Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Юрий Постригай и Александр Дьяченко: «Мы вспыльчивые. Но с ножом друг на друга не бросаемся»

    Алексей Шевченко поговорил с олимпийскими чемпионами, гребцами Юрием Постригаем и Александром Дьяченко, которые лишь весной стали выступать вместе, – о разнице между байдарками и футболом, сломанных веслах и собственном бизнесе.

    Юрий Постригай и Александр Дьяченко: «Мы вспыльчивые. Но с ножом друг на друга не бросаемся»
    Юрий Постригай и Александр Дьяченко: «Мы вспыльчивые. Но с ножом друг на друга не бросаемся»

    - Вы как-то не сразу стартовали.

    Юрий Постригай: Ага, стартуешь раньше времени и сделаешь фальстарт.

    Александр Дьяченко: Старались сразу не давить. Тем более, ветер сегодня был неудобный. Но мы довольны результатом. Мы ведь недавно вместе стали грести. С весны.

    – Кричали, когда добирались до финиша?

    Дьяченко: Юра что-то за 50 метров до финиша улыбаться начал. Сидел и улыбался.

    Постригай: Так я понимал, что мы победили.

    Дьяченко: «Юра что-то за 50 метров до финиша улыбаться начал»

    – А разве за такой короткий срок может все получиться?

    Постригай: Тренеры – молодцы.

    Дьяченко: Они нам еще прошлой весной говорили, вы должны сидеть вместе, чего глупите. Мы в конце прошлого сезона попробовали и на этом закончили. А в апреле снова сели.

    Постригай: Тренеры, можно сказать, настояли. Хотя мой не очень хотел.

    Дьяченко: Какие я сейчас подробности узнаю.

    – Почему не хотел?

    Постригай: Мой тренер думал, что надо кататься одному. А вообще на Олимпиаде нужно делать ставку на один вид. Вот тут был немец, который пошел и в одиночке и в двойке. Ничего не выиграл ни там, ни там.

    – Долго притерались?

    Постригай: Мне кажется, что мы одинаковые с Сашей. Я такой агрессивно-вспыльчивый, да и Саша может вспылить.

    Дьяченко: Но с ножом мы друг на друга не бросаемся. Как-то уживаемся друг с другом.

    – Сложности были? Все-таки разные стили.

    Дьяченко: Мы не задумывались о том, что разные. Но вообще я должен был под Юру подстроиться. Сам-то сзади сижу, и мне легче. Искал такой ход, как у него. Техника у меня менялась.

    Постригай: Но все-таки нам есть над чем работать.

    ***

    – Вы вообще всю дистанцию провели на одном дыхании.

    Постригай: Лучше, чем в начале сезона. Раньше мы умирали за 70 метров до финиша, а теперь только за 30.

    Дьяченко: Мы научились моделировать дистанцию. Если раньше со старта лупили, то теперь распределяем силы.

    Постригай: «Раньше мы умирали за 70 метров до финиша, а теперь только за 30»

    – А были случаи, когда пары собирались за 4 месяца и выигрывали что-то крупное?

    Постригай: Вот мы выиграли, а про статистику не знаем.

    Дьяченко: Да и вообще наша дисциплина впервые попала на Олимпиаду.

    – Теперь вы стали знаменитыми.

    Постригай: Нас все равно никто не узнает.

    Дьяченко: Отношение к гребле в России очень специфическое. Вы бы видели, что творится на чемпионате Венгрии. Я такого нигде не видел. А у нас спрашивают, что такое гребля на байдарках? И показывают греблю, как у академиков.

    Постригай: Или показывают, словно мы руками гребем.

    - Вы ведь давно в этом виде спорта?

    Постригай: Я уже 14 лет занимаюсь! Кто бы мог подумать. Сам-то из Екатеринбурга и думал, куда пойти. Хотел в футбол, а потом мне понравилось в гребле. Бассейн, лодочки. Красота.

    Дьяченко: А я в шесть лет пришел, но серьезно стал заниматься с десяти. Это когда уже успехи пошли.

    - Перед Олимпиадой у кого-то из вас сломалось весло на этапе Кубка мира.

    Постригай: У меня сломалось.

    Постригай: «Мы перед Лондоном отрабатывали старт, и я локоть дернул»

    Дьяченко: Юра еще с испугу стал его чинить. Думал, что если соединить его, то все нормально будет.

    Постригай: Чего только не сделаешь в панике.

    Дьяченко: У нас, когда последний приходит, то раздается такой сигнал по каналу: «дзинк». И вот все на финише уже тысячу раз порадовались, а тут сигнал. Коллеги оборачиваются, а это мы подплываем. Довольные.

    - Юра, а правда, что у вас рука травмирована?

    Постригай: Мы перед Лондоном отрабатывали старт, и я локоть дернул. Больно. Но массажисты сделали все, что смогли. Никакого дискомфорта не чувствовал.

    - Олимпиада проходит мимо вас?

    Дьяченко: Правильно сделали, что стали жить возле канала. Мы как-то съездили в олимпийскую деревню, добирались три часа.

    Постригай: Приехали, а нас никто не встретил. Но мы сразу в столовую, а там…

    Дьяченко: Нас и тут неплохо кормят, то там большое разнообразие, «Макдональдс». Да еще и мы голодные.

    Дьяченко: Да и народу там. Борцы ходят угрюмые.

    Дьяченко: «Ну и народу в олимпийской деревне. Борцы ходят угрюмые»

    - Юрий, в интернете есть ваш блог. И вы там про бизнес говорите.

    Постригай: Да занимаюсь сетевым маркетингом.

    - БАД продаете?

    Постригай: Нет, даю советы, как заниматься бизнесом. Это дополнительный доход.

    - Но сейчас вы будете очень богатыми?

    Дьяченко: Все это мелочи. Вот что останется с нами навсегда, это медаль.

    Другие интервью из Лондона:

    Юлия Зарипова: «Горячую воду в гостинице так и не дали»

    Илья Захаров: «Сам пошел в армию. А почему я должен был туда не идти?»

    Наталья Антюх: «Да, у меня что-то болит. А у кого не болит?»

    Софья Очигава: «Ударить человека не смогу. Лучше я покричу или разревусь»

    Наталья Воробьева: «Раньше женщины сидели дома и варили борщ. А сейчас можно и побороться»

    Джамал Отарсултанов: «В Чечне очень спокойно. Я там даже иногда тренируюсь»

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы