Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Топ-50 россиян в НХЛ. 50-41

    20 лет назад лозунг «Russians are coming» поменялся в хоккейной Америке на «Russians are here». В 1989 году первый российский игрок официально отправился в лучшую лигу планеты. Sports.ru, подводя итоги двадцатилетия, начинает сериал о россиянах, покоривших площадки НХЛ. В стартовой серии – неугомонный Березин, Валерий, так и не ставший Павлом, и Шталенков, избороздивший весь континент в поисках своей команды.

    Топ-50 россиян в НХЛ. 50-41
    Топ-50 россиян в НХЛ. 50-41

    50. Игорь Уланов

    На драфт воспитанник пермского хоккея попал еще будучи гражданином СССР. Потому и выбирал его «Виннипег», как это часто бывало, практически с закрытыми глазами, в 10-м раунде, без особой надежды на скорый приезд. И как было нечасто – у Уланова все сложилось. Впервые выйдя на уменьшенную площадку в 1991-м, Уланов не сходил с нее до 2006-го. И хотя полных сезонов в его карьере было относительно немного, да и травм избежать не удалось (в 1996-м защитник сломался в играх за сборную России на Кубке мира), Игорь остался одним из лучших российских неатакующих защитников, а в своем предпоследнем сезоне даже подался в атаку, забросив за «Эдмонтон» рекордные 5 шайб.

    49. Герман Титов

    В НХЛ Титов оказался в солидном по хоккейном меркам возрасте – 27 лет. За переход в «Калгари» нападающий заплатил финскому ТПС 100 тысяч долларов из собственного кармана, но о потраченных деньгах жалеть ему не пришлось. В канадском клубе тезка космонавта №2 провел 5 неплохих сезонов, успев поиграть в тройке с «Могучей Мышью» Флери и Робертом Райхелом.

    В 1998-м «Флэймс» отдали форварда в «Питтсбург», и ветеран не затерялся в компании с Ягром и Стракой. Какое-то время Титов «центрил» в тройке с Морозовым и Ковалевым, но весной 2000-го после скандального интервью «Спорт-Экспрессу» его обменяли в «Эдмонтон». Последним клубом форварда в НХЛ стал «Анахайм», заиграть в котором Герман не смог из-за травм и проблем в семье. С интервалом всего в несколько месяцев у него умерли брат и отец.

    48. Даниил Марков

    Выбранный в девятом раунде драфта, Марков свою североамериканскую карьеру начинал с АХЛ. Имидж молодого парня из России 90-х послужил основанием для прозвища – «Элвис», но как же поверхностно судили о Маркове американцы! Травмы – следствие агрессивной контактной игры и неуемного желания бороться – красной нитью прошли через энхаэловскую карьеру Маркова. Даниил мог даже закончить с хоккеем, если бы чаще слушал врачей. Но он играл через боль – свою и соперника, никогда не отступал перед препятствиями и несмотря на то, что не выигрывал серьезных командных трофеев, снискал себе уважение в лиге самоотверженностью и железным характером.

    47. Александр Хаванов

    В 1999 году «Сент-Луис Блюз», вопреки сложившейся традиции набирать на драфте молодых и перспективных, выбрал уже вполне зрелого и сформировавшегося 27-летнего защитника московского «Динамо» Александра Хаванова. В дебютном матче российский защитник сразу сумел отметиться и результативной передачей. Благополучный тон всему сезону был задан: новичок прочно закрепился в основе, прекрасно справлялся со своими прямыми обязанностями и даже успевал немного помогать нападению. Рискованная ставка руководства «Блюз» оправдала себя на все 100%, а то и больше.

    В составе «блюзменов» Хаванов провел еще три сезона. Но ни один из них не затмил успех дебютного года в НХЛ. Переждав локаут, Хаванов вновь вернулся на лед НХЛ, но уже в форме «Торонто». Там он провел довольно незаметный год: его игру не критиковали, но и не хвалили. Точку в отношениях с самой сильной лигой мира поставила травма: перелом кости правой ступни. Сезон «Кленовые листья» доигрывали уже без него.

    46. Александр Карповцев

    Свою заокеанскую карьеру динамовский разрушитель должен был начинать в «Квебеке». Но перед самым стартом сезона 1993-94 в «Нордикс» решили, что им вполне достаточно и Коваленко с Гусаровым, а Карповцева можно выгодно обменять в «Рейнджерс». Сам Александр неполный год спустя только радовался такому развитию событий, попутно размахивая над головой Кубком Стэнли. «Пашкин Ванкувер в финале мы рвали вчетвером», – утверждал совсем еще молодой в ту пору Алексей Ковалев, прозрачно намекая на себя, Зубова, Немчинова и Карповцева. Тот «Нью-Йорк» без Карповцева было не представить: как никак идеальный партнер, что для Зубова, что для Лича, уносившихся в атаку, сминавший любого форварда на своем пути. Окажись Александр еще и «железным» человеком, быть ему намного выше в нашем рейтинге, но за все свои 13 энхаэловских лет Карповцев лишь раз отыграл полный сезон.

    45. Михаил Шталенков

    Один из лучших бэкапов лиги, которому, видимо, никогда не удастся стать основным вратарем клуба НХЛ – краткая, но емкая характеристика, данная Шталенкову журналом The Hockey News в середине 90-х. В поисках «своей» команды голкипер объездил всю Северную Америку, но ни в «Анахайме», ни в «Эдмонтоне», ни в «Финиксе», ни во «Флориде» стать первым номером ему не удалось.

    Лучшим для Шталенкова стал сезон-1999/00, во время которого он одержал рекордное для себя количество побед (15), сделал пару шат-аутов и получил звание первой звезды октября. Летом 2000-го, устав от роли вечного запасного, вратарь вернулся в Россию.

    44. Алексей Касатонов

    Выступая в советском хоккее, Касатонов добился всего, о чем можно мечтать, но все-таки уехал в НХЛ. Там он так и не попал в команду, которая выиграла Кубок Стэнли. Придя в НХЛ из другого мира, живущего по коммунистическим принципам, Алексей вынужден был адаптироваться к Северной Америке на фоне конфликта с другими советскими игроками, переехавшими за океан: Игорем Ларионовым и Вячеславом Фетисовым. С последним не разговаривал и при этом играл в одной паре защитников в «Нью-Джерси». Первый в истории «Анахайма» участник матча всех звезд. Став в НХЛ настоящим профессионалом, научился драться на льду и уважать тафгаев как вершителей хоккейной справедливости наряду с судьями.

    43. Андрей Коваленко

    Получив, как и многие молодые советские хоккеисты, невысокий номер драфта, Коваленко отправился в североамериканскую лигу в 1990 году. Андрей быстро адаптировался к суровым реалиям жесткого заокеанского хоккея: сразу зарекомендовал себя крепким парнем, которого трудно сбить с ног, мощно играл на пятачке, бескомпромиссно вел силовую борьбу, шел напролом к воротам соперника – за все это и получил прозвище «Русский танк». Коваленко мог набрать 60-70 очков за сезон, а на следующий год показать результат вдвое хуже – эти перепады привели к тому, что Андрей сменил три команды в сезоне 1998-1999. Это, по сути, ознаменовало окончание энхаэловской карьеры Коваленко: так и не выиграв главного трофея, Андрей в североамериканской манере забил 194 гола в НХЛ.

    42. Валерий Буре

    Карьера Валерия Буре в Северной Америке развивалась по вполне классическому сценарию: несколько сезонов в низших лигах и долгожданный, средненький дебют в НХЛ. В отличие от старшего брата, Валерий никогда не был первой звездой. Это не добавляло его карьере «изюминки», зато позволяло жить и играть спокойно. В его резюме 11 хоккейных лет в лиге мечты, очень неплохая статистика и участие в матче звезд-2000. Первые восемь лет Валерий посветил всего двум командам: «Монреалю» и «Калгари». Но потом период стабильности закончился, и начались непрекращающиеся поиски лучшей участи. Во время этого турне судьба даже ненадолго свела Буре-младшего с Буре-старшим в солнечной Флориде. Но фантастической сказки из семейного подряда не получилось.

    Официально последним клубом Валерия в НХЛ стал «Лос-Анджелес». Но форму «королей» Валерий одевал только на предсезонной фотосессии. Большего не позволила травма спины и операция на бедре.

    41. Сергей Березин

    К западной обстановке после голодной постсоветской России снайпер Березин привыкал к Германии. Так что глаза от сытой жизни в отличие от соотечественников у него уже не разбегались. Но что стоят 137 бундесочков, набранных за два сезона, в переводе на американскую хоккейную валюту, в 1996-м году было все-таки непонятно. Заточенному под европейский хоккей Березину отчаяно повезло с командой, атаками которой заправлял Матс Сундин. Дмитрий Юшкевич помог новичку адаптироваться в «Торонто», а сам Березин 25 шайбами в дебютном сезоне сразу же доказал, что выбирать его в 10-м раунде драфта, предпочитая ему таких «асов», как Марк Диел, Кэм Уайт и Роб Батлер, было все-таки поздновато. Звездный час Сергея Березина пробил в 1997-м и растянулся на весь сезон. Под руководством Пэта Куинна «Торонто» дошел до финала конференции, а российский форвард стал лучшим снайпером команды, забросив 37 шайб в регулярном чемпионате и еще 6 в плей-офф.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы