android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview

И снова в бой

2010-й год подошел к завершению, и Патрик Антониус покончил со своей неудачной серией. Курс был сменен с пораженческого на более приятный благодаря аккуратно сыгранной Патриком сессии из 3 тысяч рук. Член команды Full Tilt Poker рассказал журналу Card Player о преодолении кризисного периода, о секретах самообучения, а также о причинах быстрого вылета многих игроков с хай-стекс.

И снова в бой
И снова в бой

«С точки зрения игры, полезно иногда проигрывать. Хотя некоторые люди, наоборот, воспринимают это как плохой знак. Проигрыши влияют не только на банкролл, но и на самооценку. Что касается меня, то моя «черная полоса» привела к тому, что я стал концентрироваться на игре в два раза больше обычного».

В 2009-м году Антониус выиграл на хай-стекс на Full Tilt Poker более $9 миллионов, благодаря чему стал лидером по выигрышам в онлайне с огромным отрывом. За последние четыре года Антониус выиграл почти $11 миллионов за столами FTP. Он заработал в три раза больше, чем Илари «Зигмунд» Сахамиес, но при этом лишь половину того, что получил Фил Айви, лидер рейтинга выигрышей на Full Tilt Poker за этот же период. Однако 2010-й год начинался для Антониуса совсем не так, как он планировал. Возможно, это было своего рода похмельем после побед, но как бы то ни было только в январе Патрик проиграл около $2 миллионов. После катастрофического начала года свет в конце тоннеля все угасал, так как поражения не прекращались до конца марта. За то время, пока длился даунсвинг, банкролл Антониуса пострадал на $3,6 миллиона.

«За этот стрик я побил все свои предыдущие антирекорды – проигрывал в течение 10 дней подряд, за которые проиграл 12 сессий кряду» – рассказывает Антониус о начале 2010-го года. Но к концу марта дела снова наладились. Перемена была столь драматичной, что к середине апреля он забыл о своих неудачах и стал побеждать.

«Из-за плохого старта в январе мое желание выигрывать стало еще более высоким. Я просто не хотел больше проигрывать. Я стал концентрироваться на своей игре в два раза больше по сравнению с тем, что было до этого, и вскоре с победами стало полегче».

Антониус говорит, что в нынешней игре на хай-стекс не найти людей, которые пополняли бы свой банкролл день за днем, стабильно идя к победам, сминая все на своем пути, словно товарный поезд. Кроме того, он заявляет, что сам лишь в течение тех трех месяцев не получал от покера прибыль. Все потерянные за тот период деньги были быстро отыграны. Он проводит сравнение между ужасным началом года и апрелем, в котором он выиграл 15 из 16 своих игровых дней.

«На практике в современной игре на хай-стекс игроки имеют примерно одинаковое количество прибыльных и убыточных дней. Это значит, что для сохранения положительного баланса победы в удачные дни должны быть значительнее, чем проигрыши в неудачные».

Топ-про остается честен с самим собой даже в разговоре о победных и проигрышных сериях. Он не спихивает все на дисперсию, являющуюся частью покера, он ищет причины, как хорошей, так и плохой игры в собственных действиях.

«Когда я проигрываю сессию, это значит, что я сыграл хуже, чем обычно».

Мастер самообучения

Все знают, что Патрик Антониус – честный парень, кроме того, ни для кого не секрет – и это видно по интервью и телевизионным играм – что он является уверенным в себе, нацеленным на результат человеком, который добился своего статуса в элите кэш-игроков тяжелым трудом как на живых турнирах, так и в онлайне.

«Я хотел бы воспользоваться возможностью и прокомментировать часто появляющуюся информацию о том, что меня обучали покеру Дженнифер Харман и Марсель Луске. На самом деле я никогда не говорил такого ни в одном интервью. К тому же меня никто никогда не учил покеру», – говорит Антониус, делая выразительное лицо.

Говоря о процессе обучения, он упоминает часы работы над собственной игрой – учеба проходит не только во время игры, но и во время анализа, разбора сыгранных рук. Что же до крупных кэш-игр, то Патрик считает, что в них лучший способ учиться – играть.

«Играя на таком уровне, вы не можете позволить себе расслабиться хоть на секунду. Вы должны постоянно следить за столом, за игроками и их решениями, которые нужно сопоставлять с тем, что происходило в предыдущих раздачах».

Покерный самоучка заявляет, что никогда не учился приемам игры с помощью литературы или телевидения.

«Все, что я знаю о покере, я изучил сам. На живых турнирах я внимательно слежу за действиями других игроков. Если человек только что блефовал, я останавливаю на нем особое внимание. Я наблюдаю за его действиями и разбираю их все, пытаясь понять, что он делает, когда собирает готовую руку».

Постоянная бдительность требует терпения и усилий. Хоть Антониус и ценит живые турниры, он считает, что они расширяют игровой кругозор в ином плане, нежели онлайн-сессии.

«Игра вживую очень сложна, потому как нужно иметь достаточно выносливости, чтобы все время сохранять концентрацию. После длительной сессии на живом турнире, я обычно полностью разбит», – со смехом говорит Антониус.

Удивительно, но Патрик отмечает, что игра на хай-стекс немного легче, чем утомляющие сессии безлимитных и пот-лимитных игр. Он утверждает, что лимитные игры всегда имею свой определенный ритм, при котором на принятие решения остаются какие-то секунды.

«Отличие лимитных игр в том, что вы просто продолжаете ставить фишки и играть каждую раздачу против конкретного соперника в одинаковом ключе. В лимитных играх никто не думает по 20 секунд над своим действием. Наоборот, когда очередь доходит до вас, вы моментально чекаете, повышаете или падаете. Основываясь на скорости принятия решений и манере игры соперников, вы можете ранжировать их по определенной шкале».

«Золушки» приходят и уходят

Говоря о мире покера, Антониус признается, что совсем не следит за покерной масс-медия. Несмотря на то, что он известен как умелый турнирный игрок, а его заработок в живых турнирах составляет почти $3 миллиона, он не знает, кто на данный момент задает тон в оффлайне и онлайне.

«Я посвящаю себя своей карьере. Слежу со всей внимательностью за оппонентами и много играю. Такой подход работает, и у меня совершенно нет времени следить за тем, кто добивается успехов в каких-то турнирах. Я хорошо знаю лишь тех, против кого играю сам. Например, весной в финале турнира EPT в Монте-Карло я играл за двумя столами и не знал вообще никого из своих противников».

За восьмилетнюю карьеру в покере Антониус видел немало «золушек». При этом лишь малый процент игроков на хай-стекс остается в деле надолго.

«Я хорошо изучил законы покерного мира, и теперь могу легко вычислить игроков, которые быстро заканчивают свое продвижение на хай-стекс. Общая черта этих игроков в том, что они сперва добиваются результатов с помощью победных стриков, но, когда начинается даунсвинг, они проигрывают все на свете», – уверенно рассказывает Антониус.

Для многих игроков такой цикл фатален, и лишь некоторые способны снова выигрывать миллионы, как Антониус. Но те, кто находит в себе силы вернуться к игре, становятся в два раза сильнее, чем до этого.

«Когда они во второй раз приходят на хай-стекс, они уже по-настоящему матерые игроки. После поражений они сколачивают новый банкролл и стараются начать все заново. Брайан Таунсенд – хороший пример такого явления. Однажды он проиграл все, но, так как он талантливый игрок, он сумел извлечь пользу из своих ошибок. Хоть он и не провел очень уж успешный год, он все еще остается отличным игроком».

Антониус считает, что главная слабость талантливых новичков в том, что они, как правило, привыкают к мысли, что хорошо играют, хотя длятся их удачные серии лишь какое-то время. В мозгу каждого игрока должна всегда оставаться мысль о том, что даже самые великие на некоторых этапах своей карьеры сталкиваются лицом к лицу с проигрышными стриками. И именно тогда можно отличить настоящих игроков от однодневок.

«Когда все идет хорошо, и игрок зарабатывает много денег, он начинает совершать все более и более смелые коллы. Это могут быть плохие коллы, но все-таки своевременные. Важно понимать, что можно играть в очень плохой покер, но все равно побеждать благодаря удачным картам. Чаще всего такие игроки не справляются с даунсвингами. Их игра становится откровенно слабой, а на хай-стекс требуется совсем немного времени для того, чтобы все проиграть» – предупреждает Антониус.

Патрик также опровергает распространенное мнение о том, что игрок, который регулярно добивается успеха в омахе на лимите $25/$50, не слишком уступает в классе тому, кто с трудом, но все же справляется с делами на лимите $200/$400. «Многие люди говорят это, но если это действительно так, почему этим игрокам не сесть за один стол с нами? Я полагаю, что уровни мастерства на разных лимитах сильно разнятся. Если не так, то почему такие ребята не пробуют свои силы на хайс-стекс? Ведь если они говорят правдивые вещи, то они ничем не рискуют».

ТВ-покер? Нет, спасибо

Каждый, кто видел играющего Патрика Антониуса вживую или по телевидению, знает, что он – один из наименее экспрессивных игроков. Многие его оппоненты ведут себя в похожем стиле. Но даже долгие карьеры игроков, полные опыта, не лишают возможности в какую-то минутку получить с помощью наблюдения за их лицами какую-то полезную информацию.

«Если достаточно долго отслеживать поведение игроков за столом, можно накопить ридсы на огромное количество людей. Можно составить ридсы даже на Фила Айви. В любом случае вы можете получить какое-то количество информации о каждом отдельном игроке, если подловите его в момент, когда у него хорошая рука. Durrrr и Дэвид Беньямин – очень трудно читаемые игроки», – рассказывает Антониус.

«Получение информации для ридсов зависит от множества факторов. Один из них – усталый ли игрок или, наоборот, бодрый. Чем более расслаблены вы сами, тем лучше вы можете сконцентрироваться на важных моментах игры. Я почти не составляю ридсы, основываясь на высказываниях противников за столом или на их выражениях лиц. Больше всего внимания я уделяю языку тела, ведь здесь уже практически невозможно притворяться».

Пускай Патрик не прибегает в своем покерном развитии к помощи литературы, быть может, он как-то следит за противниками в телевизионных покерных программах?

«Последний выпуск High Stakes Poker был первым покерным шоу, которое я посмотрел. Раньше мне было лень этим заниматься, хоть просмотр таких вещей и дал бы мне дополнительную свободно доступную информацию», – говорит Антониус.

Однако Патрик не уверен, что просмотр покерных шоу может принести игрокам на хай-стекс вроде него только пользу. Ведь такие игроки как Фил Айви или Том Дван настолько высококлассны, что могут использовать то, что показывают по телевизору, в собственных целях.

«Эти ребята могут варьировать свою игру, понимая, что вы знаете о ней какие-то вещи. Если они в курсе, что вы смотрели их на High Stakes Poker, они могут использовать это против вас. Например, могут поменять размеры вэлью-бетов или что-нибудь еще».

Летом 2010-го года у Антониуса и его жены родилась вторая дочь. Первой – Миле, которая полгода провела в Монте-Карло, а еще полгода – в Лас-Вегасе, сейчас уже три года.

«В последнее время я много работал, поэтому мне приходилось много ездить, и я был вдали от семьи. В будущем я собираюсь проводить с родными больше времени. Мои дети ничего не изменили в моей игре. Атака – это по-прежнему лучшая защита».

Правила жизни Патрика Антониуса

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы