотря на тот состав, который они привезли. Все матчи, которые мы провели, были настолько напряженными и ответственными. Переживать приходилось постоянно.

    «Нужно было побеждать, иначе бы мы потеряли все шансы. И выездной победный матч с румынами был очень важен»

    – Никогда не возникало отчаяния или сожаления о том, что взвалили на себя эту ношу?

    – Серьезных сомнений не было. Я когда брал команду, приблизительно представлял, что нас ждет. Бог смилостивился, у нас были победы, удача не отворачивалась от нас. Представьте, не было бы этих побед, и что было бы?! Хотя в принципе я и к такому развитию событий был тоже готов. Мы все вместе прошли этот путь. Перед нами стоял главный вопрос – риска и поиска, особенно на первом этапе. Дальше была плановая работа, мы определили 22 игрока, на которых будем опираться в этих трех февральских матчах. Ребятам хватило здоровья, и мы смогли ответственно подойти к этим играм. Вообще, больше риска и отчаяния было в семье, они видели, как все происходило, каких переживаний это мне стоило. Супруга, наверное, больше дергалась, чем я сам.

    – Ну, вы тоже нервов потратили достаточно. Перед выездной игрой с Германией в мае 2009-го угодили в больницу...

    – Что поделать, когда берешься за такое дело, думать о здоровье не приходится, нужно работать... Немножко подорвался, было очень тяжелое состояние, в реанимации пришлось побывать. Но выкрутился и встал на ноги. Это издержки. Делал большое дело, пришлось рисковать. Игроки ведь тоже рискуют здоровьем на поле не меньше, чем тренеры. Большое дело требует больших затрат.

    – Перед началом второго круга вы вызвали в сборную игроков, которые не участвовали в матчах первого этапа. Прислушались к критике?

    – Если брать по большому счету, ни к кому я особо не прислушиваюсь. Я больше приглядываюсь и смотрю своими глазами на все происходящее. В начале того сезона мы могли вызвать Темнова и Коробейникова – они в итоге и дополнили сборную. Оба очень удачно прошли минувший сезон чемпионата России, поэтому и оказались в команде. Чьи-то просьбы и требования присмотреться к каким-то игрокам – это все слова, а нужны дела. Темнов классно сыграл финальные матчи, Леха Коробейников отлично проявил себя на своей позиции.

    А, вообще, представляете, сколько может быть мнений, и если все их ушами принимать, а потом претворять в жизнь – так и будешь тасовать колоду и не добьешься никакого результата. Это как на подводной лодке – командир может слушать всех, а решение принимает всегда сам. Я стараюсь ориентироваться на то, кто на что реально способен.

    «Когда берешься за такое дело, думать о здоровье не приходится, нужно работать»

    – Примет ли участие в ближайших матчах Виктор Моторин, получивший травму в концовке чемпионата?

    – Нет, я не планирую его сейчас заявлять. Он не был в этой структуре, не готовился ко второму кругу. Но двери в команду ни для кого не закрыты. На сегодня на позиции Моторина работали три полузащитника – Янюшкин, Шакиров и Толстых. Толстых не попал в состав, мы играли парой Янюшкин-Шакиров. Саша Шакиров практически выходил на замену, играл минимум. Я не могу все поменять и вызывать на матч с Германией Витю Моторина. Будет играть та же пара игроков.

    Но теперь все начинается заново. Стартует чемпионат России, будем смотреть, насколько Витя будет готов в дальнейшем играть в сборной. Конечно, мы готовы использовать Витин опыт, он хороший бьющий, опытный полузащитник. Но всем, и не только ему, нужно будет снова доказывать свою состоятельность.

    У нас в запасе есть еще два матча Кубка европейских наций. Дадим возможность сыграть тем, кто все это время находился в запасе. Всего у нас в обойме находились 28-30 человек, но матчи были ответственные, рисковать мы не хотели. Людей из наигранного состава могла выбить только травма. Сейчас мы имеем право на риск и дадим возможность проявить себя игрокам, которые были готовы сыграть и тогда, и я, кстати, думаю, что хуже бы от этого команда не стала. Теперь снова будем думать над укреплением состава, кто-то может по праву займет свое место в сборной. До Кубка мира еще полтора года.

    – Возьмете новых игроков на Кубок Черчилля (5-19 июня)?

    – На сегодня мы просмотрели 35 человек. Если появится кто-то достойный сборной, будем его приглашать. У нас впереди чемпионат России. Пока из реальных кандидатов назову лишь Сергея Попова.

    – О планах на будущее уже задумывались?

    – Прошло всего несколько дней, глубоко не задумывались. Но наметки на будущее есть. Мы бы, конечно, хотели, чтобы сборная всегда была в тонусе, проводить сборы, подготовку. В июне у нас будет Кубок Черчилля, в августе постараемся собрать команду, насколько позволит время. Плюс в ноябре надеемся принять участие в каком-нибудь турнире. Надеемся, что через IRB появятся какие-то варианты. Хотел бы, чтобы была возможность сыграть с хорошими соперниками в августе или ноябре.

    – Передохнуть в этом отборочном цикле удавалось?

    – После чемпионата России ездил отдыхать в Египет дней на десять, а больше времени не было. С нервами как справляюсь? Ну, опыт. В этом году уже 30 лет, как я работаю тренером. Нервы, конечно, иногда помогают, а иногда вредят. Нужно уже уметь сохранять холодную голову. Я же тоже учусь – у меня небольшой опыт матчей такого уровня. Нужно не потерять нить игры, чтобы вовремя внести изменения.

    «Я же тоже учусь – у меня небольшой опыт матчей такого уровня. Нужно не потерять нить игры, вовремя внести изменения»

    – Были ли в команде игроки, которые приятно удивили?

    – Я бы не стал выделять кого-то персонально, но мне очень понравилось, как весь этот цикл провел наш капитан Влад Коршунов. Та отдача, которую он продемонстрировал… Возможно, она не всегда была максимальной, но он вел за собой команду, тянул ее. Все ребята отработали по максимуму. И Саша Янюшкин... И Юра Кушнарев, который справлялся со своими нервами, провел все ключевые матчи отлично, создавал хорошие моменты, забивал. Кирилл Кулемин играл хорошо – на уровне, соответствующем классу команды, за которую он выступает во Франции. И Женя Проненко, и Андрей Темнов... Да все играли на том уровне, который позволил нам в итоге выйти на Кубок мира...

    – А к группам, в которые наша команда может попасть на Кубке мира, уже примеривались?

    – Не думаю, что это сейчас важно. Мы первый раз попали на Кубок мира, наша задача – выступить максимально успешно, а значит – бороться в каждом матче. Ну что нам выбирать? США будут, Румыния, Уругвай или австралийцы – большой разницы нет. Нам нужно думать не о сопернике, а о своей игре.

    – Что за ситуация с Карло Маглакелидзе, которую так бурно обсуждают в интернете? Якобы румыны подали протест, потому что Карло в свое время играл за Грузию...

    – Я сам удивился, когда прочел в интернете, что кто-то якобы кричал мне «Коля, не выпускай его». Что мы будем верить в то, что пишут какие-то мальчишки в сети? Нужно серьезно подходить к этому вопросу. Неужели вы думаете, мы так глупы?! Маглакелидзе и Минадзе – граждане Российской Федерации, много лет живут в России, получили паспорта. Мы запросили федерацию Грузии, нам ответили, что они не участвовали ни в каких международных соревнованиях ни за какую сборную. Карло вообще начал играть в регби только в 19 лет. Это все домыслы! Никакого протеста, а я сам лично летел с комиссаром матча, не поступало. Откуда эта информация, кому и зачем она нужна? Кто-то, видимо, хочет, как говорится, ну хоть какую-то червоточину найти.

    Карло Маглакелидзе – большой молодец. Он прошел весь этот цикл, сыграл матчи с большой самоотдачей. Сейчас мы его побережем, тем более он получил травму, на матч с Германией оставим его дома. В перспективе это очень классный игрок первой линии.

    – Насколько важен матч с Грузией, когда главная уже задача выполнена?

    – Для нас начался следующий этап – подготовка к Кубку мира. Матч с такой сильной командой, как Грузия, возможность проявить себя. Конечно, мы будем готовиться и играть по максимуму. Конечно, мы будем бороться за победу, так как хотим разорвать этот порочный круг поражений от сборной Грузии.

    – Грузия на данный момент сильнее?

    – Она опытнее и сбалансированнее. У нее достаточно игроков, которые выступают на другом уровне. Мы же все время говорим – наша главная проблема в том, что мы не играем на том уровне, на котором выступают эти игроки. Вот, к примеру, в сборной Румынии, представляете, 8 человек приехало из схватки, которые играют в лучшем чемпионате – Франции – в элитных клубах Топ-14 и Про-2. Это совсем другой уровень. Каждую неделю они бьются на максимальных оборотах. У нас нет такого опыта. Поэтому сборная Грузии с этими игроками – сильная машина. Они уже были на Кубке мира, ребята прошли через горнило. Мы же только начинаем.

    «Регби не обласкано вниманием. Такой вид спорта – зрелищный, популярный, а мы находимся в пасынках»

    – В этом отборочном цикле к сборной России было намного больше внимания – и со стороны болельщиков, и СМИ...

    – Конечно, для нас это очень важно. Регби не обласкано вниманием, причем необоснованно. Такой вид спорта – зрелищный, популярный, а мы находимся в пасынках. Сейчас мы попали в олимпийское движение, вышли на Кубок мира. Надеюсь, что-то изменится. Очень нам помогает, когда нас показывают по телевизору, говорят о нас. Это и является развитием регби. Пускай даже иногда ругают, но ведь иногда и хвалят. У игроков, когда они чувствуют внимание к себе, и ответственность другая – и перед болельщиками, и перед страной.

    – Готовы к тому, что теперь в регбийные школы пойдет заниматься больше детей?

    – Ваши бы слова да Богу в уши. Если это случится, это будет самое наше большое достижение. Тогда у нас будет больше выбора, и мы будем выбирать 25 игроков не из 30 человек, а хотя бы из 300. Тогда качество регби в России и в нашей сборной вырастет в разы. Это самое главное, для чего мы попадали на Кубок мира. Самое важное дело, к которому лично я и вся наша команда приложили руку.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы