Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Медиа-Мост

    Александр Мостовой написал автобиографию – «По прозвищу «Царь», в которой Валерий Карпин – это еще Валерка, живущий в Виго и увлеченный строительным бизнесом. На презентации книги, которую Мостовой писал два года и теперь отказывается дарить Георгию Ярцеву, побывал корреспондент Sports.ru.

    Медиа-Мост
    Медиа-Мост

    Александр Мостовой написал книгу о себе, Царе, но на презентации вынужден был много говорить о том, кто в этой книге Карп и Валерка.

    – Судя по вашим последним высказываниям в прессе, у вас с Карпиным не самые лучшие отношения, – делились мнением с Мостовым.

    – У нас отношения нормальные, – отвечал Царь и тут же разъяснял, в чем же нормальность: – На данный момент у нас нет отношений: у него есть работа, у меня нет работы.

    По части вопросов о «Спартаке» неподражаем был Борис Духон. Он обстоятельно спрашивал Мостового о чем-то серьезном, спартаковском, наболевшем, а потом сказал:

    – А вы еще завиваете кудряшки?

    Что интересно – Духон был единственным, кто называл Мостового Александром Владимировичем, то есть – как тренера, по имени-отечеству. И вот вопрос будущему тренеру: завивает ли?

    Да, если кто-то ждет ответа на вопрос – кудряшки Александр Владимирович не завивает.

    Два раза у Мостового звонил телефон, Александр сбрасывал звонки. Объяснял:

    – Если бы президент «Спартака» звонил, тогда я взял бы трубку.

    ***

    Свою книгу Александр Мостовой написал в соавторстве с журналистом Денисом Целых – и недурно будет, если где-нибудь выйдет интервью с заголовком: «Александр Мостовой: «Целых два года писал книгу». В печать труд был подписан 15 декабря 2008 года – и из-за этого про Валерия Карпина написано так: «Сейчас Валерка занимается строительным бизнесом, живет в Виго».

    Все вокруг называли Мостового очень скромным – и часто напоминали ему о его же скромности. Представитель издательства «Городец» Ирина Спасская при этом заметила, что книги, надиктованные спортсменами о себе, редко показывают истинное лицо героя, но вот Мостовому с помощью соавтора удалось показать читателю истинное лицо.

    При беглом прочтении это лицо сложно назвать скромным. «Я был самым возрастным и самым уважаемым. Однако Ярцев отдал повязку Алексею Смертину. Ничего не имею против Смертина, но разве можно было к тому моменту сравнивать его опыт и авторитет с моими?» – это о сборной. «Не чувствуя уважения к себе, я и вел себя соответствующе. Отлынивал от тренировок, придумывал себе травмы», – а это о царских капризах в «Сельте».

    Тут ноль скромности, зато есть честность. Фразы о капитанской повязке, придуманных травмах Мостовой при редактуре не вычеркнул, хотя они выставляют его не в лучшем свете. Теперь думаешь, что в подписи к фотографии с ЧМ-2002: «Бегаю по кругу с надеждой восстановиться от травмы, которой не суждено оправдаться», – скрыто больше, чем просто стилистический огрех.

    – Считаете ли вы свою книгу резкой – и найдутся ли среди ее персонажей те, кто перестанут с вами здороваться? – спросили Мостового.

    – Нет. Там правда, правда и только правда. Если кого-то она задевает – извините.

    В какой-то степени Александр написал книгу об упущенных возможностях. В тексте – без шуток, порой довольно интересном – вы продираетесь через бесчисленное: «не хватило капельки футбольного счастья»; «что убиваться – время упущено»; «черная отметина»; «в раздевалке – гробовое молчание»; «убийственный сценарий»; «дай Шевченко сто раз навесить с той точки – ни разу не забил бы»; «началась черная полоса»; «Ливерпуль» купит Макаллистера и выиграет сразу несколько трофеев, а я буду с грустным видом сидеть у телевизора и думать: «Ребята, а ведь на его месте должен был быть я»; «а я решил не дергаться. Понял: тех денег, которые «Сельта» за меня просит, все равно никто не даст. «Реал» же через некоторое время приобрел Зидана...»; «если бы я по натуре был человеком, легко решающимся на перемены, то...»

    Книга разжигает в читателе вопрос – кем бы Мостовой стал, если бы вовремя ушел из своей «Сельты».

    ***

    Представитель издательства Ирина Спасская пообещала осенью издать сочинение Евгения Ловчева «Футбол по Ловчеву». И тут же посетовала:

    – Нам очень интересно выпустить книгу Романцева, но с ним сложно встретиться. Он не отказывается – он, наоборот, за. Когда с ним разговариваешь в первый раз – в очередной первый раз, – он готов. Но вот во второй раз Олег Иванович улетает в атмосферу – не берет трубку, отключает телефон.

    Спасская сказала, что вопрос теперь в том, чтобы найти человека, который сможет подключить Романцева к работе над книгой. Я хотел было назвать фамилии «Затевахин» и «Львов», но осекся.

    ***

    Мостовой очень хочет работать тренером в премьер-лиге. Думает над получением лицензии.

    – В этом году я должен был поступить, но, увидев, что люди работают и без нее, подумал, что и так, может быть, проскочу. Но получить лицензию намерен.

    – Первый и второй дивизионы вы для себя исключаете?

    – Все прекрасно знают, что Мостовой свободен, но предложений нет.

    – Так давайте напишем. Вдруг клубы из низших лиг стесняются ваш номер набрать. ФК МВД, допустим, может вам звонить?

    – Не может, не может. Мне надо посерьезнее что-нибудь.

    Олег Романцев сейчас советами помогает Валерию Карпину в «Спартаке», а в книге обещает помогать Мостовому. Романцев – Мостовой – это красивая сквозная линия текста.

    А Георгию Ярцеву Мостовой посвятил две главы. Одна названа «Дикие слова Ярцева», другая – «Тренер, улетевший в небеса». Впрочем, Царь специально отметил, что руку Георгию Александровичу при встрече пожмет.

    – А книгу-то подарите ему?

    – Нет. Пусть покупает.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы