Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Туманные перспективы

Михаил Прохоров как центр современного биатлона, судейские ошибки на старте гонки преследования, командирский тон Ивана Черезова, плохое настроение Светланы Слепцовой и Александр Тихонов с новым фетишем – в репортаже Ивана Калашникова из олимпийского Уистлера, где женская и мужская сборная выступили примерно одинаково неудачно, но совсем с разными последствиями.

Туманные перспективы
Туманные перспективы

Биатлон на Олимпиаде начинается там же, где кончается туман. Это не так сложно себе представить: вот автобус проезжает мимо деревянных поселений с индейскими тотемными столбами, вот он проносится сквозь дождь и снег, затем ныряет в туман и выныривает возле стадиона, где высится Михаил Прохоров – тоже в каком-то смысле тотемный столб. Когда шведский тренер увидел, как канадца Легеллека и американца Тилу выпустили со старта раньше времени, то сначала раз десять прокричал «Stop the race» – а затем вопросительно посмотрел в сторону Прохорова, который обсуждал с Сергеем Кущенко и украинскими тренерами, подавать ли протест.

Когда канадец стрелял на рубеже бок о бок с Бьорндаленом, толпа куда громче приветствовала успехи норвежца

Протест, похоже, решили не подавать – тем более что подтянулся Черезов, разогнался после заваленной стрельбы Устюгов, набрал ход Шипулин, а швед Бьорн Ферри так и вовсе убежал к олимпийскому золоту. Местный Легеллек и почти местный Тила, что странно, вообще мало кого интересовали – когда канадец стрелял на рубеже бок о бок с Бьорндаленом, толпа куда громче приветствовала успехи норвежца, а Джереми Тилу свои же, американские журналисты в микст-зоне назвали сначала Джеем, а потом – Тимом. Кроме того, напротив их фамилий на табло почти сразу зажглись звездочки, указывающие на то, что на финише им накинут лишние секунды.

С биатлонными гонками на Олимпиаде действительно не все в порядке. Выверты погоды, судейские ошибки и сомнительная организация (спортсменов, оказывается, пригнали на старт спринта аж за полчаса) привели к тому, что в этих спаренных стартах выигрывали не те, кто лучше готов или выше классом, а те, кто обнаружил в себе какую-то экстраординарную гибкость – качество, которого обычно недостаточно для победы. В этом смысле эти Олимпийские игры, конечно, особенные, но пока они не слишком похожи на соревнования лучших.

Публика, кстати, считала так же – и исступленно поддерживала Бьорндалена, в один момент выбравшегося на третье место. Когда норвежец рванул с третьего рубежа, Кущенко аж крякнул от удовольствия, на секунду забыв про наших. Но на следующем кругу Бьорндален не догнал Жея, пропустил вперед Зуманна, потом намазал – и в конце концов стал всего лишь свидетелем финишной драки, организованной Черезовым и Грайсом.

Драка эта, между прочим, очень взбодрила Черезова. Сразу за чертой он схватил рацию и командирским тоном отправил тренеров сборной смотреть фотофиниш – ему (да и мне – я стоял прямо на ленточке) показалось, что его разножка была стремительнее, чем у немца. В микст-зоне Иван был все еще взвинчен, не без гордости рассказывая, как обогнал на последнем кругу и Свенсена, и Бьорндалена – и явно хотел еще. Вот это «еще» читалось в глазах и у остальных парней – гиперактивного Устюгова, готового бежать еще круг, и даже у скромного Шипулина. Я не знаю, какие планы у тренеров мужской сборной, но если они не поставят в эстафету всех троих, то придется держать ответ не только перед прессой, но и перед спортсменами.

С женщинами все было наоборот. Три позиции в стартовой пятнашке давали основания надеяться на медаль, а то не одну – и после первой стрельбы один из наших тренеров радостно выпалил в рацию: «Булыгиной надо сделать поправку влево… А, ладно, пусть ничего не меняет!» На следующем рубеже Аня не дослала обойму, пальнув холостым, тренеры коллективно помрачнели – и продолжал мрачнеть до самого финиша. Сник даже Прохоров, всю гонку по-болельщицки кричавший Зайцевой «Оля, давай!» После финиша Барнашов приложил Булыгину хлестким словом «непрофессионализм», Зайцеву угрожающе мягко пожурил за промахи, а про Слепцову еще более тревожно промолчал – сказав только, что отправил всю сборную на «закатку».

Тихонов довольно туманно заявил, что он бы сосредоточил подготовку обеих сборных в руках одного человека

«Закатка» длилась минимум полчаса – и после ее окончания Света Слепцова вышла, кусая губы и, как призналась сама, «с плохим настроением». Как-то само собой, будто нечаянно, вышло, что из стартовой передряги наша чуть более сильная женская сборная выбралась с большими потерями. Мужская, напротив, как будто бы стала чуть сильнее. На вопрос, случайно ли все это, внезапно вызвался ответить Александр Тихонов, в числе обязательных атрибутов которого теперь не только шляпа, но и фотоаппарат с огромным объективом – экс-президент СБР «снимает для себя». Тихонов довольно туманно заявил, что он бы сосредоточил подготовку обеих сборных в руках одного человека – впрочем, там, где начинается туман, кончается биатлон.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы