Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Персональная опека. 9 хоккеистов, прибегавших к помощи родителей

    Звонки Татьяны Овечкиной в «Динамо», знаменитый папа Кабанова и Владимир Буре – рекламный агент. Sports.ru вспоминает российских хоккеистов, в карьере которых активно участвовали их родственники.

    Персональная опека. 9 хоккеистов, прибегавших к помощи родителей
    Персональная опека. 9 хоккеистов, прибегавших к помощи родителей

    Александр Овечкин и Татьяна Овечкина

    «Я считаю, что Овечкин нам не нужен. Даже разговаривал с его мамой. Она позвонила, не поняв слов Сафронова. Мама уточнила: он должен за «Динамо» поиграть бесплатно, а за счет этого вы будете финансировать ДЮСШ? Но суть в другом. Когда Сафронов спросил меня об Овечкине, я ему ответил: мы не будем перекупать игроков. Лучше эти три миллиона, которые они просят, потратим на детей. Это – наше будущее. Мама Саши спросила: «А если он захочет играть за другой клуб, где ему будут платить иначе?». Я ответил: «Пожалуйста. Но лично я на это деньги тратить не готов», – судя по словам президента московского «Динамо» Аркадия Ротенберга в интервью «Советскому спорту» его нисколько не смущают переговоры с мамами потенциальных новичков.

    Звонок Татьяны Овечкиной не стоит расценивать как наглость или обиду. Двукратная олимпийская чемпионка по баскетболу и нынешний президент женского БК «Динамо» для спортобщества сделала гораздо больше чем иные руководители хоккейного клуба, а потому право на такие телефонные разговоры, безусловно, имеет – тем более это родная команда не только для нее, но и для сына.

    Впрочем, в этой ситуации материнский инстинкт не единственный повод для звонка. Татьяна Овечкина уже выполняла функции агента сына, и как раз в тот период Овечкину удалось выбить у «Вашингтона» 13-летний контракт на 125 миллионов. Сейчас нападающий уже обзавелся североамериканскими агентами, но не факт, что их услугами он будет пользоваться при переговорах с клубами КХЛ во время локаута.

    Пресса за океаном до сих пор поговаривает, что влияние мамы на жизнь хоккеиста достаточно большое. Однако заметим, что без такого внимания и опеки со стороны родных с самого детства Александр Овечкин мог бы и не добиться прозвища «Великий»: «Однажды случайно услышала, как рядом обсуждали, что Овечкин играет в первом звене только потому, что у него мама из «Динамо». Я пошла к тренеру и потребовала, чтобы Сашку перевели в самую слабую пятерку. Тренер так удивился, но сделал, как я хотела. Через пару недель это звено стало первым».

    Павел, Валерий и Владимир Буре

    В знаменитой династии спортсменов и часовщиков случай немного иной. Павел Буре настоял, чтобы его отец Владимир стал персональным тренером по физподготовке. Более того, этот пункт был включен в его контракт с «Ванкувером», так что формой «русской ракеты» в его первом заокеанском клубе занимался именно папа. Надо сказать, что Владимиру Буре приписывают и огромную заслугу в том, что в сезоне 1994/95 после разрыва коленных связок Павел вообще не прекратил карьеру.

    Семья Буре переехала в Северную Америку в 1991 году, и, несмотря на то, что родители хоккеистов уже были в разводе, жили они поначалу все вместе. Американские СМИ приписывают организацию побега из Советского Союза именно Владимиру, а так же то, что по отношению к Павлу он был не только тренером, но еще массажистом, менеджером и телохранителем. Не исключаем, что так оно все и происходило, только вот американцы забыли при этом упомянуть, должность бизнес-агента российского хоккеиста. Владимир Буре отвечал за все рекламные контракты, которые предлагались его сыну, и, видимо, в итоге это стало одной из причин, почему в настоящий момент они не общаются.

    Что касается младшего сына – Валерия – то тут Владимир Буре тоже берет ответственность на себя. «Это моя вина. Мы уехали из страны, когда Валере было 17 лет. В Америке он попал в Западную хоккейную лигу с силовым стилем и множеством драк. Прежде чем принять шайбу, игроки думают, как увернуться от дуболома. Валерию не хватило развития в самом важном возрасте», – заявил он «Советскому спорту».

    При этом совершенно непонятно, о чем идет речь – для Валерия Буре три сезона в WHL, пожалуй, были самыми яркими годами его карьеры, он спокойно набирал больше 100 за регулярку, не обращая внимание ни на каких дуболомов. Но отцу виднее.

    Кирилл Кабанов и Сергей Кабанов

    Самый яркий пример того, как любовь отца к сыну и, вероятно, деньгам едва не угробила карьеру перспективного хоккеиста. Сергей Кабанов, очень долго проходивший в прессе под кодовым именем «ПапаКабанова», не просто принимал участие в карьере сына, он ей управлял. Должность «агент хоккеиста», казалось бы наемная и всегда можно уволить, человека ведущего тебя не в ту сторону, но не в этом случае. Хотя сам Кирилл не считает отца виноватым.

    «Я не считаю, что он сделал какие-то плохие вещи. Во всем виноват я, ведь я уехал, я же игрок. За мной было последнее слово, я решал, что буду делать дальше, и в итоге уехал в погоне за мечтой детства, будучи молодым и глупым. НХЛ – это было нечто невероятное. Когда приехал сюда, понял, что реальность и придуманный образ – разные вещи. В любом случае, что сделано, то сделано, и жалеть уже поздно. Возможно, много ошибок я совершил, но «папа Кабанова» – это мой отец, и я его очень сильно люблю. Если бы не он, неизвестно где бы я сейчас был. Учился бы в какой-нибудь школе, мечтал бы хотя бы устроиться на работу. А так – обо мне, по крайней мере, говорят».

    При этом Сергею Кабанову в вину можно многое вписать и как агенту, и как отцу: своими высказываниями он сжигал мосты с российскими клубами, лигой, сборной России, он вносил пункты в контракты, которые даже Александру Овечкину казались странными, Кабанов-старший не просто не помешал «побегу» сына, а организовал его, испортил отношения с иностранными агентами. В общем, делал все, чтобы карьера сына пошла не в ту сторону.

    Североамериканская пресса пишет, что у Кабанова было столько агентов, сколько нет пар обуви у иного мужчины. И, пожалуй, хорошо, что отец Кабанова был не последним его агентом. Все-таки любовь агента к своему клиенту должна быть дозированная, а никак не отцовская.

    Михаил Анисин и Вячеслав Анисин

    Скажем честно, вряд ли бы Вячеслав Михайлович, попал в этот материал, если б не недавняя история, в которой оказался замешан его сын. В ситуации, когда ты пошел на конфликт с руководством клуба и есть возможность оказаться крайним, поддержка отца очень важна, особенно если отец – трехкратный чемпион мира и участник Суперсерии. Правда, до конца все-таки непонятно, почему Михаил Анисин пошел на разговор к Сафронову с отцом, а не с агентом.

    Так или иначе, но за последние месяцы Вячеслав Анисин успел побыть как представителем хоккеиста, так и его личным тренером. Пусть даже все это было и неофициально.

    По окончании всей этой неловкой ситуации больше всего веселит реакция генменеджера «Динамо» Андрея Сафронова. «А мы с Анисиным и не ссорились. Всю эту историю придумали вы, журналисты. В итоге получилось так, что парень сам себя наказал. Он пропустил подготовительный период – и сейчас находится не в той оптимальной форме, в которой должен быть. Но мы с Мишей пожали друг другу руки», – заявил он в интервью «Спорт-Экспрессу». Вот так вот, журналисты во всем виноваты.

    Сергей, Федор и Виктор Федоров

    Все, кто покупал «Спорт-Экспресс» лет 8-10 назад, прекрасно помнят, что редкий хоккейный разворот обходился без комментариев Виктора Федорова. Заслуженный тренер России и отец двух хоккеистов всегда был эмоционален и говорил то, что считает нужным. Впрочем, может того хотелось журналисту, ведущему колонку этого специалиста. Так или иначе, но своими высказываниями Виктор Федоров принял непосредственное участие в жизни сына.

    Как говорится в известной поговорке – «слово ранит»? Слово может сделать гораздо хуже, если в нем говорится о планах сына уйти из команды, когда сам сын еще ждет предложения от этого же клуба. Виктор Федоров был слишком откровенен со «Спорт-Экспрессом» и, похоже, не подозревал, что Detroit Free Press умеет переводить с русского на английский. По ходу сезона 2002/03 цитаты Федорова-старшего помешали заключить сыну контракт с «Ред Уингс», а ближе к рынку свободных агентов он наступил на грабли еще раз. Прилетело, правда, сыну – все знают, как развивалась его дальнейшая карьера: «Анахайм», «Коламбус», «Вашингтон», «Магнитка»… Впрочем, если б Сергей Федоров хотел, он наверняка бы нашел способ остаться в «Детройте», тем более, что деньги ему предлагали там неплохие.

    Виктор Федоров принял участие и в карьере младшего сына – Федора. Дело о его контракте, подписанном со «Спартаком» на будущий сезон перед отправлением в аренду в «Магнитку», приняло совершенно неожиданный поворот: стало известно, что на документе автограф не самого игрока, а его отца. Руководство ПХЛ, немного шокированное такой постановкой вопроса, признало контракт недействительным, но посоветовало «впредь не привлекать к участию в подписании контрактов профессиональных хоккеистов родителей и членов их семей».

    Илья Ковальчук и Любовь Ковальчук

    Мама Ильи Ковальчука в наш материал попадает, скорее, авансом. Как бы ни преувеличивали ее роль в выборе нападающего между НХЛ и КХЛ год назад, неправильно было бы предполагать, что последнее слово осталось за ней. К мнению мамы прислушиваются все – и Ковальчук не исключение, что абсолютно нормально. Но решение хоккеиста уж точно не должно основываться только на этом аргументе.

    Год назад «Советский спорт» не обходился без комментариев Любовь Николаевны, и потому она очень быстро превратилась чуть не в эксперта газеты. Выуживать через родственников информацию о хоккеисте, дело, конечно, любопытное, но самое содержательное и интересное интервью мама Ковальчука все-таки дала «Московскому Комсомольцу»: «Вы, наверное, не поверите, что в детстве его звали нытиком. Он постоянно плакал, когда проигрывал, когда у него что-то не получалось, психовал. Был даже случай, когда Илья ударил судью клюшкой по ногам за то, что он его удалил. Тем не менее мой муж всегда говорил: время пройдет, и все встанет на свои места. И действительно, постепенно он стал меняться. Конечно, и сейчас он расстраивается, но не часто. Тут дали свое гены — Илья ведь на четверть хохол».

    Виктор Тихонов-младший, Василий и Виктор Тихоновы

    Было бы странно, если б в такой династии молодому хоккеисту бы не помогали. Однако не стоит думать, что речь идет о протежировании и блате. Виктор Тихонов-младший в 17 лет предпочел играть в Высшей лиге за «Дмитров», чем выступать в ЦСКА и слушать разговоры о влиятельности деда.

    Но, пожалуй, ключевое влияние на становление игрока оказал именно Василий Тихонов, прервавший тренерскую карьеру ради становления собственного сына. Как потом вспоминал специалист, в те времена он не пропускал ни одной тренировки Виктора.

    «Если честно, у него вообще свободного времени не было. Он тренировал команду утром, смотрел видео днем, потом вторая тренировка с командой, а уже в конце дня мы с сестрой приезжали из школы и он еще с нами по три часа на льду катался. Весь день у него был расписан. Он сказал, что видел во мне талант, видел, что я хочу работать. И сказал, что у него никогда не было сомнений, посвящать ли мне время. Для него очень важна моя карьера, он четыре года не тренировал, чтобы устроить меня сначала в юниорскую команду, а потом дальше. Соглашусь с вами, он очень много в меня вложил, я ему безмерно благодарен», – рассказал Тихонов-младший в интервью «Горячему льду».

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы