Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Это не хоккеисты горят в этом самолете. Это отцы, сыновья и люди»

    Трагедия в Ярославле отодвинула на второй план все события российской действительности. Но мировая пресса по-разному откликнулась: канадцы и эстонцы ищут причины авиакатастрофы, собирая ужасы от полетавших на российских чартерах, немцы пишут некрологи, шведы отдают дань уважения Стефану Ливу – обзор мировой прессы на Sports.ru.

    «Это не хоккеисты горят в этом самолете. Это отцы, сыновья и люди»
    «Это не хоккеисты горят в этом самолете. Это отцы, сыновья и люди»

    Сергей Олехнович, «Прессбол», Беларусь

    Мозг понимает, что беда пришла, что тела погибших игроков «Локомотива», среди которых и мой друг Руслан Салей, скоро будут преданы земле или кремированы, но щемящее тупой болью сердце, словно кто-то очень злой и жестокий вогнал в него сверло и с садизмом проворачивает, отказывается в это верить. Оно, сердце, надеется на чудо даже тогда, когда на официальном сайте российского МЧС обнаруживаю три самых ужасных на тот момент слова – Салей Руслан Альбертович...

    Увы, чудес в жизни, наверное, все-таки не бывает. Я включаю диктофон, где записано последнее – душа разрывается: ПОСЛЕДНЕЕ!!! – интервью Руслана и до трех часов ночи слушаю его живой голос снова и снова. Слезы текут по щекам, но я их не стесняюсь. И не оттого, что никто их не видит – они как эпитафия моему другу и всем пассажирам чартерного рейса Ярославль – Минск.

    Рафаэль Сааков, BBCRussian.com, Великобритания

    Крушение самолета с хоккеистами ярославского «Локомотива» объединило не только российскую, но и всю мировую общественность. Клубу, который был представлен игроками ведущих сборных Европы и которым руководил канадский тренер, сочувствуют жители разных континентов.

    Руководство Континентальной хоккейной лиги сообщило, что все российские клубы готовы предоставить «Локомотиву» своих игроков для участия в новом сезоне, старт которого был отложен. Такое решение было принято лигой совместно с профсоюзом игроков.

    Андрей Котов из неофициальной группы болельщиков ярославского «Локомотива» сказал Би-би-си, что пропуск всего сезона может поставить крест на будущем команды.

    «Я думаю, будет правильно, если руководство КХЛ соберет с каждой из других команд по несколько игроков. Можно подкрепить состав и нашей перспективной молодежью. Да, это трагедия, но начать создавать команду нужно уже сейчас, нельзя пропускать весь сезон. Иначе команда может просто пропасть из-за недостаточного финансирования», – считает Котов.

    Ellen Barry and Andrew E. Kramer, The New York Times, США

    «Бизнесмены-миллиардеры и крупнейшие государственные компании, такие как энергетически гигант «Газпром», закачивают большие деньги в лигу, улучшая арены и увеличивая зарплаты, надеясь сохранить игроков, переходящих в НХЛ, и приглашая на работу североамериканских и европейских звезд – тренеров и игроков. Катастрофа, скорее всего, заставить дважды обдумать предложение из КХЛ».

    Marc Heinrich, F.A.Z., Германия

    Для Роберта Дитриха никая дорога не была слишком продолжительной, вызов слишком большим, чтобы найти свое счастье в профессиональном хоккее. Ему было всего двадцать пять лет. Дитрих умер, как почти все его товарищи по команде «Локомотив», в авиакатастрофе.

    Предложение из Ярославля, поступившее летом этого года, было слишком заманчивым для такого энергичного парня, как он, чтобы отказаться. Приключение для путешественника завершилось на Волге самых худшим образом.

    Циция Мамулашвили, «Новости-Грузия», Грузия

    Национальная федерация хоккея Грузии выражает соболезнования в связи с гибелью хоккеистов ярославского «Локомотива» в результате авиакатастрофы под Ярославлем в среду.

    «К сожалению, по техническим причинам, поскольку с Россией у нас визовый режим, мы не сможем принять участие в траурных мероприятиях… У нас были контакты с этой командой. Два года назад именно в этой команде играл по происхождению грузин Георгий Гелашвили, отличный вратарь, которого мы пригласили в национальную сборную Грузии, но он продолжил играть в России», – заявил генеральный секретарь федерации Александр Вашакидзе.

    Scott Cruickshank, Calgary Herald, Канада

    Джером Игинла играл вместе с Харли Хотчкиссом (Harley Hotchkiss), Уэйдом Белаком (Wade Belak), Брэдом Маккриммоном. Этим летом все они погибли. За последние месяцы смерть также не обошла Дерека Бугаарда, Рика Райпьена (Rick Rypien) и в среду, в авиакатастрофе, всю команду из России. Маккриммон был тренером ярославского «Локомотива» из КХЛ.

    «Невероятно. Бах, и это случилось», – сказал главный тренер «Калгари» Брент Саттер после смерти сорока трех человек, когда чартерный рейс «Локомотива», направляющийся в Минск, упал вскоре после взлета, – «Словами не передать, что чувствует человек в такие моменты. Вы знаете игроков, которые были на этом самолете, вы знаете тренеров, которые также там были. Это ужасный день. Скорбный день. Вам становится страшно за всех. Ужасно. Мне трудно говорить об этом. Я лично знал Брэда. Его семью. Его брата Келли. Его маму и папу. Ужасный день».

    Виталий Славин, «Советский спорт», Россия

    Ни с кем из погибших я не был близко знаком – короткие интервью, общение по телефону не в счет. Но мне сейчас так больно… Так жалко всех ребят – цвет не только российского, но мирового хоккея. Их родных и близких. Не знаю, но у меня сейчас в душе такая же пустота, как шесть лет назад, когда я потерял отца… И слезы сами выступают на глазах…

    Алексей Байер, «Слон», Россия

    Нью-йоркским утром пришло сообщение о том, что в Ярославле разбился самолет. Признаюсь, я довольно равнодушно пожал плечами. Ну, разбился и разбился. Конечно, событие печальное, но лента новостей каждый день оповещает нас о гибели людей: на войне, в катастрофах, в техногенных авариях и от экстремальных явлений природы.

    Потом, когда выяснилось, что погибла ярославская хоккейная команда, неприятно кольнуло под ложечкой. А когда я увидел список погибших и нашел в нем столько имен российских и энхаэловских звезд, у меня вдруг больно защемило сердце. Как будто погибли знакомые, близкие люди.

    Команда – это нечто большее, чем сумма ее составляющих. И когда в катастрофе гибнет целиком вся команда, начинаешь это понимать. Гибель всей команды корнями уходит вглубь истории, к бесчисленным военным кораблям, ушедшим на дно со всей своей командой. К гибели всего войска, к разгрому армии. К Священному отряду Фив, целиком погибшему от македонских мечей в битве при Хиронее. К греческой трагедии.

    Пусть мы не болельщики, пусть хоккейная команда из Ярославля для нас пустой звук. Ее гибель – наша общая трагедия. Соболезнования родным и близким погибших, соболезнования и всем нам.

    Игорь Ларин, «Спорт-Экспресс», Россия

    Вчера в 16.05 российский хоккей понес, пожалуй, самую тяжелую утрату в своей истории. Мы потеряли команду, которая находилась в самом сердце страны и была душой нашего хоккея. Команду с лучшей школой, с поразительно тонкими и верными болельщиками. Команду из региона, в котором даже шапочное знакомство с любым хоккеистом клуба обеспечивало зеленый свет на всех жизненных дорогах. Команду, пронзительную любовь к которой ярославцев нам, порой пресыщенным спортом москвичам, до конца, наверное, так и не понять.

    Sugar, Pikosky.sk, Словакия

    При написании этих строк я продолжаю путешествовать по интернету. Читаю новостной портал и надеюсь встретить статью под названием: «Демитра жив» или «Наша хоккейная легенда вместе с несколькими счастливчиками пережили страшную авиакатастрофу». Надеюсь, что российские чиновники и СМИ не все нам сообщили, и Павол жив, его сердце бьется, и все смеются над сообщениями о его смерти. Но надежды гаснут с каждой минутой.

    Franklin Steele, Bleacher Report, США

    К тому время, когда я узнал о случившимся, в сети уже появилось видео авиакатастрофы. Но я не могу его смотреть. Это не хоккеисты горят в этом самолете. Это отцы, сыновья и люди. Люди, которые незадолго до взлета звонили по телефону своим женам или дочерям, говоря им, что вскоре надеятся их увидеть. Говорили им, что любят их.

    Мне двадцать четыре года, и шесть часов назад я хотел верить, что эти ребята отличаются от нас. То, что они непобедимы, никогда не болеют, никогда не боролись с наркоманией или депрессией. Но они такие же люди, как все мы. Как утверждает забавная реклама НХЛ, игроки такие же, как ты и я... только они хорошо умеют играть в хоккей.

    Я бы хотел передать мои самые сердечные соболезнования семьям всех тех, кто потерял близких этим летом. Даже если это не связано с трагедией в России, или если вы не знали о Рике Райпьене или Дереке Бугаарде, мои вам соболезнования.

    Lukáš Tomek, Blesk.cz, Чехия

    Трагическая смерть Яна Марека, Карела Рахунека, Йозефа Вашичека и всех их друзей по ярославской команде является одним их самых печальных моментов в истории профессионального спорта. Это ужасное, жестокое и бессмысленное событие.

    Волна сожаления и грусти, которая вчера затопила Чехию, Россию и Словакию, поражает. Десятки тысяч болельщиков в течение нескольких минут вступили в группы на Facebook, чтобы выразить свое сожаление. Еще сотни вечером в Праге, Гавличкуве-Броде, Москве и Ярославле зажгли свечи. Вспоминали своих героев.

    Смерть – это не конец, а ворота в вечность. И все же трудно смириться с тем, что этих трех парней, мы больше никогда не увидим... Соболезнования.

    Thomas Cederfeldt, GP.se, Швеция

    Нам удостоилась честь запомнить Стефана дружелюбным человеком, который всегда торопился и всегда старался ответить на все вопросы. На льду он мог сходить с ума, когда пропустит шайбу, но за пределами льда он был самым дружелюбным из команды со сдержанным, тонким чувством юмора.

    Я не знаю никого, кто плохо относился к Стефану Ливу. Он был просто хорошим парнем, немного странным и часто криво усмехался, если заданный ему вопрос был слишком сумасшедшим. Вот таким я его помню. И среди этих грустных мыслей есть еще одно сильное чувство: уважение к Стефану.

    Eesti Rahvusringhääling, Эстония

    Вратарь сборной Эстонии по футболу Сергей Парейко почти 10 лет отыграл в России. Летать на самолетах приходилось постоянно. Один из перелетов едва не завершился трагедией – самолет Як-42, в котором команда вратаря летела на игру, чуть не взорвался в воздухе.

    В 2001 году Парейко перешел из «Левадии» в волгоградский «Ротор». «В том сезоне мы отправились на матч с воронежским «Факелом». Рейс затягивался. От Волгограда до Воронежа всего 45 минут лету, а мы с партнерами смотрим на часы и думаем, что-то уж больно долго летим. Уже целый час прошел, а на посадку все не идем. Экипаж нас успокаивает. Мол, по метеорологическим причинам аэропорт Воронежа нас принять не может и пока мы просто кружим над городом – ждем, когда дадут добро на приземление. Проходит еще полчаса и мы наконец-то садимся.... в Волгограде.

    Выяснилось, что в ходе полета у самолета отказал один из двигателей. Пилоты нас успокаивали, говорили, что ничего страшного. А вот стюарды сказали, что мы вполне могли взорваться в воздухе. Повезло», – вспомнил едва не ставшую трагедией историю Сергей Парейко в разговоре с корреспондентом портала rus.err.ee.

    Говоря о вчерашнем трагическом случае, в ходе которой разбился самолет с ярославской хоккейной командой «Локомотив», Сергей Парейко сказал, что, к сожалению, в России пока жареный петух не клюнет, никто и не почешется. «В результате этой трагедии, думаю, меры будут приняты жесткие и все старые самолеты будут списаны», – сказал он.

    The New Age, ЮАР


    Президент ЮАР Джейкоб Зума выразил соболезнования России после авиакатастрофы в Ярославле. В департаменте международных отношений сообщили, что Зума отправил письмо президенту России Дмитрию Медведеву. Он выразил «глубокую скорбь», узнав о катастрофе: «В это тяжелое время скорби и печали все наши мысли и молитвы о семьях погибших».

    Mainichi Daily News, Япония

    В последние годы у России и других бывших советских республик были одни из худших в мире показателей безопасности полетов и надежности воздушных судов. Эксперты объясняют это возрастом самолетов, слабым контролем со стороны государства, плохой подготовкой пилотов и тотальной экономией.

    Водолазы лихорадочно работали в рамках поисковой операции, которая не прекращалась и ночью. Они старались как можно быстрее поднять тела больших, сильных спортсменов на носилки из грязной, обрывистой реки.

    Полчища полиции и спасательных команд бросились в Туношну, ветхую деревню с небольшими деревянными домами и церковью с синими куполами на берегу Волги в десяти милях к востоку от Ярославля.

    На этой неделе Россия надеялась представить Ярославль как современный и динамичный город во время международного форума, на котором будут присутствовать главы государств, в том числе президент России Дмитрий Медведев. Поэтому катастрофа стала особенно горьким ударом. Форум пройдет на хоккейном стадионе.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы