Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Магдалена Нойнер: «Я уже заказала высокий забор»

Двукратная олимпийская чемпионка Магдалена Нойнер в интервью Spiegel – о приглашении «Баварии» и Ули Хенесса, концентрации во время стрельбы, еженедельных сеансах психотерапии, отказе от эстафеты и Большом Хрустальном глобусе, который не достанется Хелене Юнссон.

Магдалена Нойнер: «Я уже заказала высокий забор»
Магдалена Нойнер: «Я уже заказала высокий забор»

- Фрау Нойнер, Ули Хенесс, генеральный менеджер «Баварии», сказал, что с удовольствием видел бы вас по окончании карьеры в отделе маркетинга своего клуба...

– Он это серьезно?

- Мы знаем, что Хенесс – человек слова.

– Я пока не знаю, чем буду заниматься через десять лет, но, во всяком случае, это интересное предложение.

«Я пока не знаю, чем буду заниматься через десять лет»

- Это прежде всего свидетельство вашей популярности.

– Честно сказать, в Ванкувере я вообще об этом не задумывалась. К счастью, я не такой человек, который постоянно читает, что о нем пишут. Наоборот, я пытаюсь оградиться от всей шумихи. И это у меня прекрасно получается.

- И все же: за вас стоит беспокоиться?

– Почему?

- Толпы незнакомых людей годами паломничали к вашему дому. Вам приходилось остерегаться соседей. Это отнимало ваше свободное время. А ведь тогда вы еще не были олимпийской чемпионкой.

– Я многому научилась за последние три года. В 2007-м, когда стала трехкратной чемпионкой мира, я была, наверное, слегка наивна и полагала, что вся эта шумиха как-нибудь пройдет мимо меня. Но этого не случилось. После двух лет взлетов и падений я научилась говорить «нет». Иногда могу и отказать фанатам. Я уже заказала домой высокий забор – правда, он будет готов только весной.

- Высокий забор вокруг дома – не слишком ли большая цена за славу?

– Нет. У каждой медали есть обратная сторона. Мое отношение к общественному интересу изменилось. Сейчас биатлон для меня – профессия, раньше же это был только спорт. И я пытаюсь выполнять свою работу как можно профессиональней. К этому относится и тайм-менеджмент. Существует определенное время для тренировок и время для встреч.

- Что преобладало на Играх: общественное давление или, может быть, что-то другое?

– Конечно, давление извне. Хотя, должна сказать, я не чувствовала ничего особенного. Знала, что от меня будут многого ожидать, но это не беспокоило. Думаю, это было моим большим бонусом на этой Олимпиаде и еще одной причиной, чтобы выиграть.

«Не обязательно быть душевнобольной, чтобы позволить себе помочь»

- Вы не накручивали сами себя?

– Нет, но ставила перед собой высокие цели. Я сказала себе: мне бы очень хотелось стать олимпийской чемпионкой, но я рада уже просто быть здесь. Я много работала над этим, в том числе психологически. Я знала, на что способна, поэтому была раскована на старте и сконцентрирована на стрельбе. И все получилось.

- Вы кажетесь беззаботной, как 17-летняя девочка, над которой не довлеют никакие ожидания...

– Я была такой и два года назад, и на юниорских соревнованиях. Или перед чемпионатом мира-2007, когда я несла немецкий флаг и радовалась: йо-хо, я на чемпионате! 2008 год получился далеко не таким легким: пришлось доказывать, что я со своими тремя медалями – не однодневка. Я плохо справлялась с ситуацией и выходила на лыжню, будто зомби.

- Тем не менее, снова стали чемпионкой мира в Эстерсунде.

– Да, но чувство было скорее: фу, слава Богу, получилось взять медаль. Не самое радужное ощущение.

- В этом году вы работали с психологом. Насколько трудный это был шаг для молодой девушки?

– Не трудный, когда отдаешь себе отчет в том, что не обязательно быть душевнобольной, чтобы позволить себе помочь. Я узнала, что у меня большой потенциал в области психологии, как раз после сложного 2009 года, когда я часто болела. И я рада, что еженедельно посещала сеансы психотерапии. С их помощью я продвинулась не только как спортсменка, но и как личность. Сейчас я гораздо более уравновешена.

- Вы спрашивали своего психолога, что он думает о вашем отказе от участия в эстафете?

– Нет, в последний раз я говорила с ним еще до Олимпиады. Это было мое решение, и так было лучше для всех, потому что теперь каждая из моих подруг по команде имеет медаль.

- Вы чувствуете себя непобедимой?

– Я осознаю, что конкуренция высока. Но моя форма сейчас так хороша, что может сохраниться и после Ванкувера. В общем зачете я иду бок о бок с Хеленой Юнссон и хочу непременно выиграть Большой хрустальный глобус.

«Я хочу непременно выиграть Большой хрустальный глобус»

- Накануне Олимпиады вам исполнилось 23. Приходилось когда-нибудь думать: черт, я ведь приношу в жертву спорту свои лучшие годы?

– Нет, никогда. Я в биатлоне с девяти лет, то есть практически всю жизнь. Я всегда была довольна, и у меня было достаточно свободы. Конечно, бывало, что друзья меня куда-то звали, а я должна была тренироваться. Но тренировки всегда доставляют мне удовольствие, особенно в летние дни. Тогда я думаю: как же это здорово, стоять на лыжах или бежать по лесу, а не сидеть с утра до ночи в офисе. Мой папа работает в банке, так что мне легко оценить преимущества моей работы. Даже если иногда приходится здорово помучиться.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы