Загрузить фотографиюОчиститьИскать

«Где вы еще такое увидите, а?»

За день до очной встречи сборные России и Голландии потренировались на «Локомотиве», застав там триумф Елены Исинбаевой, искупавшись в лужах и совершив обмен комплиментами – репортаж корреспондентов Sports.ru из Черкизова.

 «Где вы еще такое увидите, а?»
«Где вы еще такое увидите, а?»

Под звуки гимна

Голландские журналисты со своими открытыми лицами, белозубыми улыбками и нарядными макинтошами окончательно убедили всех, кто еще не отошел от вязких и душных матчей выходных – в Москву вернулся международный футбол. Впрочем российских репортеров исходившее от иностранных коллег благополучие интересовало меньше, чем настроение их соотечественника, который давал первую после Евро-2008 пресс-конференцию – перед товарищеским матчем с Голландией.

«Hey, everybody, welcome. Dutch media, Russian media», – в переводе демократичное приветствие Гуса трансформировалось в пышное «Мы рады приветствовать журналистов из всех стран мира».

После дюжины фраз о новой эре голландского футбола, противостоянии родной стране и признания в упорном желании сделать что-нибудь с развитием системы детско-юношеского спорта России Хиддинк осекся, будто устыдившись вторичности своих рассуждений, и неожиданно предложил собравшимся задавать вопросы. Секундное замешательство едва не было использовано как путь к отступлению – от бегства тренера спас Россию, как всегда, иностранец.

– О чем вы говорили, когда упомянули новую эру в голландском футболе? – с надеждой на истину полюбопытствовал представитель De Telegraaf.

– Парни, которые еще совсем недавно были великими игроками, постепенно, шаг за шагом привлекаются к тренерской работе. Я имею в виду помощников Берта ван Марвейка – Франка де Бура и Филиппа Коку. Предсказываю, что они будут великолепными тренерами. Я знаком с их человеческими качествами и основываюсь на этом. Мне бы хотелось видеть подобное и в российском футболе, – замечтался Гус.

Затем вниманием тренера завладел соотечественник, упорно беседовавший с ним на родном языке. Сквозь частокол шипящих прорывались знакомые season, player, team – видимо, ничего нового голландцы друг другу не рассказали. После этого Хиддинк, подмигнув собравшимся веселым глазом с тянувшейся к виску впадинкой от очков, предложил встретиться на поле.

Зырянов: «Не скажу, что мы едем в сборную, как в отпуск»

Соскучившиеся друг по другу футболисты с оживлением высыпали на газон, стараясь доказать, что достойны места в команде, которая стала бронзовым призером континентального первенства.

«Не скажу, что мы едем в сборную, как в отпуск, но игра дается без особых проблем, потому что все знакомы, разговаривают на одном языке, так что сложностей нет. А в «Зените» у нас многонациональная команда, где есть люди, которые не понимают русский язык», – после сетовал печально взиравший на примелькавшиеся лица журналистов Зырянов.

На «Локомотиве» включили трансляцию Олимпийских игр. На табло, уставшем светиться лишь скупым счетом очередного футбольного матча, появилась картинка из Пекина. На пьедестал взошла Елена Исинбаева. Сборная России начала играть в квадрат.

Исинбаева надела золотую медаль – Бородюк прервал передачу Быстрова.

Зазвучал российский гимн – Быстров издал истошный крик, корчась в картинном падении на колени.

Елена заплакала – сборная России продолжала азартно резаться в квадрат. «11, 12, 13!» – кричал Бородюк, подсчитывая количество точных передач.

«Рэф! Хэй, рэф!»

Единственным сюрпризом начавшейся вскоре двусторонки стала замена Акинфеева на Габулова в основном, «желтом» составе. Очень старался Баженов, сделавший хет-трик. Вместе держались Павлюченко, Жирков и Торбинский, отчего-то стосковавшиеся друг по другу. В пресс-ложе рассказывали, что при заселении в отель «Мариотт» игроки сначала тепло поприветствовали друг друга, а затем, соскучившись по Тверской, сбежали гулять по центру столицы.

Автором заслуживающего внимания эпизода стал Александр Бородюк – вечно молодой тренер старался уйти из-под опеки сразу пяти игроков и сохранить мяч для своей команды. К удовольствию собравшихся, тренеру это удалось – остановить героя смог лишь Янбаев, технично отобравший мяч у соперника. Бородюк принялся кататься по траве, держась за левую ногу и взывая к Хиддинку: «Рэф! Хэй, рэф!».

Голландцы не хотели идти в микст-зону, но их уговорили

К этому моменту российские журналисты засобирались в микст-зону – голландцы идти не хотели, но их все таки уговорили. «Давайте, давайте. Это русское развлечение – как водка, баня, балалайка. Без этого, можно сказать, вы не были в командировке в России», – внушали иностранцам. Аршавин русских не подвел – вышел первым, в окружении солидных приятелей в черных пиджаках. Зенитовец головы не поднял, и репортеры впервые остались этим довольны. «Где вы еще такое увидите, а?», – спрашивали у растерянных коллег из-за рубежа.

Пробежавшего мимо журналистов Павлюченко почти у выхода настиг вопрос: «Роман, на что будете играть?». «На победу!» – довольно ответил спартаковец – ответ на этот вопрос он выучил назубок. Дебютант национальной команды Баженов местных порядков еще не выучил – подошел к протянутым диктофонам. Даже огромные черные ресницы форварда не скрывали гордость, которой лучились его глаза.

«Большая честь попасть даже в заявку национальной сборной. Я для этого очень долго работал», – научить ответам товарищи партнера все же успели.

Небо на асфальте

Ближе к вечеру небо над Черкизово стало напоминать асфальт. Становилось не по себе. Футболисты голландской сборной стояли в пробке, когда тучи разразились сильнейшим ливнем.

По стадиону пронеслись слова сочувствия с приятным фламандским акцентом

Дождь почти стих, и голландцы неторопливо вышли на поле. Активнее всех себя вел Дирк Кюйт. Нападающий, видимо, уже привыкший тренироваться в схожих условиях на «Энфилд Роуд», первым нанес удар по мячу, а во время разминки бегал поперек поля настолько стремительно, что периодически был вынужден останавливаться, дожидаясь партнеров. Двусторонка соотечественников Гуса Хиддинка, даром что игралась на полполя, была максимально приближена к реальному матчу.

По кромке, изображая лайнсменов, бегали ассистенты ван Марвейка, периодически фиксировавшие положение «вне игры». Первым в офсайд вполне ожидаемо угодил Кюйт. Существенный отпечаток на игру наложила огромных размеров лужа в районе центрального круга – мяч из раза в раз застревал в ней, заставляя защитника постоянно за ним возвращаться. Изрядно промочивший ноги Хейтинга в одном из эпизодов предпринял попытку технично остановить мяч в воздухе. Попытка эта закончилась крайне неудачно, и футболист вслед за мячом с высоты своего роста приземлился в лужу. По стадиону пронеслись слова сочувствия с приятным фламандским акцентом. Проведя на поле еще минут десять, голландцы засеменили в раздевалку.

Пресс-конференцию Берта ван Марвейка, по большому счету, можно было не проводить. Тренер голландцев разговаривал исключительно на родном языке, а представитель команды, пообещавший перевести все самое основное, ограничился парой стандартных фраз по поводу важности предстоящей встречи.

«Сборная России – очень хорошая команда, способная демонстрировать футбол высочайшего уровня, подтверждением чему стал минувший чемпионат Европы», – охарактеризовал соперника своей команды ван Марвейк. Впрочем, в этом все убедились еще в июне.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы