Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Александр Бурмистров: «Пондус? Впервые слышу»

Форвард «Джетс» Александр Бурмистров рассказал Sports.ru, почему он подрался с Джоном Таваресом, какой гол считает лучшим в минувшем сезоне, чем колледжский баскетбол лучше НБА, а также выразил сомнения касательно того, что в Виннипеге холоднее, чем в Новосибирске.

Сезон на «тройку»

– Вы дебютировали в НХЛ в 18 лет. Большинство ваших ровесников о таком могут только мечтать. Сами как оцениваете первый сезон?

– Думаю, на «тройку». И то только потому, что пробился в основной состав и играл там весь сезон.

– Начало чемпионата у вас получилось более результативным, чем середина и концовка. С чем это связано?

– После того, как я получил микротравму в матче с «Бостоном», наверное, стал играть аккуратнее и несколько сбавил обороты. Надо было немного отдохнуть и пропустить пару игр, а я сразу вышел на лед. Решил доиграть оставшиеся матчи. Из-за этого, думаю, такой спад и наступил.

– Тренеры торопили с возвращением?

– Не без этого. А я ведь новичок, так что не мог отказаться.

«Тренеры торопили с возвращением. А я ведь новичок – не мог отказаться»

– 20 очков в 19 лет – это достойный результат. Однако за такой показатель полезности («-12») молодых игроков обычно журят.

– Насчет этого у меня даже разговоров с тренерским штабом не было. У нас в «Атланте» трудно найти игрока без минуса. Так что тяжело было остаться в плюсе.

– Самый трудный компонент для молодого центрфорварда – это вбрасывания? Вы в среднем выигрывали 40%. Довольны?

– В конце сезона, в принципе, подтянулся, увереннее стал. В начале же, думаю, слабо играл «на точке». Потом привык, наверное. Знал, кто на что способен. Смотрел, как действуют другие, работал над этим на тренировках. В команде многие ребята подсказывали, что и как делать. Тот же Рик Певерли, который потом с «Бостоном» Кубок Стэнли выиграл. Он очень многому меня научил.

– В чем удалось прибавить за этот сезон? Все-таки между юниорским хоккеем и энхаэловским пропасть.

– Во всем понемножку. В скорости движения, например, принятия решений. В НХЛ ведь надо быстрее думать.

– Были ли моменты, когда наставник «Атланты», Крэйг Рэмзи, был вами особенно недоволен и позволял себе повысить голос?

– Случалось, конечно. И не один раз. И не только со мной. Он на всех повышал голос, не исключая звезд. Я критику нормально воспринимаю, как хороший совет. Даже когда тренер говорит что-то, с чем я, может быть, не совсем согласен, все равно прислушиваюсь к его словам.

«С этим парнем можно подраться»

– Если спросить болельщиков о самом ярком моменте сезона с вашим участием, скорее всего, чаще других будут вспоминать гол в ворота «Вашингтона», где вы всю команду в одиночку обыграли. А сами как думаете?

– Даже не знаю. Мне кажется, интересных случаев много было. Например, когда я подрался с Таваресом. Как бы то ни было, я стараюсь уже забыть все это и готовлюсь к новому сезону.

– Да, видеть вашу драку с Таваресом было весьма неожиданно.

– Там как дело было: Таварес решил со мной подраться – оборачиваюсь, а он уже без краг. Я посмотрел на него и подумал: «Ничего страшного, с этим парнем можно попробовать подраться». Для меня это была первая драка в Северной Америке. В России, еще когда за вторую команду играл, там тоже случалось.

«Таварес решил со мной подраться – оборачиваюсь, а он уже без краг»

– Как партнеры на это отреагировали? Что сказал, например, Дастин Бафлин, который сам неплохо умеет кулаками махать?

– Бафлин-то как раз у нас вообще не дрался. Он это практиковал, когда в «Чикаго» играл. В «Атланте» у нас главным по этой части был Боултон. Все нормально отнеслись. Посмеялись, сказали: «Молодец!» Поздравили.

– Чуть позже вы «Кэпиталс» еще одну красивую шайбу забросили. Вам лично какая больше понравилась?

– Думаю, второй гол, который я в Вашингтоне забил, был поважнее для нашей команды. Мы тогда вели 2:1, кажется, и это был третий гол. А там и четвертый забили, шел третий период… Да, может быть, тот гол получился более красивым, но этот, считаю, был важнее.

– Каким-то мистическим образом ни один из этих голов в итоге не был номинирован на звание лучшего в сезоне. Не обидно?

– Не обратил на это внимания. Только от вас узнал.

– Сами какой гол считаете лучшим в сезоне?

– Думаю, гол Джордана Эберле.

– То есть, он по праву выиграл голосование?

– А, так его и признали лучшим? Я даже не знал. Но в самом деле он этого достоин. Все-таки это первая шайба Джордана в НХЛ, да еще такая красивая. Все сделал сам. Мне очень понравилось.

«Игры НБА – это тусовка»

– Вечеринка новичков – это всегда что-то особенное. Владимир Жарков, с которым вы в одном звене на Евротуре играли, рассказывал, что он пел российский гимн, например. Как у вас все прошло?

– Было довольно интересно. Мы сыграли с «Монреалем», сели в самолет и отправились во Флориду. У нас перед игрой было два выходных. Сходили сначала в ресторан, потом в ночной клуб. Помню, надо было рассказать анекдот, но у меня не получилось – они же не понимают наш юмор. Начал рассказывать и остановился. Думаю, лучше сейчас, чем мне потом что-нибудь скажут. Затем надо было кого-нибудь изобразить и станцевать. Танцевать я не стал, а вот изобразил Брента Сопела. Он очень своеобразно на игры настраивается, так что шутка удалась.

– Когда вы играли в OHL, то были очень дружны с игроками «Бэрри». В «Атланте» за пределами площадки такая же атмосфера?

– Почти всегда с кем-то вместе был и на выезде, и дома. Очень много времени проводил с Патрисом Кормье. Либо поедем куда-нибудь, либо у меня дома посидим. Если были выходные, то вместе шли или в ресторан, или просто гулять. Эвандер Кэйн иногда к нам тоже подключался.

– Вы назвали только молодых игроков. Получается, с более взрослыми партнерами меньше общались?

– На выездах как раз обычно с игроками постарше общался. На ужин ходил с Николаем Антроповым, а он больше со «старичками» был, так что я с ними вместе сидел.

«Помню, надо было рассказать анекдот, но у меня не получилось – они же не понимают наш юмор»

– В начале сезона вы жили в отеле, после чего переехали в собственную квартиру. Хватило времени, чтобы ее обставить?

– Дня за три все сделал. Как только снял квартиру, мы вместе с мамой и женой агента поехали мебель выбирать. Так что довольно быстро управились.

– У североамериканцев не принято жить с родителями после 18 лет. Партнеры над вами не подшучивали, что вы с мамой некоторое время в Атланте жили?

– Да нет. Все нормально к этому отнеслись. Даже тренеры сказали, мол, хорошо, что к тебе мама приехала. Я всегда дома был. Мама готовила, так что дома всегда привычная вкусная еда. Я был только рад, что она рядом.

– Баскетбол куда более популярный вид спорта в Атланте, нежели хоккей. Прониклись любовью к местным «Хокс»?

– Нет, я только один раз на баскетбол ходил, когда «Атланта» с «Бостоном» играл. Больше не получилось – времени не хватало.

– Была бы возможность, пошли бы снова?

– Не знаю. Мне многие ребята советовали посмотреть матчи студенческих команд. Дескать, там более интересный баскетбол. А тут больше тусовка. Народ собирается на звезд посмотреть, о своем поговорить. А сам баскетбол, по-моему, никто не смотрит. Но все равно интересно. Думаю, сходил бы еще.

Пособие для хоккейных школ

– Поскольку вы были в основе команды НХЛ, на чемпионате мира в Баффало сборной пришлось обойтись без вас. Не было желания отпроситься на этот турнир?

– Нет. У меня был свой сезон. Я хотел попасть в плей-офф. Если честно, даже мысли такой не было.

– Насколько внимательно следили за успехами сборной Брагина?

– Если у нас не было игр, то я смотрел матчи в прямом эфире. Если нет, то после игры смотрел повторы лучших моментов. Всегда был в курсе событий. Читал все, что публиковали на Allhockey.Ru и Sports.Ru, смотрел видео-интервью. Помню, во время первой игры с Канадой, у нас часть команды сидела в раздевалке и мотала клюшки – готовились к своему матчу, а я с группой других ребят сидел в столовой, перематывал клюшку и смотрел эту игру.

– Делали ставки в команде на то, кому достанутся золотые медали?

– Нет. Канадцы, само собой, говорили, что выиграет Канада, а мы, русские, говорили, что выиграют наши. Так как нас было всего двое, то они, естественно, больше орали. Потом, правда, уже мы (улыбается).

«Ребята имели полное право праздновать свое чемпионство так, как им хочется»

– Скажите честно, верили, что сборная России сможет вытащить финальную встречу?

– Верил. Потому что канадцы выиграли первый матч. А два раза одну и ту же команду на чемпионате мира обыграть почти нереально.

– После финала вы, наверное, королем в раздевалке «Атланты» ходили?

– Ну, не то чтобы. Подкалывал, конечно, ребят, но таким уж прям «королем» не ходил. Потом зато меня подкалывали из-за этой истории с аэропортом.

– Кого из друзей в сборной первым поздравили с победой?

– Игоря Бобкова и Диму Орлова. Это ребята, с которыми я постоянно общаюсь. С Бобковым вообще жили вместе. С Орловым сейчас вот отпуск в Турции провели.

– После победы сборная угодила в скандал с празднованием в отеле и непопаданием на свой рейс. Эта история получила большой резонанс. Ребятам досталась приличная порция критики. Как относитесь к этому?

– Я считаю, что вся Россия ждала этой победы. Парни выложились до конца, такой матч вытащили! Его, наверное, стоит показывать в хоккейных школах, чтобы все видели, как надо играть и бороться до конца. А потом нашлись какие-то люди, которые стали наговаривать на ребят, добывших эту победу. Думаю, это не очень красиво. Они заслуженно победили и имеют полное право праздновать свое чемпионство так, как им хочется.

«Пондус? Первый раз слышу»

– В конце сезона вы все же оказались в сборной. Причем уже не молодежной, а национальной. Ждали вызова от Вячеслава Быкова, или он свалился, как снег на голову?

– Ждал. Как не ждать-то? Надеялся, что меня вызовут. Особенно, когда стало известно, что мы не проходим в плей-офф. В итоге позвонил Вячеслав Аркадьевич и сказал, что меня ждут в сборной, чтобы я готовился к Евротуру.

– В чем вам видится главное отличие молодежки от первой сборной?

– Знаете, я на чемпионате мира в Саскатуне провел со сборной всего две недели – без сборов, без всего. Так что про молодежку толком ничего сказать и не могу. А здесь я провел больше времени. Отметил бы то, что никто ни за кем не следит. Ты считаешься профессионалом. Должен делать то, что знаешь.

«На нас не будут смотреть, как на слабую команду. На нас будут смотреть, как на новую команду»

– Вы говорили, что были особенно рады знакомству с Павлом Дацюком. Был ли на чемпионате мира в Словакии игрок, к которому вы испытывали те же чувства?

– Трудно сказать. В сборной я познакомился с Федором Тютиным и Александром Радуловым. Мы много общались, да и комнаты у нас рядом были.

– Быков так и не включил вас в заявку на чемпионат мира, несмотря на то, что вы фактически были частью команды. Тяжело было тренироваться со сборной, а потом смотреть матчи с трибуны?

– Конечно. Потому что хотелось выйти на лед и что-нибудь показать, как-то помочь. Можно сказать, перед последними тремя играми я уже потерял надежду и просто заканчивал сезон. До этого мы с Денисом Гребешковым активно тренировались, крутили велосипед перед играми, готовились по полной программе. Ну, не получилось, так не получилось. Еще будет время.

– Как относитесь к последовавшей после турнира отставке тренерского штаба сборной?

– Даже не знаю, как к этому отнестись, потому что я очень мало времени провел с Вячеславом Быковым и Игорем Захаркиным. Такая же ситуация у меня и с Зинэтулой Хайдаровичем. Я ведь его толком и не знаю, хоть и был в «Ак Барсе» когда-то. Так что я не могу ответить на этот вопрос. Будем надеяться, что с новым тренером в сборной все будет так же отлично, как было вначале с Быковым и Захаркиным.

– Слово «пондус», произнесенное Игорем Захаркиным, стало поводом для постоянных шуток. Слышали его раньше?

– Какое слово, простите?

– Пондус. Это степень доверия полевых игроков к вратарю.

– Впервые слышу.

«К холодам я готов. Куплю себе какой-нибудь пуховик»

– Помимо перемен в сборной, есть и другие, на клубном уровне. «Атланта» переехала в Виннипег. Рады возвращению в Канаду?

– Трудно сказать. Я в городе еще ни разу не был, болельщиков не знаю. Знаю, только, что там очень любят хоккей. Там буквально за две недели разлетелись все билеты. Большой ажиотаж. С наслаждением буду ждать начала чемпионата. Но я также хочу поблагодарить Атланту и ее болельщиков. Да, их было немного, зато они были верны. Они всегда были с нами, поддерживали. Я только рад, что этот город был в моей жизни, и мне довелось там поиграть.

– Вам теперь летать придется намного больше, поскольку «Виннипег», по иронии судьбы, унаследовал и юго-восточную дивизионную прописку от «Атланты».

– Ну, что поделать? Как говорится, кому сейчас легко? Наше дело – выходить и играть. Стараться выйти в плей-офф, выиграть Кубок Стэнли, биться в каждом матче. На нас не будут смотреть, как на слабую команду. На нас будут смотреть, как на новую команду. Так что будут биться против нас еще больше.

– Знаете, что Виннипег – это самый холодный город в мире с населением более полумиллиона человек?

– Слышал, что там холодно. Но вы хотите сказать, что там холоднее, чем в Новосибирске?

– Видимо. Недаром же канадцы в шутку называют его «Винтерпег».

– Да? Ну что ж. У нас в Казани тоже бывает очень холодно. Так что я готов. Куплю себе какой-нибудь пуховик (смеется).

– Как вам кажется, «Виннипег» – это будет та же «Атланта», только в другой форме, или же перед нами предстанет совсем другая команда?

– Сейчас я вам ничего не могу сказать. Вот игры начнутся, тогда мы с вами еще одно интервью сделаем, и я расскажу, что у нас за команда.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы