Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Без церкви и пафоса

Проводы олимпийской сборной России прошли как никогда скромно. Не было ни служб в храмах, ни прогулок по Поклонной горе, ни громких напутствий министра Мутко. Репортаж Алексея Шевченко.

Без церкви и пафоса
Без церкви и пафоса

Аккредитация на мероприятие была жесткая, надо было выслать даже фотографии. Никакой выгоды это не приносило. В Кремль пустили лишь президентский пул, а без документов журналистов пропустили лишь на торжественное возложение венков к могиле Неизвестного солдата. Там все было быстро, обошлось без речей и все нестройными рядами пошли к Путину. Интересно, что после встречи с президентом спортсменов уже не охраняли и они быстро смешались с фотографирующейся толпой.

***

В Олимпийском комитете изначально планировали сделать более торжественное прощание с командой, но потом отказались от этой идеи. С каждым годом результаты все ниже и ниже, а церемонии были все пышнее и пышнее. Видимо, кто-то уловил зависимость. Теперь все крайне скромно. Даже не было традиционного напутствия при журналистах. И правильно. Если бы начал говорить Мутко, все бы уснули.

***

Из людей, которых может узнать каждый, был лишь Андрей Кириленко. Перед легкоатлетом Андреем Сильновым уже смущенно топтались, не в силах вспомнить фамилию. На команду боксеров обращали внимание только из-за Давида Айрапетяна, самого невысокого (из числа тех, кто пришел на проводы), гребцов игнорировали напрочь, синхронисток не узнавали без макияжа, а когда объявили, что на мероприятие пришли фехтовальщики и борцы, то многие окончательно растерялись. Их в лицо точно никто не знает.

***

Боксер Артур Бетербиев стоял у автобуса грустный.

– Да что веселиться-то? – спрашивал он. – Но и грустить повода нет.

– Я про Олимпиаду не спрашиваю. Просто сегодня праздник, увидите Путина, а вы грустный.

– Может из-за раннего подъема? Но все нормально.

Зато Магомед Омаров, который бьется на ринге в самой тяжелой весовой категории, радовался каждому мгновению. Он все время с Мишей Алояном, и вдруг боксеры начали петь. Какую-то кавказскую песню.

– Да ты плохо поешь! – воскликнул Алоян и отошел от друга.

Торжественный прием в Кремле. Фото: РИА Новости/Михаил Климентьев

***

Если вы хотите завершить жизнь самоубийством, то не надо прыгать с многоэтажного здания. Достаточно пожелать удачи на Олимпиаде еще одному боксеру Егору Мехонцеву и сказать, что ждете от него медалей. Накануне во время выставочного матча он нервничал в беседе с журналистами и уверял, что время для фееричных речей еще не пришло, и готов говорить только на ринге.

– И я хочу сказать своим товарищам и знакомым – не надо мне звонить и мотивировать, – произнес он на камеру.

У автобуса Егор стоял в стороне от всех.

– Я про Игры спрашивать не буду, – предупреждаю, осторожно подходя к спортсмену. – Но и так напрягаться сейчас не стоит.

– У тебя что за компьютер? – вдруг поинтересовался он. – Я тоже хочу себе купить. Большой.

– Куда вам большой, да еще и этой фирмы? – удивляюсь.

– Так пусть будет большой экран, – аргументировал спортсмен.

– Вы там художественные фильмы собираетесь монтировать?

– Нет, просто домой. С большим экраном.

Кажется, Мехонцев уже головой в Великобритании.

***

Присутствие синхронисток окончательно разрядило обстановку. Одна из них (честно не знаем, кто именно) подошла к группе баскетболистов, присела на корточки и громко объявила:

– Лилипут в стране Гулливеров.

Ее подруги прыснули, а к спортсменке подошел Андрей Кириленко и строго погрозил пальцем.

– Не надо обижать ребят.

Александр Каун нервно обернулся. Он все пропустил. А синхронистку просто не заметил.

Анна Чичерова настраивается на Игры. Фото: РИА Новости/Григорий Сысоев

***

Легкоатлетка Аня Чичерова в тысячный раз рассказывала самым нетерпеливым журналистам о том, как сложно выступать в непогоду.

– Когда идет дождь, то нам невозможно спрятаться, – объясняла она. – Форма намокает, техника разбега меняется, да вообще много всего.

– Но вы настроены на победу? – звонко спросила какая-то девочка.

Чичерова даже набрала воздух в легкие, наверное, сосчитала до трех и сообщила:

– Да.

***

Все спортсмены, которые пришли на Красную площадь, были одеты в парадные костюмы. И они были довольно легкие. Не будем называть фамилии, но одной девушке достался лишь мужской костюм (у женщин красные пиджаки, у мужчин – синие).

– Почему? – только и смог спросить я.

– Говорят, что не было подходящих размеров, – немного смутилась она. – Хотя вот мерки с нас снимали.

Все сделать идеально невозможно никогда.

***

Виталий Мутко ходил гоголем возле автобусов еще до торжественного возложения цветов и подходил то к гребцам, то к стрелкам. К боксерам, впрочем, не совался.

– Андрюха, что ты там говоришь? – кричал он Сильнову.

– Да все в порядке, – отвечал Сильнов.

– Вы, девочки, наша надежда, – тем временем, Мутко пытался вдохновить представителей гребли на байдарках и каноэ на подвиг.

Те радостно кивали.

Министр спорта Виталий Мутко (слева) и президент ОКР Александр Жуков провожают олимпийцев. Фото: РИА Новости/Григорий Сысоев

***

Любовь Галкина, лучший стрелок России, была в своем привычном состоянии, при котором даже грохот пушки в сантиметрах от нее, не способен вызвать никаких эмоций. Только по глазам можно было понять, что она готова разговаривать.

– Тренируемся, тренируемся, а потом понимаешь, что еще одного занятия не хватает.

– Много тренируетесь? – поразился я, ведь Галкиной выходит в тир 28 июля первой среди всех. Нагрузки должны снижаться.

– Сейчас много или за 26 лет карьеры? – уточнила Любовь.

– Как вам олимпийские костюмы?

– Так это у вас надо спросить? – ответила Галкина. – Мне идет?

– Еще бы.

– Тогда хорошие костюмы.

– На открытие вы, понятно, не пойдете.

– План такой. У нас в Олимпийской деревне будет свое открытие, небольшое и не такое долгое. Я там постою и сразу спать.

***

Тема Алексея Шведа и НБА – самое интересное, что сейчас происходит в баскетболе.

– Да я еще ничего не подписал, – отмахивался баскетболист.

– Да все ты уже подписал, – прервал его Виктор Хряпа. – Всем ясно, что подписал. Ты уже игрок «Миннесоты». Кто твой капитан?

Он схватил Шведа за шею.

– Ты, – едва промолвил Алексей.

– Неправильно. Меня нет в «Миннесоте».

Игрокам удалось уйти от прессы. Это Кириленко как-то быстро ускорился и его не успели поймать. Правда, он уже все сказал во время возложения цветов.

– Какой он Путин? – уточнил я у метательницы молота Татьяны Лысенко.

– Нормальный, – буркнула она.

Все участники проводов пошли в бар, расположенный в ГУМ, и подкрепились перед Олимпиадой.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы