android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

«Русский – значит, глупый и здоровый, лбом стены пробивает»

Оказывается, российские регбисты успешно выступают за рубежом – в основном за французские клубы, а Василий Артемьев даже заигран за юношескую сборную Ирландии. Удивленный этим фактом, Sports.ru встретился с нападающим «Кастра» Кириллом Кулеминым и развеял миф, что русские не умеют играть в регби.

«Русский – значит, глупый и здоровый, лбом стены пробивает»
«Русский – значит, глупый и здоровый, лбом стены пробивает»

Нападающий сборной России и французского «Кастра» Кирилл Кулемин в Москве – редкий гость. Кулемин перебрался во Францию в 2004-м году. Причем ему пришлось адаптироваться не только к новой стране, но и, по сути, к другому виду спорта. В России Кирилл был игроком регбилиг, выступал за московское «Динамо». Корреспондент Sports.ru пообщался с одним из немногих российских легионеров, которому удалось добиться успеха за рубежом.

– Желание играть за сборную у меня есть всегда. Как только получаю вызов, сразу ставлю в известность клуб, и он уже принимает окончательное решение. С поездкой на матч с Испанией проблем не было, так как на этой неделе матчи в Топ-14 не проводились.

«Желание играть за сборную России у меня есть всегда. С поездкой на отборочный матч с Испанией проблем не было»

- Вы один из тех, кому довелось играть и в регби-13, и в регби-15. Как это получилось?

– Случайно. Просто хотелось поиграть на высоком уровне за границей. Такая возможность представилась только в регби-15. Так как я не видел особой разницы (она, кстати, как я понял потом, огромная), то предложение принял, поехал на просмотр и в итоге подписал контракт. Вот так все легко произошло. Для меня выбор стоял так – либо я заканчиваю со спортом и начинаю работать, либо уезжаю и занимаюсь регби профессионально. Я выбрал второе.

- Как дался переход, по сути, в другой вид спорта?

– Регби-13 и регби-15 – это небо и земля. Абсолютно разные виды. Особенно для нападающего. Из общего – овальный мяч, некоторые правила, а так все отличается. Поначалу я воспринимал игру без энтузиазма, а потом стало нравиться. Естественно, я учился, смотрел на игроков. Повезло, что они, как и тренер, были высокого класса.

- Сложно ли было адаптироваться к жизни во Франции?

– Язык я знал. Слава богу, спецшколу закончил. А иначе было бы намного тяжелее. Все равно, когда период адаптации проходил, было очень трудно: не с кем было общаться. Но после первого года привык, да и команда попалась дружная. Мы все, иностранцы, отлично общались друг с другом.

- Много было легионеров?

– Легионеров во французском чемпионате очень много. В первом моем клубе выступали игроки 15 национальностей. Да и в новом тоже, как подсчитал, играют люди из 15-16 стран.

- Русские регбисты во Франции – пока экзотика?

– Думаю, да. Но про нас знают. В определенное время там играли Тихонов, Миронов, Сергеев. Так что репутация неплохая. Люди знают, что мы сильны физически. Но между моим и старшим поколением существует разрыв – 10-15 лет. Поэтому начали уже о нас потихоньку забывать.

«Легионеров во французском чемпионате очень много. В первом моем клубе выступали игроки 15 национальностей»

- Как отнеслись к вам в команде? Не стали ли жертвой стереотипов о русских?

– Считают, что если русский – значит глупый, здоровый, лбом стены пробивает. Но постепенно заставляешь себя уважать. А что делать? Приходится. В первой команде сначала тоже ко мне присматривались, приходилось авторитет зарабатывать.

- Есть ли в сборной России игроки, которые тоже могли бы повторить ваш путь?

– Конечно, есть такие ребята. Самая главная проблема – языковая. Из-за этого многие не уезжают. Еще, может, боятся стабильность потерять, ехать в неизвестность.

- Вы довольны тем, как складывается ваша карьера?

– Ну, это как Бог рассудил. Страна мне очень нравится. Так получилось, что я всегда жил во Франции в маленьких городках деревенского типа. Два часа – и ты на море или в Париже, а это очень красивый город. Посмотреть во Франции есть на что. Прекрасные возможности и для отдыха, и для работы. Регби очень развито, по телевизору постоянно показывают, уровень чемпионата поднимается все выше и выше, не стоит на месте.

- А на улицах вас узнают?

– Узнают, конечно. Город маленький, 70 тысяч человек, не больше. Ты идешь по улице и уже даже ростом выделяешься из толпы. Все смотрят, сразу начинают за спиной обсуждать. Иногда это напрягает. В Россию приезжаешь и отдыхаешь от всего этого.

В городе все болеют за нашу команду. В ресторане скидки предлагают, а иногда что-то даже бесплатно презентуют. Спонсоры тоже стараются игрокам помочь. Бывает, что помогают по дому что-то обустроить, установить. Бесплатно или платно, но по сниженной цене. Так что пользуемся своим положением.

«Настоящие болельщики всегда с командой, они все понимают»

- А после поражений как болельщики реагируют?

– Настоящие болельщики всегда с командой, они все понимают. Другое дело, что есть люди, от которых негативная энергия исходит. Таких стараешься обходить стороной. Французы вообще всегда все за спиной говорят, в лицо – никогда.

- Вы пошли на повышение, перейдя в «Кастр»?

– Я упал вниз и поднялся обратно. В «Ажене» я три года отыграл на высоком уровне в Топ-14, а потом мы упали во второй дивизион. Произошла смена тренеров, была сложная ситуация. Я остался в «Ажене» вместе со многими игроками основного состава, мы отыграли один год. Сезон был сложный, подняться обратно нам не удалось. А я хотел играть на высоком уровне, пришлось искать новый клуб. Так бы я без проблем остался в «Ажене». Мне там все нравилось.

- Это правда, что вы отзывались об уровне чемпионата России, как об очень низком?

– Я так не говорил. В интервью, которое перевели в России (я читал этот перевод), был вопрос о том, что я думаю о перспективе встречи в Кубке Европы с российской командой. Я сказал, что был бы и рад встретить соотечественников, но сейчас сложилась такая ситуация в российском чемпионате, что это может произойти именно в перспективе, но не в ближайшие год-два. Я действительно хочу, чтобы российские клубы играли в еврокубках. Но реальность, увы, другая… Хотя прогресс российского чемпионата заметен, уровень игроков вырос.

За минувшим чемпионатом России следить не получалось. Я в новый дом переехал, интернета не было. Когда в Москву приезжаю, хожу на матчи с участием друзей, общаюсь с ребятами. Именно общения на русском языке мне и не хватает во Франции. Изо дня в день говорю по-французски, по-английски. Душевно с французами не посидишь, у них по-другому все. Культура другая.

- У сборной России сейчас есть реальный шанс попасть на Кубок мира? Вы мечтаете об этом?

– Конечно, такая мечта есть. Но я мечтаю поехать на Кубок мира и что-то там показать, а не просто проиграть под ноль всем командам. Португалия та же вышла, один матч прилично сыграла, а остальным соперникам «пролетела» более ста очков. Может, сам выход на Кубок мира положительно скажется на развитии регби в России, но для нас проигрывать со счетом 0:120 будет крайне тяжело психологически. Но если будем стараться поднимать свой уровень хотя бы в ближайшие два года, сможем достойно выступить. Регби – такой вид спорта, где большую роль играет техническая и физическая подготовка.

«При иностранцах у сборной России прогресса не было»

- Сейчас сборную России возглавил Николай Неруш. По вашему мнению, кто нужен нашей команде – отечественный тренер или иностранец?

– При иностранцах особого прогресса не было. Может, руководство считает, что отечественный тренер сможет его добиться. Пусть Неруш попробует. Я играл и при Сореле, и при Бликисе Грюневальде. Сорель – очень сложный человек. У французов вообще немного мышление другое. Они нас не понимают, а мы их. Я не считаю Сореля сильным специалистом в регби. Может быть, какие-нибудь организационные вопросы он решал хорошо, а в плане регби ничего мы от него не почерпнули.

Неруша знаю не слишком хорошо. Мы с ним отыграли один матч перед тем, как произошла смена Бликиса на француза. Три дня тогда потренировались и сейчас неделю. Поэтому судить пока не могу. Неруш – тренер чемпионов России, к тому же большая часть игроков сборной – из «ВВА». Так что, думаю, решение руководства было правильным.

Россияне, играющие за рубежом

Кирилл Кулемин

Нападающий, 28 лет. Начинал карьеру в регби-13 в составе московского «Динамо». В 2004 году стал играть в регби-15 во французском «Ажене», который выступал в Toр-14. Провел один сезон в команде после ее вылета во второй дивизион, после чего снова вернулся в высшую лигу – в «Кастр».

Вячеслав Грачев

Фланкер, 35 лет. В 2001-м году перебрался из «Енисея-СТМ» в «Монтобан». После четырех сезонов ушел в «Байонн», где провел два года. Сейчас выступает за «По» в Pro2. В нынешнем сезоне провел 7 матчей. На протяжении многих лет защищал цвета сборной России.

Андрей Остриков

Нападающий, 21 год. Перешел в «Ажен» в 2006 году из московской «Славы». Из двенадцати матчей, проведенных его клубом в нынешнем сезоне Pro2, участвовал в восьми. Стартовую игру Кубка европейских наций против Испании пропустил из-за травмы.

Сергей Сергеев-младший

Нападающий, 20 лет. Сын известного игрока, бывшего капитана сборной России Сергея Сергеева. Выступает за молодежную команду клуба Top-14 «Монтобан». В сентябре был впервые вызван в сборную России – на матч против любительской команды Франции (28:29). В дебютной игре отметился попыткой.

Василий Артемьев

Вингер, 21 год. Уехал в Ирландию, будучи игроком детско-юношеской школы Зеленограда в возрасте 15 лет. Сейчас выступает за молодежный состав «Лейнстера», клуба, участвующего в Magners League и Heineken Cup. Провел один матч за юношескую сборную Ирландии. Вошел в расширенный список игроков сборной России на предстоящие матчи Кубка европейских наций.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы