Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «10 лет без побед – это странно». К юбилею последнего титула «Спартака»

    Безвыигрышной серии «Спартака» сегодня исполняется десять лет – по такому случаю Егор Титов, Андрей Червиченко и другие экс-резиденты Тарасовки рассказали Владиславу Воронину об ушедшей эпохе.

    «10 лет без побед – это странно». К юбилею последнего титула «Спартака»
    «10 лет без побед – это странно». К юбилею последнего титула «Спартака»

    «Спартак» занимал в чемпионате России тринадцатое место, где безрадостно соседствовал с «Ротором» и «Аланией». Но всех вокруг волновало даже не удручающее состояние команды, а конфликт между Олегом Романцевым и Андреем Червиченко. За день до финала ситуация накалилась: главный тренер «Спартака» сделал неосторожное заявление, после которого его окончательно решили уволить. «К сожалению, надежды, что с приходом нового руководителя в клуб можно будет создать команду европейского уровня, не оправдались. «Спартак» потерял почти все свои позиции, как в футбольном плане, так и в организационном. Выход я вижу только один: надо вернуться к недавним добрым временам, когда в клубе каждый занимался своим делом».

    Егор Титов

    Все были в курсе недопонимания между Олегом Иванычем и руководством. В той команде все знали, кто такой Романцев, что он значит для «Спартака», никто об этом не забывал. Все хотели, чтобы Романцев остался, но раз так решило руководство, все хотели сделать какой-то подарок Романцеву. Мне ничего особенного ребятам говорить не приходилось. В ту эпоху были футболисты, которых вообще не надо было настраивать: Парфенов, Ковтун, Калиниченко. Деменко был профессионалом до мозга и костей, Павлюченко Рома, голодный до побед, у нас тогда только появился, ему было что доказывать. Жалко только, что для многих молодых ребят тот трофей так и остался единственным.

    Но тогда была настоящая радость, после финального свистка все сразу побежали к Романцеву, чтобы начать его качать на руках. Помню, у Олега Ивановича тогда очень сильно болела спина, он был весь зажатый, боялся, что у него опять что-то заклинит. Но на эмоциях мы даже не помнили об этой больной спине, подбрасывали его в воздух. Это было искренне.

    Мне еще запомнилось, что Димка Парфенов вышел фотографироваться со всей командой со сломанной ногой, на костылях. Победа посвящалась в том числе и ему, потому что он получил серьезнейшую травму, из-за которой вообще мог завершить карьеру. Но он вышел сфотографироваться, ему это стоило усилий. Все это запомнили. Еще Деменко вышел на матч, толком не залечив травму, Зуев выручал – все себя здорово проявили. Знаете, тот состав «Ростова» был, наверное, одним из самых сильных за всю историю клуба. Если сейчас болельщики посмотрят, кто был в том «Ростове», то удивятся и скажут, что такая команда сегодня смогла бы претендовать на место в Лиге Европы.

    После финала мы поехали в Golden Palace, банкет организовал Андрей Червиченко, за что ему спасибо. Команда неплохо посидела, мы все пообщались. У меня с Червиченко не было каких-то конфликтов. Понимаете, есть руководство, которое тебе платит деньги, которое выстраивает структуру клуба, принимает какие-то стратегические решение. Везде все работает именно так, спорить с руководством не приходится. Ты выполняешь то, что у тебя написано в контракте. А обижаться на Червиченко или нет – это уже личное дело.

    Андрей Червиченко

    Этот день запомнился не только радостью и победой, но и тем, что именно тогда мы де-факто расстались с Романцевым. Накануне вышло его заявление, и в день игры все было уже предельно ясно. Про уход мы говорили, конечно, не в раздевалке – побойтесь бога, зачем омрачать такой день. Но все равно бывает так, что решение витает в воздухе: не объявлено, но всем все понятно. Мы ведь с Романцевым даже в раздевалку заходили в разное время, вместе там не находились. Лично не общались.

    Тот матч запомнился еще и тем, что на трибунах появились баннеры против меня. Бесило ли это? Баннеры, которые писали всякие придурки, были не самой большой проблемой в моей жизни. Я человек с юмором, с улыбкой отношусь к подобным вещам. Если бы все люди были умными академиками, то некому было бы с метлой во дворе ходить и у станка стоять. Люди выплескивали свои эмоции – надо к этому относиться более философски.

    Не знаю, какими легендами сейчас обкладывает свое выступление Титов, раз говорит, что команда играла именно за Романцева. Я об этом ничего тогда не слышал, не ощущал этого. Ну что ж, через десять лет буду знать, за что он играл. Это довольно типичная ситуация: с возрастом люди зачастую начинают как-то по-особому оценивать свою жизнь, уже подтверждено научно, что от 30 до 40 подобных воспоминаний – выдумка. Люди выдают желаемое за действительное, выставляя себя в лучшем свете.

    Мне, на самом деле, очень запомнился отличный гол Титова. А игра вообще была тяжелой, «Ростов» ведь очень кубковая команда. Для меня эта игра была еще нервной в том плане что, помимо романцевского демарша, ходили упорные слухи, что я своим земляками этот кубок продал и чуть ли не деньги взял – мол, сумка с большой суммой стояла в моем кабинете. Для меня победа была принципиальной, я благодарен ребятам за нее. К сожалению, так получилось, что этот трофей так и остается для «Спартака» последним. Если, конечно, не считать великолепную победу в Copa del Sol.

    Камень с души после матча у меня не падал – он падает у тех, кто виноват, а я-то виноват ни в чем не был, никому ничего не продавал. Только богу спасибо сказал за то, что не пришлось проходить очередное поливание грязью. У нас ведь всегда говорят о каких-то покупках и продажах – только никого за руку поймать не могут. Болельщики – очень странные люди, они к футболу и руководству относятся как коммунистические воспитанники: им все все должны. У меня это всегда вызывало непонимание: почему я вообще кому-то что-то должен? Люди не могут за билет заплатить лишние 50-100 рублей и устраивают истерики, а я должен миллионы как-то тратить, да еще и спрашивать болельщиков об этом.

    Но это ладно. Я же говорю – к протестам отнесся с юмором, эмоции от победы были отличные. Команда поехала в ресторан, а я, по-моему, так и не смог доехать на банкет. Но алкоголь наверняка был – не думаю, что у нас футболисты были ярыми соратниками Горбачева в борьбе за всеобщую трезвость.

    Алексей Зуев

    Мне до сих пор не верится, что я принимал участие в этом матче. Мне вообще время, проведенное в «Спартаке», кажется какой-то радостной сказкой. Не верится, что это было в моей жизни. 

    Перед финалом я очень сильно нервничал, потому что понимал, сколько людей хотели праздника. На меня это перед матчем сильно накатило, было настоящее волнение, но все обошлось. Ребята в этот момент меня просто старались не трогать, оставили с мыслями наедине. Только тренер вратарей Алексей Павлович Прудников подошел, дал наставление: «Выходи, Лех, и играй. И ни о чем не думай». И все. Было несколько ошибок на выходах – это я понял, уже когда пересматривал матч через несколько лет. В остальном все прошло успешно, но я не могу назвать себя главным героем того матча, вы что. Это же не индивидуальный вид спорта, я так не могу говорить. Тот же Деменко – большой молодец, вышел с серьезнейшей травмой, чуть ли не на одной ноге вышел. Но все равно через боль сыграл так, как подобает здоровому футболисту.

    Точно помню, что после финала поехал в «Макдональдс» с папой и мамой – не рядом со стадионом, а у себя «на районе». Там, естественно, узнавали и поздравляли: это было сразу после игры, я был в экипировке с эмблемой.

    Вспоминать тот матч мне, конечно, интересно, потому что в моей жизни было не так много важных матчей. Но все равно грустно говорить о том, после этого у нас ничего не получилось выиграть. Хотелось бы, чтобы мы обсуждали, что мы, например, стали 15-кратными чемпионами России, а не юбилей победы десятилетней давности. Неприятно это.

    Дмитрий Смирнов

    Даже не верится, что прошло уже десять лет – все так быстро пролетело. Это мое самое весомое достижение в футболе, с тех пор ничего такого не выигрывал, к сожалению. Поэтому вспоминаю тот финал с хорошими эмоциями. Я даже скачал себе матч, короткие интервью, запись наших празднований в раздевалке. Тогда не было такого, чтобы все друг друга записывали, айфонов-то не было, время другое было. Поэтому у меня только телеэфиры.

    Я очень переживал за Романцева, я же ради него и шел в «Спартак», хотел играть под его руководством. Все были за нашего главного тренера. Все за него играли. Все прекрасно понимали, что это был очень важный матч для Олега Иваныча. Можно сказать, мы все вдвойне старались. И реально было ощущение, что эта победа могла переломить неприятную ситуацию. Думаю, если бы Олег Иваныч остался, так бы все и получилось. В первой части сезона мы столкнулись с большими проблемами – были травмы, Егор Титов, который для того «Спартака» очень много значил, только набирал форму. Все ребята верили в успех, были большие предпосылки, что все вот-вот пойдет в гору, но вот как все получилось.... Поменяли тренера, потом все началось заново, началась чехарда.

    В 2003 году успех казался ожидаемым. Тогда от «Спартака» ждали побед. В принципе, от него всегда ждут успеха, но уже десять лет без трофеев – все болельщики уже просто в огромном нетерпении, когда же придут победы. А на тот момент болельщики воспринимали победы как должное, не думаю, что Кубок России был для них чем-то экстраординарным. Сейчас, конечно, победа в Кубке будет восприниматься иначе, потому что «Спартак» 10 лет без побед – это странно. 10 лет – это многовато.

    Александр Шикунов, бывший спортивный директор

    Для меня это был неординарный финал, ведь против «Спартака» играл «Ростов», моя бывшая команда. Это накладывало особенные ощущения. Все равно в душе было обидно за «Ростов». Там ведь работали и Балахнин, и Степушкин – люди, с которыми я еще играл. Жалко было на них смотреть. Но после игры мы все поехали в какой-то ресторан, выпили там по бокалу – и все. Не могу сказать, что было что-то ошеломляющее. По-другому все тогда было в «Спартаке», победы были обыденным делом.

    Помню, как после победы в чемпионате-2001 все просто очень спокойно зашли в раздевалку, выпили по бокалу шампанского и разъехались по домам. Как будто победа – это норма, понимаете. Победы по-другому ощущались, не как в других командах. Вот сейчас если «Спартак» выиграет – будут другие ощущения. А в тот момент это было что-то накатанное, воспринималось как должное, я сам удивлялся. Романцев в 2001 году даже на поле не вышел – сразу со скамейки встал и пошел в раздевалку.

    Спартак – Ростов – 1:0 (1:0)

    Гол: 1:0 – Титов (28).

    СПАРТАК: Зуев, Ковтун, Ващук, Мойзес, Луизао, Баранов (Калиниченко, 83), Деменко, Смирнов, Титов, Павленко, Павлюченко (Данишевский, 87).

    РОСТОВ: Близнюк, Даценко, Бут, Крушчич, Микитин, Кампамба, Максимов, Осинов, Акопянц (Хендрикс, 60), Каньенда, Адамов (Маслов, 46).

    15 июня 2003 года. Москва. Стадион «Локомотив». 22 000 зрителей.

    Фото: РИА Новости/Владимир Федоренко; Коммерсантъ/Дмитрий Азаров, Алексей Куденко

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы