Загрузить фотографиюОчиститьИскать

«Ветер страшный! Флажок как юла»

В штормовых условиях индвидуалки сборная России не добралась до наград. Юрлова легко исполнила роль джокера, Гусева помечтала об эстафете, а Богалий-Титовец вернулась из зимней сказки. Экхольм единственная умудрилась отстрелять на ноль и выиграла. Бахман неожиданно забрала серебро, а Вита Семеренко – бронзу. Репортаж Вячеслава Самбура из Ханты-Мансийска.

«Ветер страшный! Флажок как юла»
«Ветер страшный! Флажок как юла»

Лучшая погода – та, о которой не задумываешься и не обращаешь внимания. До вчерашнего дня такая, в общем, стояла в Хантах – не идеальная, конечно, но терпимая и не слишком напрягающая. Сегодня – испортилась. Посыпал колючий снег, включился ветер, который, куда ни развернись, почему-то все равно бьет только в лицо.

За пару часов до гонки металлический столбик с флагом шатается дохленьким прутиком, сам флаг раздувается парусом.

А кому-то по этой метели еще мишени закрывать.

***

Ольге Зайцевой не закрывать – заболела. Говорят, еще в пасьюте состояние было неважное, потом слегка поднялась температура, в итоге решили не рисковать – оклемалась бы до выходных. Шансы на Малый Глобус сдуло тем же ветром – нужные семь очков Мари Лор Брюне уж как-нибудь наскребет. А не Брюне, так Мякяряйнен или Экхольм.

Вместо Зайцевой дозаявили Катю Юрлову. Выводов два: Светлана Слепцова не побежит масс-старт, а Ульяна Денисова не побежит ничего.

***

На разогреве перед стартом гремел мини-оркестр.

– Пободрее, мужики! Еще пять минут! – смотивировал музыкантов дирижер, и они затянули «Арго». От установок отвернулась половина биржи: Нойнер, опять замаскированная розовым пластырем, даже пыталась приплясывать, Мари Дорен – поймать мотив.

Россиянки, насупившись, разминались. Первой пристрелку закончила Юрлова – вроде порядок. Анатолий Хованцев спустился к барьерчику дать пару советов.

***

Не сказать, что слишком приятно снова заостряться на количестве болельщиков, но сегодня трибуны пустели уж слишком вызывающе. За полминуты до старта северная выглядит так:

Южная – так:

Будний день, да, но чемпионат не провести за уик-энд. Люди с опытом уверяют, что на любом этапе Кубка мира народу значительно больше.

***

По старт-листу россиянки запрятаны в серединку и дальше. До них – фокус на Бергер и Нойнер. Обе, заметаемые со всех сторон, собрали по пять промахов (Геральд Хениг понимающе хмурился). Магдалена привычно извинялась скоростью – та позволила долго повисеть второй на финише. Лидировала Надежда Скардино, споткнувшаяся только на финальном рубеже. На фоне трэша остальных – внушало.

До тех пор пока за работу не взялась гениальная Экхольм: у нее теперь 50 попаданий подряд и третье чемпионство в карьере. Тем, кто подзабыл, как выглядит счастье, не помешало бы глянуть на Хелену после гонки.

– Это гонка моей жизни! Работала осторожно, без спешки. Ждала, когда порывы стихнут, но этот момент не угадать – это лотерея! Зато Пихлер похвалил меня.

В плюс к стрелковой суперсерии и золоту – Малый Глобус и возвращенное лидерство в тотале. Есть за что хвалить.

***

Вита Семеренко, финишировав, долго не поднималась с колен, осознавая бронзу. На бирже в это время в воздух бросали шапки. Предельно патриотичные трибуны внезапно расщедрились для украинки мощным: «Молодец!».

Через полчаса Вита откровенничала:

– Меня заранее предупредили, что не побегу индивидуалку. Жутко расстроилась, но вчера подошла Оксана Хвостенко и сказала, что не сможет выступить. Я сразу разнервничалась.

– Бежать, зная результаты соперниц, легче?

– Наоборот. Не люблю поздний номер: ждешь долго, волнуешься. Я и волновалась – было очень трудно собраться с мыслями.

Тина Бахман отвечала на вопросы тихо и незаметно. Примерно так же ее вели по гонке – потом вдруг выяснилось, что один из худших снайперов немецкой сборной вынырнула из этой вакханалии всего с двумя штрафами и сейчас едет к серебру. Хениг уже не хмурился, а хохотал с немецкими телевизионщиками.

***

Екатерина Юрлова опять закончила где-то у подножья подиума, что само по себе здорово, но все-таки не то. В микст-зоне россиянка обстоятельна и спокойна:

– Часа за три до гонки мне сообщили, что участвую. Но и вчера намекнули, что есть такой вариант, поэтому была готова – никакого сюрприза.

– Последний промах – это ветер или нервы?

– Ветер и нервы в сумме. Должна была работать на последних установках, но на обеих стойках они были заняты.

– Изначально вас оставили запасной. А как объяснили?

– Сказали, что надо восстанавливаться перед масс-стартом и эстафетой.

– Так сегодня среда, а масс-старт в субботу. Вы разве без индивидуалки не смогли бы восстановиться?

– Я и смогла бы, и сейчас смогу, все нормально.

Анна Богалий-Титовец не сдюжила стрельбу, откатившись в третий десяток. Ей грустно:

– Ветер страшный! Флажок как юла крутится – во все стороны. Я пробовала все, что умею, что знаю – но не справилась.

– Подпорчен праздник, получается?

– Праздник не подпорчен в любом случае. Вчера было просто замечательно. Вообще, последние два дня погода прекрасная держалась – мы будто в зимнюю сказку попали.

Наталья Гусева отвечала на вопросы, перепрыгивая с ноги на ногу – холодно:

– На последней стрельбе знали, что идете в район подиума?

– Точной информации не было, но чувствовала, что нахожусь где-то в восьмерке. Тренеры просили сосредоточиться на рубежах, не зарываться.

– Ходом вы были способны на большее?

– Была.

– На финальной стойке что случилось?

– Это мандраж. Ну и дыхание подвело, пошли подергивания.

– А по эстафете как?

– Я-то всеми руками за, ближе к выходным тренеры будут решать.

– Как свою готовность оцените?

– По десятибальной шкале на шкале на шестерку-семерку. Всего хорошего, я побежала.

И ее за руку утащили греться.

***

Яна Романова провалила вторую лежку, хотя даже без этого провала ничего хорошего с ней случиться не могло. Скрыв глаза за темными очками, она прошагала мимо нас, мотнув головой:

– Нет.

***

Владимир Барнашов, отвечая, смотрел поверх голов – то ли на табло, то ли просто в черное небо:

– На высокие места реально могли претендовать Юрлова и Гусева. Богалий и тем более Романова со своим ходом – нет. Не думаю, что Юрловой помешала неожиданность перестановки.

– По эстафете уже есть соображения?

– Позже. У нас еще масс-старт. Туда отобрались трое: Зайцева, Юрлова и Богалий.

Не заболел бы никто.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы