Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Сергей Чебан: «В премьер-лиге договорным матчам существовать затруднительно»

Исполнительный директор РФПЛ Сергей Чебан – человек, который не так заметен, как гендиректор Сергей Прядкин, но знает при этом ничуть не меньше. Корреспондент Sports.ru приехал в Дом футбола, оказался в компании Чебана и пресс-атташе Игоря Будникова и поговорил о финансовых делах, договорных матчах, расизме, ВОБ, трансляциях чемпионата за рубежом и о том, получила ли РФПЛ деньги от компании EA Sports за игру FIFA 2010.

Сергей Чебан: «В премьер-лиге договорным матчам существовать затруднительно»
Сергей Чебан: «В премьер-лиге договорным матчам существовать затруднительно»

– Сергей Владимирович, как обстоят финансовые дела РФПЛ?

– Рады отметить, что в настоящее время все наши партнеры четко выполняют свои обязательства и все клубы, соответственно, получают обещанные и утвержденные деньги; столько, сколько мы и планировали.

– Понятно, что ситуация «Томи» на данный момент самая сложная – при этом с ней, в общем-то, все понятно. Но Сергей Прядкин недавно говорил, что есть несколько клубов, которые считаются благополучными, при этом тоже испытывая немалые проблемы. Что это за клубы и не повторится ли история «Томи»?

– Каждый клуб – отдельное юридическое лицо, у каждого есть какие-то проблемы, но мы вам о них сказать не сможем, даже если бы знали. Это их трудности и это их коммерческая тайна.

– А в целом, какие главные проблемы сейчас есть у премьер-лиги?

– Самая главная проблема организационного плана. Мы хотим, чтобы наш чемпионат был хорошо организован, чтобы качество показа матчей было высоким и чтобы болельщики, которые приходят на стадион, получали максимум комфорта, который может предоставить каждая арена.

«Расизм – не наш стиль и не наша тема»

– А о проблеме расизма на трибунах вы что думаете?

– Испокон веков в России к иностранцам относились с большим уважением. Достаточно посмотреть фильмы десяти-пятнадцати-двадцатилетней давности. Иностранец всегда был человеком, которого могли завести в любой дом, накормить, напоить – так что никогда расизм не был нам присущ. Отъехать чуть-чуть дальше кольцевой дороги – где бы вы ни появились, увидите добродушие. Это не наш стиль и не наша тема. В ближайшее время, думаю, мы найдем какие-то варианты – с одной стороны, организационные, с другой, с точки зрения закона постараемся сделать так, чтобы эта проблема ушла с наших стадионов.

– Ну а если конкретно – какие вы видите эффективные способы борьбы с расизмом?

– Во-первых, УЕФА сейчас предлагает очень эффективную методику, когда судья из-за проявлений расизма может даже остановить матч. С другой стороны, мы работаем с ВОБ и со всеми болельщиками. В «Спартаке» сейчас, например, определяющими являются ребята из Бразилии, много игроков из Аргентины. То, что происходит, происходит не от большого ума. Это просто выплеск агрессии, причем никому не нужный.

– В прошлом сезоне вы говорили, что авторов баннера о Яшине нужно не пускать на трибуны. С этими то же самое нужно делать?

– Безусловно. На последнем исполкоме Виталий Леонтьевич утвердил временные правила поведения болельщиков, и там лейтмотивом именно это: приходишь на стадион – выполняй требования. Во-первых, они дают всем остальным чувствовать себя комфортно не только на секторах, но и на фанатских трибунах. Но в то же время позволяют реализовать себя и увидеть красочное шоу.

– В общем-то, с эффективным способом не пускать людей на трибуны все понятно: пример Англии перед глазами. За чем же у нас дело стало?

– Все-таки сопоставлять английский или американский опыт с нашим напрямую нельзя. Его надо адаптировать. В нашей стране другой менталитет; некоторые вещи, которые привнесены оттуда, либо не приживаются, либо не работают. С другой стороны, мы у генерала Козлова перед перерывом обсуждали: мол, давайте введем английский опыт. Но давайте тогда английский опыт во всем – и на совещание 50 процентов людей просто не могли бы попасть, потому что они бы выплачивали штрафы за неправильную парковку. В Англии все очень систематизировано. Все должно идти в едином законодательном комплексе. Мы идем к этому. Это ведь должно быть не только в футболе – должна быть единая система, которая поможет и на улицах чувствовать себя спокойно, и на стадионах. Человек, который идет по улице и потом попадает на стадион – он ведь не меняется. Он представляет из себя того, кого представляет.

– Как вам кажется, системы контроля доступа, продажа билетов по паспортам – эти методы эффективны?

– Безусловно эффективны. Мы придем к этому. Но на данный момент переход нереален. Да, на ряде стадионов уже делаются первые шаги. Но мы не хотим, чтобы переход вызвал отторжение, ведь есть стадионы, на которых вообще невозможно это реализовать. Мы пойдем к этому поступательно. Когда-то установить пластиковые сиденья на стадионах было проблемой, но прошло какое-то время, и они появились. Потом была проблема с установкой видеокамер – сейчас и с ней справились. Теперь идем к тому, чтобы качество записи на этих видеокамерах было достаточным и, самое главное, чтобы закон позволял на основании картинки пресечь действия хулиганов. Ведь даже когда мы выявили хулигана, нам нужно опереться на что-то в законе, чтобы не позволить ему прийти на стадион. Когда это будет законодательно подтверждено – тогда все это и будет работать.

– Какие примерно сроки нужны для реализации этого проекта?

– Этого я не могу сказать. Но каждый год есть поступательное движение, есть движение вперед. Результаты наших сборных, наших клубов подталкивают нас к тому, чтобы мы переходили на более и более высокий уровень организации.

– От чего это хотя бы зависит? Кто должен принимать решение об изменении законодательной базы?

– Для того, чтобы ситуацию можно было закрепить законодательно, надо, чтобы она созрела. Нужно, чтобы были какие-то экономические условия, затем условия организационные. Вот сейчас на стадионах, например, мы добиваемся того, чтобы трибуны, подтрибунные помещения соответствовали требованиям УЕФА, и это создает некоторый напряг для команд. Например, «Амкар» вышел в еврокубки, и ему надо привести свой стадион в соответствие со всеми нормами. Понятно, что следующим этапом для них будут системы контроля доступа, чтобы затем они смогли реализовать билетную программу. И постепенно, через несколько лет мы на этот вопрос будем смотреть уже по-другому.

Будников: Сергей Геннадьевич говорил, что, может быть, премьер-лига или РФС направят в законодательные органы письмо с просьбой ввести административную ответственность конкретно для футбольных болельщиков. Потому что сейчас ее как таковой нет.

– Виталий Леонтьевич на Исполкоме сказал, что уже разрабатывается закон. И я думаю, что и тот раздел, о котором мы сейчас говорим, туда войдет.

«В ВОБ расизма нет»

– Как насчет ВОБ – эта организация может что-то сделать с расизмом на трибунах?

– А как же. Посмотрите, что происходит. Вот Александр Шпрыгин поднял на Исполкоме вопрос о событиях в Липецке, об избиении болельщиков. Очень здорово, что представитель объединения болельщиков может на самом высоком уровне, в высшем органе управления российского футбола, высказывать мнения, пожелания. Обратите внимание, как на некоторых матчах сейчас организовано боление. Например, «Динамо», «Ростов» – там уже используются стюарды. Это реальность. С одной стороны, мы понимаем, что это движение вперед. Но не на всех стадионах мы можем сразу это реализовать. Страна огромная, разных стадионов очень много. У «Спартака», например, средняя посещаемость – около 20-25 тысяч болельщиков. А у «Сатурна» пять, пять с половиной.

– Понятно, что ВОБ эффективен в отстаивании прав болельщиков. Но как насчет прав футболистов? Был, например, случай с Маазу, когда болельщики «Динамо» позволяли себе расистские выкрики. Да и вообще, вас не смущает, что некоторые члены ВОБ и сами – известные расисты?

– Я был бы осторожен в оценках по поводу расизма и всего остального. В ВОБ ведь тоже входят живые люди. Когда попадаешь в толпу, волна, эмоция – особенно в фанатском секторе – она захватывает. Может, ты и не хочешь вставать, но волна тебя поднимает. Есть специальное понятие – психология толпы. Ей очень сложно управлять. Конечно, через некоторое время, когда охладел, человек понимает, что, может быть, что-то не то сделал. Но когда матч напряженный...

Будников: Я прекрасно понимаю, кого вы имеете в виду, но фактов ведь нет. Есть доказательства? Да никаких. Я что хочу сказать – я общался с этими людьми, и нет у них этой психологии. Общался причем неформально, и – я провокатор-то известный – если бы им было что сказать по этому поводу, они бы сказали, не задумываясь. Но нет этого.

– Вообще это несколько притянуто, мне кажется. Просто это дурь некая, которая не присуща нашей культуре, менталитету. Люди смотрят фильмы, и им хочется приобщиться.

Будников: Но расизма нет. Может, есть что-то другое, но расизма нет.

– А что есть?

Будников: Ну...

– Высокое понимание (улыбается).

– Кстати, как так вышло, что за тот баннер о Яшине «Зенит» на матч лишили болельщиков, а за расизм болельщиков «Динамо» в Кубке отделалось 100 тысячами? Как вам кажется, это справедливо?

– Это не к нам, это к КДК. Но вообще эти два события мы даже рядом не ставим. Лев Иванович Яшин на протяжении десятков лет – лицо сначала советского, а потом и российского футбола. И то, что они там написали – нет в русском языке слов, чтобы это оценить. Это уже за гранью понимания. Как о Юрие Гагарине какую-то гадость сказать. Можно по-разному выражать себя. Можно писать сонаты, как Бетховен, а можно раздеться на площади. И о том, и о другом напишут газеты, но это не значит, что эти факты можно поставить рядом. А вообще, когда ты сидишь по центру, а потом говорят, что произошло некое вопиющее событие – обычно ты этого даже не слышал, вот хоть стреляйте, не слышал и не видел этого момента. Потом оказывается, что это происходит в течение двух-трех секунд, а дальше только тиражируется. Безусловно, на такие факты надо обращать внимание. Безусловно, должна быть разработана какая-то методика выявления этих людей. Но иногда люди озабочены тем, чтобы просто где-то высветиться. Это как любимому учителю положить на стул кнопку. Уважаемый учитель, любимый. Зачем? А была бы соответствующая мера ответственности, были бы средства, которые реализовывали бы наказание и примеры его реализации – человек бы сильно задумался, делать это или нет. Введение камер и ограничений должно сработать. Мы определяем личность человека, а после этого дело за законом. Мера ответственности должна быть настолько высока, чтобы следующего человека, узнавшего, что это реально может состояться с ним – чтобы это знание его останавливало. Понимание неотвратимости наказания.

«В премьер-лиге договорным матчам существовать затруднительно»

– Насколько серьезна в данный момент проблема договорных матчей в премьер-лиге?

– Вообще в футболе эта проблема есть. Но в российской премьер-лиге теперь ей существовать затруднительно. Почему – у нас есть клубы с различными формами собственности, в том числе и госкорпорации. У каждого клуба есть болельщики. И болельщики, и акционеры не простят, если что-то подобное будет происходить. И самое главный негатив в этом для клуба – утрата репутации. А для людей, которые занимаются бизнесом, которые дорожат своим именем, это очень серьезно. Они воспринимают это как личное оскорбление.

Будников: Знаете, я считаю, проблема уже не существует на том уровне, что был раньше. Когда вся команда, включая тренера, знала: сегодня сдаем. Проблема если и стоит, то в том плане, что всегда найдутся два-три нечистоплотных человека. А так, чтобы это шло от руководства – такого уже нет.

– Конкретно к матчу «Терек» – «Крылья» у вас какое отношение?

– Мы недавно с Игорем были на радио, и я сказал тогда: «Уважаемые коллеги, с этой точки зрения ТК «Спорт» может показать матч Россия – Япония по волейболу, в котором каждый наш игрок потенциально на две головы выше. Либо наших ребят, которые – ну, несчастье произошло – проиграли Израилю в большой теннис».

Будников: По поводу показа этого матча на «Спорте». Еще недавно я не понимал, зачем это делает канал, который пропагандирует российский футбол. Но сейчас за этот показ можно быть только благодарным. Я читал интернет, мы были на радио, и люди, которые посмотрели этот матч, в большинстве своем спрашивают – а что там было? Человек нам позвонил и сказал: «Я посмотрел матч полностью. А что там договорного?» В прошлом году был инцидент и я думаю, что не один. Два-три игрока, скажем так, не хотели играть. Знаете, что с ними сделали коллеги по команде в перерыве? Очень серьезно поговорили. И не словами. Вот вам к вопросу о договорных матчах.

«Сразу, наверное, и не скажешь, это «Уэмбли» или у нас играют»

– Мы вот с вами столько уже говорили об околофутбольных делах. А сейчас давайте поговорим о футболе. О том, насколько интересен стал сейчас российский футбол. Во-первых, можете ли вы назвать человека, который бы угадал результаты хотя бы одного тура? Настолько выровнялись команды, что это практически невозможно. Потом – насколько красивые голы забиваются. Возьмите голы, которые забивала «Барселона» в полуфинале и финале Лиги чемпионов. И мы подобные, а может быть и лучше, найдем и в нашем чемпионате. Те команды, на которые вначале чемпионата мало кто рассчитывал, сейчас побеждают фаворитов.

Будников: А «Рубин». В прошлом году кто только ни говорил – мол, тысячелетие Казани, подарили чемпионство. Ну вот, сейчас 1001-летие, что ли?

– А какие у нас вратари. Им бьют пенальти – они вынимают. Конечно, бывают ошибки, но вообще футбол развивается. Смотрите, сколько молодых игроков появилось. У нас в чемпионате сейчас играют порядка 57 воспитанников клубов. Представляете, как это здорово? Разделим на наши клубы – по 3-4 человека в каждом. Идет волна развития футбола. А сколько карточек сейчас получают – более 5-6 за матч. Это о чем говорит – о бескомпромиссности. Люди бьются за результат. Посмотрите, как улучшилось качество футбольных газонов. Посмотреть картинку с «Уэмбли» и у нас. Сразу, наверное, и не скажешь, какое это футбольное поле. Современный футбол меняется, растет. Да, есть ошибки роста. Есть у нас особенности – где еще такое количество поясов, где такие сумасшедшие перелеты. Потому и чемпионат мы вынуждены проводить именно по схеме весна-осень. Потому что сейчас экономические условия и возможности такие, какие есть.

– Кстати о развитии – вы следите за показом премьер-лиги за рубежом? Есть уже какие-то цифры, выкладки? Насколько это там интересно?

– НТВ+ через своих партнеров продала права на показ более чем в 20 стран. Это и страны Африки, и Канада, и Франция, и Италия, и Германия. Ну, надо сказать, конечно, что пока во многих из них российский футбол идет в тестовом режиме. Показывают либо один матч, либо два, кое-где только нарезка, кое-где только аналитика, но то, что мы востребованы, то, что наш чемпионат хотят видеть, говорит о многом. И деньги нам платят за эти показы пока небольшие, но это те первые шаги, которые нам необходимо сделать. Ведь люди, которые организуют показы, как действуют – сначала они изучают аудиторию, потом делают несколько тестовых проектов и только потом, когда анализируют данные, запускают полные проекты.

– Скажите честно, РФПЛ получила что-нибудь от Electronic Arts за права на премьер-лигу в FIFA 10 или это чисто имиджевый проект?

– Нет, как же, конечно, мы получили деньги. Мы вступили в партнерские отношения. Мы оценили свой брэнд, они за него платят, а мы, в свою очередь, получаем продукт. Это коммерческий проект. Единственное, конечно, мы пошли на то, что на начальном этапе мы получаем небольшие деньги. Но вы представьте, какая аудитория заинтересована в этом продукте. Это одна из ветвей развития.

Будников: Это соглашение – удачнейшее. Не с точки зрения коммерческой составляющей, а с точки зрения имиджа. Обычно за поднятие своего имиджа ты должен сам платить. А тут еще и нам платят.

«Подождите, а кто вы?»

– Сергей Геннадьевич говорил, что у РФПЛ есть претензии к профсоюзу футболистов. В чем они заключаются?

– Мы готовы сотрудничать с организацией, которая представляет всех футболистов в российском масштабе. Мы говорим что – уважаемые коллеги, давайте мы сядем за стол переговоров, давайте вы приведете в соответствие с российским законодательством все свои нормативные документы, проведете учредительную конференцию – и мы готовы заключить коллективный договор. Мы заинтересованы, чтобы профсоюз разрабатывал некие правила социальной защиты игроков, и мы готовы это поддержать. Но понятно, что если к вам придет человек не уполномоченный и начнет некие переговоры, вы скажете: «Подождите, а кто вы?» Да, безусловно, те люди, которые занимаются этой сферой деятельности, достаточно известны и авторитетны. Но мы как легитимная организация хотели бы сотрудничать с такой же легитимной, признанной и правильно оформленной организацией. Мы готовы сесть за круглый стол и говорить о насущных проблемах, мы открыты для этого.

Будников: Парадокс заключается в том, что профсоюз есть, а профессии «профессиональный футболист», насколько я понимаю, нет. Есть профессиональный спортсмен. А профессиональный союз футболистов есть. И первой задачей этой организации, как мне представляется, является задача добиться того, чтобы в законодательстве появилась эта профессия.

– Ну тогда же надо и всех остальных оформлять – волейболистов, баскетболистов...

Будников: А где, в каком виде спорта у нас есть еще профсоюз, который так громко о себе заявляет?

– КХЛ.

Будников: А, ну КХЛ – там, если профсоюз будет создан, они первым делом появятся в законодательстве.

«Хотя мы достаточно прагматичные люди, мы оптимисты»

– Какими вы видите долгосрочные перспективы премьер-лиги? Скажем, лет через 10?

– Ну у вас и масштабы...

Будников: Я вот лет через 10 вижу себя в Майами, где-нибудь на Палм Бич.

– Мне понравилась фраза – у нас недавно были коллеги ваши – и Сергей Геннадьевич сказал: «Хотя мы достаточно прагматичные люди, но мы оптимисты. И мы верим в то, что экономический кризис закончится, и та тенденция, которая наметилась год назад, она продолжится». Ряд клубов достроят свои стадионы, мы выиграем – постараемся по крайней мере – заявку на чемпионата мира 2018-2022 года. У нас появятся совершенно другие возможности по организации премьер-лиги, по реализации коммерческих прав. Потому что создавая совершенно другую материально-техническую базу, мы переходим на совершенно другой уровень. Это, например, возможность для наших партнеров рекламировать свою продукцию в других условиях. А мы сможем эти деньги вложить в детские школы. Что такое сейчас клуб премьер-лиги в регионе? Это очаг культуры. Значит, рядом какая-то спортивная школа. Значит, во всех близлежащих районах у пацанов есть реальный шанс в эту школу попасть. Значит, в регионе появляется ясная перспектива для многих и многих молодых людей, чтобы реализовать себя. Поэтому мы очень переживаем, когда какой-то клуб выбывает, даже по спортивному принципу. Поэтому сейчас мы так беспокоимся за «Томь» – ведь туда стекаются алмазы, бриллиантики со всего восточного региона – сколько оттуда уже вышло великолепных футболистов.

– Есть шанс у российской премьер-лиги стать в один ряд с итальянским, немецким, английским чемпионатами?

– Если вспомнить, что мы шестые – то мы уже с ними в каком-то одном ряду. Если у нас проходит здесь финал Лиги чемпионов, финал Кубка УЕФА – это признание наших возможностей, нашего потенциала. Те люди, которые управляют ФИФА и УЕФА, очень уважают наших руководителей, прекрасно понимают, в каких условиях мы работаем. Обратите внимание – все страны СНГ и Балтии развернуты к нам лицом. Сколько игроков у нас играет из ближайшего и дальнего зарубежья – это говорит о популярности чемпионата, о том, что мы растем.

– Понятно, что клубам нужно заниматься собственной коммерческой деятельностью. Но как вам кажется, насколько это реально сегодня в России?

– Это очень реально и жизненно необходимо. Возможности клуба в настоящее время – оно достаточно сложное, но возможности эти неограничены. У клубов есть возможность продавать свою атрибутику, использовать чаши стадионов. У кого больше, у кого меньше – это другой вопрос. Но у клубов есть реальный шанс. Нынешний кризис заставил их по-другому посмотреть на развитие коммерческой деятельности.

– А как вам нынешний уровень менеджеров клубов?

– Отрадно отметить, что он очень высок. Сама жизнь заставила – акционеры вкладывают серьезные деньги и требуют от менеджеров отдачи и понимания существующих проблем. Все очень хорошо разбираются и в экономических вопросах, и в футбольных, и в организационных. Я общаюсь с менеджерами других видов спорта – и наши не уступают абсолютно точно.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы