Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Леонид Хинчук: «Брошу покер, если захочу жениться!»

Леонид Хинчук, молодой и многообещающий игрок, для многих – «тот парень, который обыграл в хэдз-апе Аннет Обрестад». Евгений Атаров поговорил с одной из надежд российского покера о самоанализе, психологии, разгрузке вагонов и о деньгах.

Леонид Хинчук: «Брошу покер, если захочу жениться!»
Леонид Хинчук: «Брошу покер, если захочу жениться!»

– Для начала представься, потому что для большинства ты – просто «тот парень, который обыграл в хедз-апе Аннет Обрестад». Что еще добавишь?

– Меня зовут Леонид Хинчук, мне 22 года, студент Московского технического университета связи и информатики. В покер играю уже несколько лет, последние два года достаточно серьезно…

– Как увлекся покером? Была ли какая-то интересная история?

– Нет, ничего необычного. Это произошло еще в школе, мой хороший друг показал, как можно играть в покер в интернете. Я увлекся. Так как денег не было, играл в основном фрироллы. Но надолго меня не хватило, да и подготовка к поступлению в университет не оставляла много времени. Я бы и не вспомнил о покере, если бы не случай. Пару лет назад мы с друзьями как-то играли в боулинг и увидели рекламу покерного клуба. Решили сходить, записались в турнир по $15 с ребаями, и я сразу занял третье место. И пошло-поехало.

У меня все было не как у людей. Большинство молодых игроков начинают с интернета и только потом приходят или не приходят к живым турнирам. Я же начинал, играя в покерных клубах при казино. Могу сказать и сейчас, что вживую играть люблю больше, чем в интернете, а одной из самых сильных сторон своей игры считаю наблюдательность, распознавание эмоций и телодвижений.

– Да, прямо скажем, необычное начало для современного игрока!

– Интернет со временем дал мне базу и теорию, но я играл в покер прежде всего для удовольствия. В последнее время в онлайне я провожу заметно больше времени, прежде всего потому, что это выгодно, да и совершенствовать технику можно, наверное, только там.

– Как скоро осознал: для того, чтобы расти в покере, надо заниматься?

– «Осознал» – немного не то слово. Я с самого начала стал читать книжки, потому что мне было это интересно. Интересно изучить теорию. То, что это игра не на удачу, и что от твоих решений зависит заметно больше, чем от тупой случайности, понял довольно скоро.

– Что тебя привлекало в покере: логика, математический расчет, психология?

– Сочетание этих компонентов. Я с детства играл в разные игры, будь то преферанс или бильярд. Последним, кстати, я увлекался чуть ли не профессионально. Правда, на тот момент, когда начал играть в покер, интерес к бильярду для меня постепенно начал угасать. Почему так произошло? Во-первых, он криминален. Во-вторых, чтобы дорасти до уровня профи, мне нужно было еще немало поработать. А в-третьих, денег там по сравнению с покером куда меньше. Я не лентяй, просто в какой-то момент обнаружил, что покер как игра заметно интереснее…

– То есть ты воспринимал покер и как возможность заработка?

– Нет, изначально это было просто хорошее хобби. Скажем так: покер – очень интересная игра, в которую я еще и выигрывал денег на отдых с друзьями и на покупки.

– Ты с самого начала начал выигрывать или долго приноравливался?

– Практически сразу. После того первого приза как-то пришли с друзьями в «Метелицу» и записались в традиционный четверговый турнир по $100. Сильных игроков хватало, например, играл тот же Виталий Волов. Всего в турнире собралось человек 70, но мне удалось занять первое место! А на следующий же день случился и первый «доезд» в онлайне: выиграл турнир за $5 с ребаями. Народу набралось там много, так что дали $1 500.

– Не решил после этого, что покер – это очень простая игра?

– О, я тогда думал, что очень крут! Особенно после того, как в течение недели выиграл еще парочку турниров в той же «Метелице» по $25 с ребаями. Я тогда играл лучше среднего любителя, но, конечно, там было много везения.

– Когда наступило отрезвление?

– Наверное, когда в первый раз проиграл свой «банкролл», хотя его таковым назвать нельзя. Я тогда о банкролле почти ничего не знал. Играл вживую $1-2, имея за спиной обычно по пять-шесть бай-инов. Плюс мне очень нравились турниры, как живые, так и в интернете. Думал, что я – чемпион, а потом, в какой-то момент… все деньги проигрались.

– Что, шел вперед напролом, не считаясь с потерями?

– Не без этого. Чисто лудоманский подход с элементами любопытства и любви к игре. После турнира садился играть кэш. Впрочем, в кэш я поначалу тоже выигрывал…

– С чего начал работу над собой: книги, форумы, общение с игроками?

– Книги и статьи в интернете. Забавно, но моей первой книжкой о покере был не Харрингтон, а «Теория покера» Склански. Помню, как на тогдашней работе (я после учебы подрабатывал, получая опыт работы по специальности) разбирал его теории, смотрел, как он применяет на практике простейшие математические теории.

– Нравилось или, напротив, – видел в них много противоречия?

– Нравилось, читал с открытым ртом! Потом стал «выздоравливать»: прочел «Суперсистему» Брансона и Харрингтона. Ну и постепенно все это во мне улеглось… Примерно тогда же начал играть турниры в интернете. Постепенно перешел на хедз-ап СНГ. Попробовал раз-другой, и у меня сразу стало получаться. Помню, как два раза подряд поднимался в них с $6 до $400.

– Чем они тебе так приглянулись?

– Играть 6-12 коротких столов для меня утомительно. В хедз-апе, на мой взгляд, можно куда лучше сосредоточиться, там намного больше психологии. Плюс – у меня получается помимо статистики, которая доступна всем, отслеживать еще и эмоциональное состояние оппонента. Хотя не могу сказать, что играю только один на один. Я и по сей день часто играю МТТ, стараюсь не пропускать крупные серии в интернете… Вот, например, перед самым закрытием казино сыграл в живом фризауте от Betfair за $1 000 с очень сильным составом.

– Но давай вернемся чуть назад. Итак, ты проиграл свой первый банкролл, и…

– И… где-то на полгода забросил идею заниматься покером!

– Как, совсем не играл?

– Совсем. Потом снова начал играть. Не знаю, почему вдруг решил играть снова – наверное, соскучился по игре, по атмосфере. На этот раз гораздо серьезнее, чем в первый раз, подошел к вопросу банкролла и принципов плюсовой игры. Играл опять вживую и в интернете. Примерно полгода назад вернулся к своей прежней специализации – хедз-апам.

– Переосмысливал свою игру в тот промежуток?

– Неоднократно. И продолжаю делать это. Даже сейчас мне не нравятся некоторые моменты в своей игре … До тех пор, пока смогу совершенствоваться, буду делать это. Как только не смогу больше усилить свою игру, боюсь, потеряю интерес к покеру.

– Какие, на твой взгляд, ключевые качества для плюсового игрока?

– Самоанализ, дисциплина и наличие мозгов.

– Какую из них считаешь наиболее развитой у тебя?

– Не хотелось, чтобы это выглядело как хвастовство, но… мозги. Я очень быстро учусь и легко воспринимаю всю новую информацию. А вот с дисциплиной – беда-а-а-а…

– Что бы назвал своим самым ярким достижением в покере?

– Думаю, мне пока нечего ответить на этот вопрос. Считаю, что пока ничего не достиг. Я уже поставил перед собой определенные цели в покере, но похвастать пока что нечем. Разве что недавно был у меня тут небольшой матч с Аннет Обрестад (смеется). Что еще? Ну, играя хедз-апы на Betfair, «порвал» местных регуляров. Это не очень выгодно в финансовом плане, но, не скрою, приятно, когда тебе все говорят, что играть с тобой не сядут! Был забавный матч с канадским профи. До этого он обыграл Негреану, сыграв с ним 5 000 рук. Я играл с ним дважды по 4 часа и в сумме выиграл примерно 10 бай-инов.

– А как насчет результатов в живой игре? Ничего, стоящего упоминания?!

– Ничего серьезного, а сейчас, к сожалению, вообще все закрыли. Я по возможности буду ездить в Европу – играть там большие турниры и, конечно же, кэш. Воспринимаю игру вживую, как хороший заработок и площадку для совершенствования, пусть многие профи так не считают.

– Как тебе дается переход от живой игры к интернету и обратно?

– Перехожу легко. Я все-таки своеобразно играю хедз-апы, а вживую чувствую себя, как рыба в воде. На первых курсах института я увлекался психологией – это очень помогает. Сейчас читаю интересную книжку Наварро: «Я вижу, что вы думаете».

– Как начался твой роман с Betfair?

– Он начался теплым весенним вечером, небо было безоблачным, светило солнышко… Я тогда выиграл турнир от Betfair в PokerHouse, кажется, за $200. За первое место там помимо денег был еще бонус – матч с Аннет Обрестад, которая вскоре как раз приехала в Москву. За победу над ней полагался приз в $1 000 на сайте Betfair. Я выиграл – вот и начал играть там.

– То, что на кону в том турнире были не только деньги, но и матч, подбадривало?

– Честно говоря, до самого конца (до тех пор, пока в день матча не увидел Аннет) не верил, что этот матч состоится. Знал, что на RPT она опоздала из-за проблем с визой. В общем, никакой дополнительной мотивации мне не требовалось. Записался играть турнир – надо бороться за первое место. Получилось – отлично, а тут еще и Обрестад!

– Как воспринимал Аннет? Опасался ее или, наоборот, предвкушал проверку своего уровня игры в хедз-апе, считая себя фаворитом?

– Насчет «считал себя фаворитом» – хорошая шутка! Конечно, нет. Интересная проверка, интересный матч с большим профи. Я знал, что Аннет сверхагрессивна, однако по результатам нашего матча могу точно сказать, что я в этом аспекте ей не уступал.

– Как проходил ваш поединок?

– Матч был скорее показательным. Перед стартом нас попросили… быстро его не заканчивать! Играли до двух побед. Первая партия оказалась долгой. В итоге мы почти при равных стеках сравнились: мои 6-6 против ее A-8. Аннет выиграла. Ко второй партии выяснилось, что Обрестад опаздывает на Евровидение, поэтому, чтобы сэкономить время, начали играть сразу с высоких блайндов. Я почти сразу начал отставать, проиграв фишки, вложенные в блеф. Затем выиграл сравнение, а дальше хорошо разыграл 10-10, вынудив Аннет поставить олл-ин с А-7. Счет стал 1-1.

Третья партия закончилась уже во второй раздаче! У меня были АК, у нее – 6-6. Так что, объективности ради, могу сказать, что матч свелся к трем важным сравнениям, два из которых мне удалось выиграть. Может, в иной ситуации игра пошла бы как-то иначе. В любом случае приятно победить такую соперницу.

– То есть в какой-то степени считаешь, что матч был немного несерьезным?

– Нет, он таким должен был стать. Но… и она, и тем более я играли серьезно. Аннет потом сказала в своем интервью примерно то же самое…

– Смог ли ты «раскусить» Аннет и насколько понравилась ее игра?

– Мне ее игра очень понравилась. Плюс мы играли в очень хорошей атмосфере. Она очень веселая девушка, мы с ней еще до матча хорошо пообщались.

– Что ж, давай подытожим: на каком этапе своей карьеры сейчас находишься? В чем видишь перспективы? И хочешь ли связать свою жизнь с покером?

– Считаю, что стою в начале своего профессионального пути. Буду играть хедз-апы в интернете и крупные турниры вживую. По возможности – ездить в Европу. Ближайшие несколько лет покажут, насколько мои амбиции соответствуют действительности. Надеюсь добиться успехов – и… завязать. Рассматриваю занятие покером как заработок и как занятие, от которого получаю удовольствие. Но мне очень не нравится стиль жизни покерного профессионала: ночной образ жизни, постоянное нервное напряжение…

Один мой знакомый лет 35 сказал фразу, с которой я в принципе согласен: «Спорный вопрос, что проще – разгружать вагоны или же играть в покер профессионально!» Так что, если я захочу жениться и завести семью, участь покера в моей жизни ясна.

– Но пока ты еще не завязал, и насколько знаю, по приглашению Betfair собираешься на WSOP Europe в Лондон. Чего ждешь от этого турнира, какие планы строишь?

– Собираюсь максимально сосредоточенно играть все турниры, показать максимум, на что способен. Ну а если рано вылечу из турниров – играть хедз-апы и кэш!

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы